«Дело семнадцати». Как осведомитель стал главным наркобароном Беларуси?

Новые подробности одного из самых громких в истории Беларуси дел о торговле наркотиками.

26 мая в Верховном суде Беларуси начали рассматривать жалобы обвиняемых по «делу семнадцати». Стало известно, что в КГБ хранится дело оперативного учета на Константина Вилюгу. Выходит, «главный наркобарон» Беларуси продолжительное время был осведомителем спецслужб. И это никого не смущало.

По данным следствия, свой наркобизнес Константин Вилюга построил благодаря помощи влиятельных людей из правоохранительных органов. На скамье подсудимых с ним оказались бывшие сотрудники КГБ Игорь Корицкий и Дмитрий Веретенский, а также бывший оперуполномоченный ГУБОПик МВД Константин Денисевич.

В обвинении отмечено, что Веретенский делал по заказу Вилюги экспертизы психотропных веществ, чтобы наркодилер оперативно получал информацию о том, что уже внесено в черный список, а что пока считается легальным. Статус легальности позволил спайсам быстро захватить рынок, пока в 2015-м не вступил в силу антинаркотический декрет.

На сегодняшнем суде адвокат Дмитрия Веретенского заявил, что Вилюга для его подзащитного представлял «оперативный интерес».

«Он общался с ним по своей профессиональной деятельности, связанной с борьбой с незаконным оборотом наркотиков», — отметил адвокат и обратился с ходатайством запросить в КГБ информацию, которая характеризует отношения Веретенского и Вилюги, то есть дело оперативного учета.

Это значит, что главный фигурант «дела семнадцати» продолжительное время был осведомителем спецслужб. В это же время, если исходить из обвинения, он создал организованную преступную группу, незаконный доход которой правоохранители оценили в 1,6 млн долларов.

Куда ушли деньги, еще один важный вопрос в этом деле.

Обвиняемые, которым по решению суда нужно компенсировать эту сумму, обращают внимание, что у них не было дорогого имущества, при обыске больших сумм тоже обнаружено не было. Исключение разве что сам Константин Вилюга. У него конфисковали квартиру, всю бытовую технику, автомобиль и валюту на банковском счету. Однако всё это имущество было оформлено на мать обвиняемого, причем задолго до того, как на Вилюгу завели уголовное дело.

В показаниях обвиняемых фигурируют фамилии и других правоохранителей — Силин, Макурин, Сербенков. Последний, как отмечено в показаниях свидетелей, свел Вилюгу с Денисевичем.

«Силин и Макурин не из ГУБОПа. Сербенков — сотрудник ГУБОП, — отмечал начальник 3-го управления ГУБОП Михаил Бедункевич в наркотиков. — ред.)».

Из этой цитаты следует, что Вилюга был на виду у правоохранителей за шесть лет до задержания по «делу семнадцати». Алексей Макурин, о котором вспоминали фигуранты дела, — знаковая фигура в милиции. В 2016 году он исполнял обязанности начальника Главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми ГУВД Мингорисполкома.

Адвокат бывшего оперуполномоченного ГУБОП Денисевича сообщил в суде, что его подзащитного связывали с Вилюгой также «рабочие отношения».

«Константин Денисевич выявлял лиц, связанных с незаконным оборотом наркотиков, — заявил защитник. — То, что он неправильно оформил документы о сотрудничестве, является дисциплинарным проступком».

Константин Вилюга, кстати, просил о встрече с сотрудниками КГБ, когда дело рассматривалось в Мингорсуде. Он сообщал, что у него есть особо важная информация для чекистов, не связанная с «делом семнадцати».

«У меня чрезвычайно важная информация для КГБ, поэтому я использую все возможности, — обратился он к журналистам, которые были на процессе. — Два года я лишен всех прав, прописанных в Конституции. И не только я, но и другие обвиняемые. Мы не понимаем, за что здесь сидим». 

Адвокат Вилюги, как и адвокаты бывших силовиков, будут выступать в Верховном суде в закрытом режиме, так как будут ссылаться на «засекреченные» тома.

Отметим, что сами обвиняемые, за исключением Корицкого, настаивали на открытом заседании, когда дело рассматривал Мингорсуд.

«Пусть все знают, что на самом деле происходило по этому делу», — заявлял из клетки экс-сотрудник КГБ Веретенский.

Он, кстати, незадолго до задержания получил повышение — в Управление собственной безопасности КГБ. Это значит, прошел тщательную проверку, которая не увидела в его связях с Вилюгой преступления. Чуть позже «сотрудничество» назовут «крышеванием».

Дмитрий Веретенский, напомним, приговорен к 14 годам колонии, как и его коллега по КГБ Игорь Корицкий. Денисевич из ГУБОП получил 15 лет лишения свободы. Главный фигурант Константин Вилюга — 20 лет. Никто их них не признал вину.

На следующей неделе в Верховном суде выступят их адвокаты. После этого слово предоставят прокурору.

 

 

Фото Сергея Балая