Вернулся ли лесной кот в Беларусь или просто проходил мимо?

В прицел фотокамеры лесной кот попал только один раз.

Фото animalsglobe.ru

Лесной кот, которого удалось сфотографировать в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике, больше в объектив не попадал. Так вернулся ли он в Беларусь?

В объектив камеры лесной кот попал на территории бывшего населенного пункта Рожава (Наровлянский район).

Несмотря на низкое качество ночной съемки, на фото хорошо видны основные определительные признаки вида: крупный размер, длинная задняя стопа и массивный хвост с пятью четкими черными полосами. После 1927 года лесной кот в Беларуси не встречался — до 22 июня этого года.

Старший научный сотрудник Научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси кандидат биологических наук Валерий Домбровский планирует выяснить, гулял ли лесной кот сам по себе, то есть зашел на нашу территорию случайно, или здесь уже есть популяция котов:

«Если я найду еще каких-то лесных котов, можно будет взять генетический анализ, установить чистоту вида, то есть выяснить, не являются ли они гибридами, и определить численность».

Валерий Домбровский не сомневается, что камеры наблюдения зафиксировали именно лесного кота, ему уже «предложили опубликовать в солидном журнале в Украине эту информацию». Лесной кот попался в объектив лишь однажды, больше камера его не фиксировала.

Лесной кот обитал в Западной Беларуси в XIX веке. После 1930-х годов дикого кота в Беларуси никто не видел. По некоторым данным, последний раз его добыли в 1927 году в Борисовском районе, но был ли это настоящий лесной кот — неизвестно. Большой популяции кота у нас вовсе никогда не было, поэтому добытое в 1927 году животное могло оказаться мигрантом, пришедшим, к примеру, из соседних южных регионов.

«Лесной кот совсем не домашний, специалисты по визуальным признакам могут определить, что это именно лесной кот. Он крупнее домашнего кота, размером даже больше лисицы, а хвост у него полосатый. У домашних котов хвосты другие. Важный признак лесного кота — длина стопы, которая больше, чем у обычного кота. Таких котов в окрестных деревнях не будет. Для меня интересно, что лесной кот появился в Чернобыльской зоне, где нет людей. Этот факт показывает значимость этой территории как природоохранной, это не свалка радиоактивных отходов, как многие считают. Появление лесного кота — это еще одно подтверждение ценности, уникальности территории после ухода человека», — сказал Валерий Домбровский.

Ученый не исключает естественного расселения в Беларуси лесного кота: «Лесного кота погладить не удастся. Его невозможно приучить, даже если речь идет о котенке. Это дикое животное, которое должно оставаться в природе».

Ученый также отметил, что в Беларуси то и дело появляются птицы, которых раньше не было, а совсем недавно была выявлена гигантскую вечерница — летучая мышь, которую не видели 80 лет. Это самая большая летучая мышь в Европе, размах крыльев достигает 45 см:

«Мы нашли целую колонию недалеко от границы Беларуси с Украиной в заказнике «Старый Жадин». Изучаем этот вид третий год, теперь проблема — занести вечерницу в Красную книгу, ведь это длительная процедура».

В отличие от наземных животных, птицы нередко сами выбирают Беларусь в качестве места обитания. За последние 50 лет прошлого века в Беларуси начали гнездиться 27 новых видов птиц, включая ранее исчезнувших большого баклана, серого гуся, лебедя-шипуна. Уже в этом веке в Беларуси начали гнездиться черноголовый чекан и северная бормотушка, зарегистрированы многие другие виды птиц, которые давно исчезли в Беларуси или вовсе здесь не водились.

 

А раньше здесь жили львы!

Не факт, что зверь, попавший в фотоловушку, — это действительно лесной кот, считает руководитель лаборатории молекулярной зоологии Научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси Михаил Никифоров. По его мнению, фотографии в качестве доказательства того, что к нам вернулся лесной кот, недостаточно:

«Нас интересует научный факт, а не просто сенсация. Точным доказательством может стать сама особь или ее генетический материал, причем в случае, если это будет ярко выраженный экземпляр».

Например, в прошлом году заявлялось, что в Беларусь вернулся шакал, однако это не подтвердилось: «Нам привезли образец, и мы полагаем, что это был, скорее всего, гибрид волка с собакой. Правда, в настоящее время у биологов есть два экземпляра шакалов, которые, не исключено, окажутся более удачными экземплярами».

К слову, в Беларуси обсуждали возможность реинтродукции европейского кота — хотели восстановить популяцию на территории Полесского государственного радиационно-экологического заповедника. Но Минприроды не поддержало инициативу заповедника.

Как рассказал Михаил Никифоров, отказ был, вероятно, связан в первую очередь с тем, что кот — это хищник, который может навредить домашним хозяйствам, если начнет выходить за территорию заповедника.

Ученый не считает правильным заниматься разведением животных, которые не готовы к условиям белорусского климата:

«Если нет условий для лесного кота, то деньги будут пущены на ветер. В случае если условия для жизни подходящие, и кот начнет расселяться, другое дело. Когда какой-то вид сам появляется, то поддерживается с той территории, где больше его представителей. Это естественный процесс, и это более приемлемо. Пока речь идет об одной или нескольких особях, и говорить, что здесь кот создаст популяцию, не приходится. И может пойти процесс гибридизации с бродячими котами. В любом случае, лесной кот не такой хищник, который будет вредить хозяйству, это не хорек, чтобы лазить по курятникам. Лесной кот ведь живет в Западной Европе, и его не относят к вредителям, а, наоборот, охраняют».

Если у нас появятся новые животные, это будет иметь значение для увеличения биологического разнообразия, говорит профессор Никифоров.

«Искусственно насыщать чужеродными видами дикую природу не стоит, это недальновидное решение. Обязательно будут негативные последствия. Когда занимались проблемой расселения енотовидной собаки, норки, ондатры, экономическая выгода преобладала над предполагаемым ущербом экологии. Теперь популяция выросла и негативно влияет на аборигенные виды, а мех уже используется не так активно. Каждый такой шаг должен быть продуман», — сказал он.

К слову, нет шансов, что в Беларусь сами вернутся какие-то другие кошачьи. Ни ягуары, ни снежный барс точно в нашу сторону не придут: климат для них неподходящий. Теперь в дикой природе Беларуси живет только один представитель кошачьих — рысь. А когда-то во времена мамонтов у нас жили львы:

«Это не те львы, которые живут в Африке, а пещерные. Например, в Якутии в ноябре нашли львенка, детеныша пещерного льва. Такой лев жил и на территории Беларуси».

Название они, как и водившиеся на территории нашей страны пещерные медведи, получили по месту первых находок, а не обитания. В Беларуси пещерные львы жили, несмотря на отсутствие пещер.




Оставьте комментарий (0)