Владимир Козлов — русский автор, издавший книгу на мове

Писатель наконец откопал в себе белорусские корни и выпустил сборник рассказов «Радзіма»...

 

Автор нашумевшего сборника «Гопники» и известных произведений нон-фикшн об эмо и футбольных фанатах, писатель Владимир Козлов наконец откопал в себе белорусские корни и выпустил первую книгу на родном языке — сборник рассказов «Радзіма».

сборник рассказов «Радзіма»

В своем видеобращении к читателям Козлов отмечает, что эта книга для него особенно важна, поскольку ему, как писателю, хочется, чтобы его тексты переводились на другие языки, в том числе и язык страны, где он родился и прожил много лет.

Владимир Козлов отмечает, что всегда считал себя белорусским писателем в той же степени, что и русским: «Именно русским, а не российским — тем, кто пишет на русском языке».

«Я хочу присутствовать в белорусской литературе и хочу, чтобы мои тексты были переведены. Я считаю, что не должно быть никакой оппозиции между теми, кто пишет на русском и белорусском языке. Мы все — часть единого литературного процесса. И я надеюсь, что данный проект (сборник «Радзіма». — прим. Naviny.by) будет доказательством этого», — сказал писатель своим читателям.

В сборник вошли рассказы Козлова, написанные на протяжении последних 10 лет. Все произведения объединяет место действия — Беларусь, которая представлена как в эпоху позднего СССР, так и во времена раннего Лукашенко. Часть вошедших в книгу произведений ранее нигде не публиковалась, а рассказ «Сустрэча» был написан специально для этого сборника.

Книга вышла только в электронном варианте и в магазинах продаваться не будет. Любой желающий может скачать ее бесплатно на сайте журнала 34mag.net, который, собственно, и перевел рассказы Владимира Козлова.

В то время как книга еще только начинает растекаться по интернету, телефонам, планшетам и букридерам, Naviny.by побеседовали с самим автором о его отношении к белорусскоязычному творчеству.

— Эта книга о судьбе человека моего поколения — 35-40 лет, родившегося еще в советское время и достаточно долгое время прожившего в постсоветской Беларуси.

— Кому принадлежит идея перевести рассказы на белорусский язык? Ведь некоторые из них и в русском варианте не выпускались…

— Идея возникла в разговоре с ребятами из 34mag.net. Я был в курсе их первого книжного проекта — издания романа Виктора Мартиновича «Сцюдзёны вырай».  Мне это показалось интересным, а потом возникла мысль, почему бы не попробовать издать свой белорусский сборник. Мои тексты переводились на английский и французский языки, но никогда не издавались на родном.

— Вы довольны результатом?

— Я более чем доволен, особенно в отношении тех рассказов, где действие происходит в Беларуси 1990-х годов. Мне кажется, что на белорусском языке они звучат более аутентично, они более точно передают атмосферу того времени, хотя, к сожалению, понять это и прочитать могут только белорусы. Мои российские читатели не смогут прочувствовать этот нюанс.

— Когда Вы приезжаете на родину, часто слышите белорусскую речь?

— К сожалению, нечасто. Я обычно бываю в Могилеве, где я родился, и там очень мало говорят на белорусском языке. Когда случается бывать в Минске, там я ингода слышу белорусскую мову, но тоже крайне редко.

К сожалению, возникла такая языковая ситуация, которая типична не только для Беларуси. Лет 10 назад я встречался с людьми из других постсоветских республик и, на удивление, они тоже не разговаривали на своем родном языке. Сейчас там, возможно, ситуация меняется, но в Беларуси, к сожалению, нет.

— С представителями каких стран Вы тогда общались?

— Это коснулось практически всего бывшего Советского союза, кроме Прибалтики, — Казахстана, Узбекистана и всей остальной Средней Азии. Внешне в людях была заметна принадлежность к своей национальности, но, на удивление, они либо вообще очень плохо знали свой родной язык, либо просто недостаточно хорошо. Я так понимаю, это типично для моего поколения — людей, выросших еще в советское время.

— А белорусскую литературу Вы читаете?

