«Судят за пыль». Житель Бреста заказал семена и на девять лет попал за решетку

22-летнего Эрнеста Королюка осудили за семена, которые он легально получил по почте, и за пыль на пакетике, которую спустя полгода нашли у его знакомого.

Когда мы слышим, что распространителя наркотиков приговорили к серьезному сроку, нам кажется, что правоохранители нашли очередного наркобарона. Но некоторые истории заставляют всерьез задуматься, тех ли у нас ловят и сажают за решетку.

22-летний Эрнест Королюк получил девять лет лишения свободы за семена редкого растения, которые он легально получил по почте, и за пыль на пакетике, которую спустя полгода нашли у его знакомого. Знакомый, кстати, успел отказаться от своих показаний. Но суд закрыл на это глаза.

 

Заказал пакетик с семенами — признали наркодилером

Эта история тянется с 2014 года. Осенью Эрнест Королюк попросил у знакомого заказать на сайте ebay.com семена перуанской акации (или семена йопо, как их еще называют).

«Он собирался выращивать эти семена, — рассказывает его мать Ядвига Королюк. — Нужно сказать, что Эрнест — своеобразный парень. Он увлекается эзотерикой, йогой, медитацией. У нас до сих пор весь второй этаж заставлен его экзотическими растениями».

Посылка с семенами пришла зимой. Заказ оплатил товарищ, так как у Эрнеста не было карточки.

«Эрик и раньше просил друга оплатить онлайн-заказы, наличку он ему отдавал сразу. Они так и семена заказывали, и чаи редкие, — вспоминает отец Эрнеста Игорь Королюк. — На посылке было написано, что там семена йопо, таможня всё проверяла, никаких вопросов при получении не возникло».

По словам родных, Эрнест проверил посылку, но вскрывать пакетик с семенами не стал — на дворе была зима, решил дождаться теплой погоды, чтобы сразу высадить семена в грунт.

«Он заказал семена в разделе «Сад и огород», минимальный объем — 42 грамма, — пояснил отец. — Пакет был под вакуумом. Если его вскрыть, семена теряют свою жизнедеятельность. Поэтому Эрик решил дождаться весны».

Но весной к нему домой пришли с обыском.

«Это закрутилось по всему городу, — вспоминает сестра обвиняемого Джессика Цидвинцева. — Какой принцип? Берут мальчишку, у которого находят наркотики. Дальше ему говорят: «Сдавай всех друзей». Смотрят, с кем он общается по телефону, в соцсетях. Так формируется список подозреваемых. В нашем случае оперативники взяли студента, который учится в Польше. Нашли у него экстази. Начали запугивать, он и дал контакты знакомых. Так пришли к нашему Эрнесту. Вместе с ним в списке было еще 25 человек».

Эрнест жил отдельно от родителей, вместе с девушкой и ее мамой. В квартире оперативники нашли мицелии грибов, пророщенную пшеницу и те самые семена йопо.

В суде оперативники рассказали, что Королюк при обыске вел себя спокойно. На предложение выдать запрещенные предметы заявил, что у него ничего нет. Пояснил, что пшеницу держал для себя — занимался спортом, наращивал мышечную массу.

Экспертиза, конечно, запрещенных веществ в пшенице не показала, как и в мицелиях грибов — их Эрнест пытался прорастить. Вопросы возникли к семенам перуанской акации, хотя молодой человек сразу сказал оперативникам, что купил их, чтобы высадить в грунт.

В пакете, прибывшем на исследование, имелась пометка о количестве семян: «Количество не установлено, так как пакет не вскрывался».

«Первое время мы были абсолютно спокойны, потому что понимали: ничего запрещенного у него не нашли. Ждали подтверждения из Минска, — говорит Ядвига Королюк. — Результаты экспертизы повергли нас в шок».

Экспертиза показала, что семена йопо содержат вещество буфотенин. Оно не внесено в список запрещенных. Но буфотенин является изомером псилоцина, который, в свою очередь, находится в черном списке психотропов, причем особо опасных.

«Существует Республиканский перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих госконтролю. Если вы внимательно его посмотрите, то не увидите там ни семена перуанской акации, ни семена йопо, ни даже буфотенин, — говорит мать Королюка. — Эти семена по-прежнему свободно продаются в интернете, в разделе «Сад и огород». Как наш сын должен был знать, что за это может попасть за решетку на 10 лет, нам до сих пор никто объяснить не может».

