Жизнь Ирины Полянской продолжается в ее учениках

У одной из первых белорусских эстрадных певиц нет почетных званий, но осталось много учеников, состоявшихся на сцене в том числе и благодаря ее педагогическому таланту...

27 июля родственники, друзья и ученики проводили в последний путь одну из первых эстрадных певиц Беларуси и педагога по вокалу Ирину Полянскую. Ирина Александровна город, но при этом она точно знала, где заказать самый вкусный торт. И, кстати, о болезнях и каких-то заботах за праздничным столом не говорила ни слова. Зато как Ирина Александровна отрецензировала транслировавшийся по телевизору концерт! Причем не было нравоучений «вот в наше время»; понятно, что оно другое, но без вокальной и сценической культуры во все времена на сцене делать нечего. А как волновались Татьяна Орловская и Надежда Микулич, вручая Ирине Полянской свои диски; им, опытным артисткам, было важно мнение любимого педагога.

После того вечера я несколько раз звонила Ирине Александровне, ведь мы предварительно договорились об интервью. Но… то она себя неважно чувствовала, то я была увлечена другими темами.

Многолетняя творческая деятельности Ирины Полянской не отмечена государственными почетными званиями и наградами. И даже, по словам музыковеда Ольги Брилон, «ее фамилию не встретишь ни в одном справочно-энциклопедическом издании по искусству Беларуси. А ведь имя этой певицы некогда гремело по всему Союзу, ее концерты неизменно собирали аншлаги везде, где бы она ни выступала. Публика боготворила Полянскую, коллеги почтительно склонялись перед магией ее таланта».

Все, кто знал Полянскую, уверены: секрет ее долгожительства — в добром отношении к людям, умении радоваться тому, что есть, никому не завидовать, не интриговать.

Титулы и звания иногда всего лишь свидетельство вовремя и правильно оформленных бумаг. Гораздо важнее прожить жизнь так, чтобы можно было назвать себя счастливым человеком. Ирине Полянской, по ее собственному признанию, это удалось.

«Знаете, я особенно часто вспоминаю свои выступления в составе фронтовой концертной бригады. Ведь я всю войну провела на фронте. Всю! Со мной было 4 музыканта, мы обслуживали Украинский фронт и Заполярье. Спали в землянках на газетах. Случалось, и под обстрел попадали. Но как нас везде принимали, Боже мой! — делилась воспоминаниями Ирина Полянская накануне своего 90-летия в интервью Ольге Брилон. — Однажды, помню, выступали в лесу в какой-то болотистой местности. Вода по щиколотку, а я — в туфельках. Так двое солдат сняли с себя шинели и бросили мне под ноги. До слез трогало! Я, кстати, всегда, на любых площадках выходила петь в сценических нарядах — обязательно в туфлях на каблуках, обязательно в открытых платьях. Это был мой принцип. Я считала, что артист должен соответствовать своему образу. И вот в Днепропетровске на одном из концертов мы оказались в совершенно неотапливаемом помещении. Холод страшный, на полу и стенах — лед, люди сидят в шубах, валенках. А я, как всегда, в открытом платье. Выхожу на сцену, и вдруг раздаются крики: «Оденьтесь! Оденьтесь! Оденьтесь!» Они не давали возможности начать концерт, пока кто-то не вынес мне накидку. Как я благодарна всем этим солдатам, морякам, которые делились со мной последним кусочком сахара, перемешанным с табаком! Я никогда этого не забуду! И я счастлива этими воспоминаниями, счастлива за всю мою прожитую жизнь. Счастлива тем, что оказалась в Беларуси. Я безумно любила свою публику, отдавала ей все, что могла. И она платила мне взаимностью!».