— К сожалению, до меня мало что доходит. Следить за тем, что публикуется в интернете, у меня нет возможности. Я, конечно, скачал, но еще только начал читать книгу Мартиновича...

Проблема белорусской литературы еще и в том, что ее парктически нет. Когда я бываю в Беларуси и захожу в книжные магазины, все, что я вижу, — это либо переиздания классиков, либо не очень удачные попытки делать жанровую литературу. Для молодых авторов, пытающихся писать что-то свое, интересное, не существует площадки, где они могут публиковаться. Я слышал, что обычно они издаются маленькими тиражами, по 300 экземпляров. Это очень грустная ситуация, потому что я уверен, что людей, которые делают что-то интересное, много. Те, кто пишет по-русски, могут издаваться в России, но я не знаю, какие возможности донести до читателя свое творчество сущестуют у тех, кто пишет по-белорусски.

— Рассказ «Сустрэча» Вы написали специально для сборника «Радзіма». Вы изначально писали его по-белорусски?

— Этот рассказ был написан на русском языке и потом переведен. Я все-таки уже позабыл белорусскую мову. Но, с другой стороны, я считаю, что автор должен писать на каком-то одном языке. Феноменов, когда люди могли писать на нескольких языках, очень мало, и их можно пересчитать на пальцах. Я, естественно, даже не думал о том, чтобы пытаться делать что-то похожее.

— То есть Вы не планиурете вспомнить мову и написать что-то по-белорусски?

— Пока я об этом даже не думаю, но всякое может случиться. Вдруг через некоторое время языковая ситуация в Беларуси полностью изменится. Может быть, я вернусь или приеду на долгое время в Беларусь, окунусь в языковую среду и мне захочется попробовать что-то написать. Я такого не исключаю, но конкретно об этом не думаю.

— А как Вы относитесь к тому, что «Радзіма» вышла только в электронном варианте, ведь Вы не сможете получать за нее гонорар?

— Я отношусь к этому как к реальности, которая существует в Беларуси, где практически не существует системы книгоиздания. О том, чтобы выпустить бумажную книгу, и речи не шло.

С другой стороны, я прекрасно понимаю, что электронная книга — это будущее. Просто пока издатели не научились на этом зарабатывать, поэтому ни они сами, ни авторы не получают никаких денег. Но это, я думаю, временная ситуация, которая через несколько лет поменяется, и будет совершенно нормально, что электронные тиражи некоторых книг, особенно адресованных более молодому поколению, будут гораздо больше бумажных. Бумажная книга, я думаю, никуда не уйдет, она останется, но электронная книга ее потеснит.

— Вы сами какие книги читаете — бумажные или электронные?

— Я в этом смысле более консервативный человек, поэтому предпочитаю бумажные книги. Но не все из них можно найти в магазинах. Например, заказать книгу, выпущенную в Америке на английском языке, будет очень долго и дорого. Но ее можно купить в электронной версии в Амазоне и тут же получить на свое устройство для чтения книг. Понятно, что в будущем я будут больше читать электронных книг из практических соображений.

— Планиурете проводить в Минске презентацию сборника «Радзіма»?

— Я хотел бы это сделать. Насколько я знаю, сейчас ведутся разговоры об организации. Если все получится, то недели через две я с удовольствием приеду и представлю книгу.

Владимир Козлов. Фото Екатерины Шатаво

Владимир Козлов. Родился в Могилеве, высшее образование получил в Минске — изучал английский язык в МГЛУ. Окончил школу журналистики при Университете штата Индиана в Блумингтоне (США).

С 2000 года живет и пишет в Москве. Его книги выходят в крупных российских издательствах, а произведения переведены на английский, французский, а теперь еще и на белорусский языки.

Автор книги «Гопники» (повесть + рассказы), романов «Школа», «Варшава», «Плацкарт», «Попс», «СССР: Дневник пацана с окраины», «Домой», а также произведений нон-фикшн — «Эмо», «Фанаты: прошлое и настоящее российского околофутбола», «Реальная культура: от альтернативы до эмо».




Оставьте комментарий (0)