Владимир Ковалкин. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Формула коррупции

Владимир КОВАЛКИН

Владимир КОВАЛКИН

Окончил Академию управления при президенте Республики Беларусь, получил степень бакалавра экономики, а позднее — магистра экономики. Магистр гуманитарных наук по политологии (ЕГУ, программа «Публичная политика»). Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART.

Наше государство неустанно борется с коррупцией, но, судя по всему, пока получается не очень. Об этом свидетельствуют как крайне низкие показатели Беларуси во всех уважаемых международных коррупционных рейтингах, так и постоянно всплывающие в СМИ громкие дела о задержаниях за взятки высокопоставленных чиновников и директоров госпредприятий. В общем, чистят-чистят силовики наше государство от коррупционеров, а вычистить не могут. Интересно, почему?

Существует одна достаточно простая формула оценки коррупционного потенциала любого государства, организации или сферы общества, которую еще в прошлом веке сформулировал Роберт Клитгаард в своей книге «Контроль над коррупцией». Выглядит она следующим образом — «Коррупция» = «Монополия» + «Своеволие» - «Подотчетность».

Формула проста в своей сущности и универсальна в применении, но сложна в понимании терминологии для большинства из нас, поскольку пока еще ни одно поколение белорусов не жило ни при полностью рыночной экономике, ни при демократической форме управления государством — нужны пояснения.

«Монополия» (англ. Monopoly) — единоличное принятие решений должностным лицом. Да-да, здесь речь идет не о монополии в экономическом смысле этого слова, когда коммерческая компания захватывает значительную долю рынка с целью установления монопольно высоких цен и извлечения сверхприбыли, а об отсутствии коллегиальности, консенсуса и вовлеченности в разработку и принятие решений различных заинтересованных сторон. И абсолютно не важно, речь идет о главе государства, руководстве исполкома или даже о чиновнике самого низкого ранга. Важен процесс принятия решения.

Многочисленные исследования показывают, что чем выше монополия должностного лица на принятие решений, чем более единолично принимаются решения, тем выше коррупционные риски. Поэтому один из самых эффективных способов снижения коррупции — это децентрализация власти, вовлечение различных групп интересов и коллегиальность при принятии решений.

«Своеволие» (англ. — Discretion) — принятие решений должностным лицом на основе личных предпочтений, а также мнимых этических норм вроде «общественного блага», а не на основе четких законов, инструкций и правил.

Логика здесь такая: чем больше у чиновника возможностей толковать законы, чем больше размыты нормативно-правовые акты, тем больше риск злоупотребления властью со стороны чиновника. И если в стране «закон — что дышло: куда повернёшь — туда и вышло», если наделенный властью чиновник всегда может истолковать и применить закон так, как ему выгодно, то ожидать успехов в борьбе с коррупцией точно не стоит.

«Подотчетность» (англ. — Accountability) — способность граждан, общества и государственных институтов контролировать и проверять действия должностных лиц. Здесь речь идет не только о подконтрольности главе государства и поднадзорности проверяющим органам, но и о подотчетности как представителям других ветвей власти, например, советам депутатов, так и общественным организациям, обществу в целом и гражданам в частности.

Если же государство зацикливается исключительно на выстраивании иерархии и вертикали власти, на более строгом контроле и надзоре со стороны проверяющих органов, то это, конечно, снижает коррупцию, но незначительно, поскольку не позволяет реализовать потенциал общества и других институтов в борьбе с коррупцией.

В результате получается типичная для Беларуси картина с громкими коррупционными делами и посадками, но отсутствием предупреждения коррупционных действий на начальных этапах.

Так почему же антикоррупционная чистка госаппарата силовиками не дает долгосрочных и устойчивых результатов? А потому, что государственная система в Беларуси выстроена на основе единоличности принятия решений, своеволии и вертикали власти при отсутствии подотчетности обществу и парламенту.

То есть в саму модель госуправления в Беларуси вшиты высокие коррупционные риски, и без серьезных реформ ситуацию исправить не получится.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».