Следствие сразу квалифицировало действия Эрнеста Королюка как незаконное хранение психотропа с целью сбыта. Поскольку психотроп особо опасный, а вес — крупный, обвинение парню выставили по ч. 3 ст. 328 УК — от 8 до 15 лет лишения свободы. 

«Как получился крупный размер? Специалисты просто записали общей вес семян — 42 грамма — и даже упаковку, — рассказывает отец фигуранта. — Они ведь даже не знают, сколько в этих семенах буфотенина. Пусть бы его сначала экстрагировали, но проблема в том, что это просто невозможно, как нам пояснили ученые из Академии наук».

«Они даже не знают, сколько буфотенина в этих семенах, — говорит мать Эрнеста. — Я прихожу в наркоконтроль и говорю им: «Буфотенин содержится в кожуре банана, об этом можно почитать в интернете. Экспертиза это покажет. Вы проведете точно такую же цепочку: вещество растительного происхождения, содержащее в своем составе буфотенин, являющийся изомером псилоцина. И потом что, возьмете меня на ИК, когда я привезу сыну бананы, и посадите на 10 лет на Антошкина (так в народе называют женскую колонию в Гомеле, которая находится на ул. Антошкина. — ред.)?» Мы же не знаем сколько в бананах буфотенина, отвечают мне в наркоконтроле. А в семенах йопо вы знаете?»

 

Второй эпизод обвинения — пыль на пакетике

Итак, в июне 2015 года Эрнесту Королюку предъявили обвинение за семена перуанской акации. Но этого оказалось недостаточно.

«Следователь на два месяца продлил следствие, — вспоминает мать парня. — И 24 августа Эрнесту неожиданно предъявили второй эпизод. Свидетелем был Денис Глушаков, подследственный этого же следователя. То есть в первом случае Глушаков у него был обвиняемым, а во втором случае — свидетелем, по делу Королюка».

Дениса Глушакова задержали дома, он только вернулся из России, где был на заработках.

«У него нашли насвай, какие-то таблетки и пустой пакетик с напылением в кошельке, — рассказывает Игорь Королюк. — Экспертиза показала, что в этом пакетике раньше лежали грибы, содержащие псилоцин. Видимо, у следователя сложился пазл. Он спрашивал у Глушакова: как ты объяснишь, что у вас с Королюком нашли одинаковое вещество?»

Эрнест Королюк и Денис Глушаков были знакомы, учились в одной школе, но отношения практически не поддерживали. На первых допросах Денис рассказывал, что кошелек с пакетиком нашел возле подъезда. На четвертом допросе, когда, по словам родных Королюка, заключил сделку со следствием, он рассказал, что психотропом его угостил Эрнест.

«Он заявил, что понюхал порошок, никакого кайфа не словил, высыпал вещество на землю, — вспоминает слова свидетеля отец Эрнеста Королюка. — Когда его спросили, почему же он не выбросил пакет, почему носил его в кошельке полгода, то он ответил, что думал хранить в нем мелкие детали».

Отметим, что вес пыли на пакетике составил 0,0042 грамма псилоцина — того самого особо опасного психотропа.

На последнем допросе в суде Денис Глушаков признал, что под давлением следователя оговорил Королюка.

«Он думал, что ему за это дадут первую часть (статьи 328 УК, до пяти лет ограничения или лишения свободы. — ред.), — поясняет Ядвига Королюк. — Но в итоге его, как и Эрнеста, осудили по части 3 (статьи 328 УК, до 15 лет лишения свободы .— ред.). Самое страшное, что если бы Глушков заявил, что и таблетки, найденные у него, ему дал Королюк, это тоже невозможно было бы оспорить. Для суда достаточно показаний против, никто не разбирается, и ребят в итоге судят за пыль».

Признание Глушакова в оговоре суд действительно не учел. Эрнеста Королюка признали виновным по двум эпизодам и в январе 2016 года приговорили к 10 годам лишения свободы. На днях областной суд сократил срок наказания до 9 лет, но фигурант уголовного дела себя виновным так и не признал. И вот почему.

 

Ученые: получить психотроп из семян йопо невозможно

Эрнест Королюк настаивал в суде, что заказал семена перуанской акации, чтобы вырастить дерево, а не заниматься незаконным распространением наркотиков. Его родные обратились в Академию наук с вопросом, а возможно ли вообще получить из буфотенина, который содержится в семенах йопо, тот самый опасный псилоцин.

