Беларусь — Китай: станет ли великим «Великий камень»?

Сальдо торговли в двусторонней торговле остается для Беларуси отрицательным, а перспективы крупных проектов пока туманны

Взаимодействие между Беларусью и Китаем с каждым годом становится все интенсивнее, однако вопрос о переходе количества в качество остается открытым.

Встреча Лукашенко с председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чжан Дэцзяном. Фото president.gov.by

 

Интенсивность контактов впечатляет

Даже на фоне очень насыщенного белорусско-китайского взаимодействия контакты с высокопоставленными деятелями КНР, состоявшиеся в течение нескольких последних дней, имели чрезвычайно высокую плотность.

Напомним, 10 апреля Александр Лукашенко встретился с членом Госсовета, министром общественной безопасности Китая Го Шэнкунем и генеральным прокурором Верховной народной прокуратуры, членом Центрального комитета Коммунистической партии Китая Цао Цзяньмином. Казалось бы, с учетом того, что оба визитера работают практически в одной сфере, эти встречи целесообразно было объединить, однако они прошли по отдельности.

Три дня спустя белорусский лидер принял Ду Цзяхао, секретаря комитета Коммунистической партии Китая провинции Хунань. Наконец, 18 апреля Лукашенко встретился с парламентской делегацией КНР во главе с председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чжан Дэцзяном.

А уже через месяц президент Беларуси должен совершить очередную поездку в Пекин для участия в работе международного форума «Один пояс — один путь». Программой визита предусмотрена встреча с председателем КНР Си Цзиньпином. При том что предыдущий, «прорывной» по определению белорусских государственных СМИ, визит Лукашенко в Китай состоялся менее года назад.

Нынешняя интенсивность двусторонних контактов, скорее всего, оказалась случайной, но она наглядно свидетельствует о степени близости между верхами Минска и Пекина.

Остается лишь выяснить, в какой мере столь тесное общение способствует решению проблем, стоящих перед нашей страной.

 

В политике проблем нет, чего не скажешь об экономике

Недостатка в возвышенной риторике по поводу политических отношений во время упомянутых встреч, как обычно, не было. Каждый раз подчеркивалось «доверительное всестороннее стратегическое партнерство», хотя, откровенно говоря, четкого разъяснения, чем оно отличается от обычного, до сих пор так и не последовало.

В то же время, похоже, у белорусского руководства возникло беспокойство в связи с тем, что большие ожидания не вполне оправдываются. «Мы ожидаем, что высокий уровень наших политических отношений подтянет за собой и экономику, прежде всего Беларуси, до тех темпов и высот, которых достигли вы», — откровенно сказал Лукашенко Чжан Дэцзяну.

Более того, хотя высокий гость по должности к экономике непосредственного отношения не имеет, практически весь разговор с ним свелся к хозяйственной проблематике. При этом белорусский президент выразил обеспокоенность несбалансированностью двусторонней торговли. Действительно, уже много лет Беларусь имеет в товарообороте с КНР отрицательное сальдо, которое, несмотря на все усилия, постоянно растет.

Так, если в 2008 году оно составило почти 800 млн долларов, то в прошлом — в два раза больше. Та же тенденция сохраняется и в 2017-м: в январе было минус 155 млн, так что при экстраполяции этой величины годовой дефицит окажется равным уже 1,86 млрд.

Отдельные провластные политологи пытаются выдать за достижение то обстоятельство, что наш экспорт в Китай составляет 20-30% от китайского импорта, тогда как у многих стран-соседей этот показатель намного ниже. Однако это крайне слабый аргумент, так как во внешней торговле абсолютные показатели гораздо важнее относительных. К тому же не стоит забывать, что львиную долю белорусского экспорта в КНР обеспечивают калийные удобрения.

 

Новые проекты успеха не гарантируют

Имеется, впрочем, два проекта, на которые официальный Минск возлагает особо большие надежды. Это совместный индустриальный парк «Великий камень», который создается в 25 км от Минска, и потенциальное участие Беларуси в широкомасштабной китайской инициативе «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП).

Главная проблема «Великого камня» на сегодня состоит в нехватке инвесторов, готовых прийти сюда, как декларирует белорусское руководство, с высокими технологиями для создания экспортно ориентированных производств с гарантированным рынком сбыта.

Председатель Минского облисполкома Семен Шапиро признал, что желающих не очень много: четыре компании-резидента начинают процедуру регистрации и еще несколько вроде бы готовы к ним присоединиться. Притом в их числе были названы производители бытовых осветительных приборов и хрусталя, что наводит на некоторые сомнения относительно вожделенных высоких технологий…

Вряд ли случайно и сам Лукашенко говорил с Чжан Дэцзяном о необходимости привлекать инвесторов. Соответственно, будущее «Великого камня» пока остается неясным.

Что же касается ЭПШП, то его идея заключается в создании связывающих Китай с Европой сухопутных трасс, одна из которых, северная, должна пройти через Беларусь. Тем самым появляется возможность строительства на белорусской территории очень крупного транспортно-логистического хаба.

Возможно, это в самом деле весьма перспективно. Но, согласно китайским же исследованиям, завершение всех намеченных проектов произойдет не раньше 2049 года. То есть рассчитывать на скорую выгоду достаточно сложно. И вообще за 30 лет конъюнктура может сильно измениться.

 

***

Безусловно, было бы несправедливо утверждать, что сотрудничество с Китаем ничего Беларуси не дает. Но оно не способно решить комплекс проблем отечественной экономики, тем более без ее реформирования.

 




Оставьте комментарий (0)