Замдиректора Института биоорганической химии Наталья Хрипач прислала ответ: «Для гипотетического получения псилоцина из буфотенина необходимо изменить позицию сочленения бензольного и пиррольного циклов в молекуле буфотенина, что представляется невозможным или весьма маловероятным».

В Государственном комитете судебных экспертиз, где исследовали семена, изъятые у Королюка, с выводами ученого согласны.

«Специалисты комитета разделяют позицию Института биоорганической химии о невозможности (малой вероятности) получения псилоцина из буфотенина и полностью исключают возможность такого химического превращения в процессе проведения экспертизы наркотиков», — такой ответ получили Naviny.by на свой запрос.

То есть специалисты понимают, что из семян невозможно получить психотроп, но Королюк по-прежнему виновен в незаконном обороте наркотиков и продолжает отбывать срок в колонии.

 

Упаковка с семенами была запечатана, а в приговоре пишут «часть употребил»

В приговоре отмечается, что Эрнест Королюк заказал в интернете вещество растительного происхождения (то есть семена), «часть из которого употребил». Однако в экспертизе четко прописано, что пакет с семенами поступил в запечатанном виде. То есть первым его вскрыла эксперт Елена Завизион, которая и проводила исследование, «горловина запаяна» — отмечено в документах. Как Эрнест мог употребить «часть»?

Дальше — больше. Свидетель Ян Момлик сообщил следствию, что Королюк передал ему часть порошка для вдыхания. И снова вопрос — как тогда пакет с семенами оказался в запечатанной упаковке на момент обыска? «Семена герметично запакованы» — из протокола обыска.

Парадокс, но семена перуанской акации до сих пор не внесены в черный список, даже после того, как был осужден Эрнест Королюк.

В Государственном комитете судебных экспертиз нам ответили, что в интернете достаточно информации, чтобы человек, который изучал химию в школе, знал, что буфотенин — это изомер псилоцина, который является особо опасным психотропом, а значит, подпадает под запрет.

Еще в интернете можно прочитать, что буфотенин содержится в банановой кожуре, моче человека, эфирных маслах жасмина, цитрусовых, каменноугольной смоле и даже в красных мухоморах!

 

Кого наказали в таможне за пропуск посылки с опасными семенами?

Напомним, посылка с семенами легально пришла на почту, ее проверяли сотрудники таможни, и ничего подозрительного они не обнаружили. Naviny.by обратились в Государственный таможенный комитет с вопросом, был ли привлечен к ответственности кто-либо из должностных лиц. Однако наш вопрос был проигнорирован.

Можно ли сегодня получить по почте семена йопо, которые по-прежнему свободно продаются в интернете? В ГТК говорят, что нельзя: «в составе семян содержится психотропное вещество». Остается непонятным, как же тогда Королюк получил свою посылку?

Кстати, мы спросили у таможенников, были ли еще случаи, когда граждане Беларуси пытались получить посылку с семенами перуанской акации. Этот вопрос был также проигнорирован.

Эрнест Королюк заказал семена в конце 2014 года, с обыском к нему пришли в апреле 2015-го. По словам родственников, в январе и феврале оперативники подслушивали его телефонные разговоры.

«Когда мы спросили, почему же они так долго ждали, почему сразу не пришли к нему, если знали, что у него дома особо опасный психотроп, нам ответили, что собирали на него информацию», — рассказала мать Эрнеста.

 

На незаконном обороте психотропов Королюк ничего не заработал

На суде Королюк не скрывал, что употреблял марихуану. То есть знал, где достать. Знал, с кем покурить. Но траву у парня при обыске не обнаружили.

Обвинили его в незаконном обороте психотропа, который неизвестно еще как получить из семян перуанской акации, и пыли на пакетике, который полгода бережно хранился в кошельке другого обвиняемого.

Суд признал, что корыстных побуждений у Королюка не было. Это значит, что на психотропах он заработал ноль рублей ноль копеек. Но по нашему закону угостить — это тоже самое, что продать, то есть ответственность наступает та же. Но молодой человек настаивает, что вообще не причастен к преступлению.

«Мы писали во все возможные инстанции, — говорят родители Эрнеста. — Депутат парламента, когда услышала нашу историю, даже не могла поверить, что такое вообще возможно! Все прекрасно понимают, что здесь нарушение закона, просто наши органы не хотят признавать свои ошибки».

Тем не менее, семья Эрнеста Королюка намерена и дальше добиваться справедливости. На этот раз — в Верховном суде.