16 и 17 лет колонии. Предприниматель и таможенник осуждены за контрабанду гашиша

Родственники осужденных считают, что их родных подставили, и заявляют, что настоящий преступник до сих пор на свободе.

В декабре 2014 года пресс-служба ГТК гашиша — более 300 килограмм. Наркотик обнаружили в вагоне, где перевозилась брусчатка.

Виновными признали 37-летнего предпринимателя Леонида Когана, фирма которого заказывала груз, и 40-летнего бывшего заместителя начальника таможенного поста «Малорита» Дмитрия Цыбу. В октябре 2015-го они были наркотики

По версии обвинения, в августе 2014 года Леонид Коган открыл фирму «ОпэсДжетГрупп», которая по документам занималась импортом польской брусчатки в Россию, а на самом деле была создана для прикрытия, чтобы вместе с грузом перевозить наркотики.

Деньги на создание фирмы — 3 тысячи долларов — Коган взял у знакомого, Андрея Шейды, который последние годы жил в Польше. Именно он заключал договоры с польским поставщиком стройматериалов.

В ноябре 2014 года Коган по совету Шейды встретился с сотрудником таможни Дмитрием Цыбой, который должен был обеспечить прикрытие на границе. Тот свел предпринимателя с инспектором таможенного поста «Брест-Западный» Георгием Бобелем. Приятели договорились, что если вагоны с товаром направят на дополнительный досмотр, Коган заявит, что хочет лично присутствовать при этом и назначит время на смену Бобеля.

Из показаний Бобеля в суде: Цыба сказал, что среди брусчатки они положат «золотишка» и попросил на досмотре «глубоко не копать», добавив — «будешь в шоколаде».

После фиктивного досмотра вагоны с брусчаткой и наркотиком должны были пропустить. Товар, как утверждалось, предназначался для Санкт-Петербурга. Коган уже успел договориться с грузовым автотранспортом и якобы был готов лично сопровождать фуру до России.

Однако Бобель о встрече с Коганам и Цыбой сообщил в отдел собственной безопасности (ОСБ) Брестской таможни, там доложили в КГБ. И после этого за деятельностью фирмы Когеля стали пристально наблюдать, отслеживая все грузы.

На имя «ОпэсДжетГрупп» поступило три партии брусчатки. Последний груз, 9 декабря 2014 года, был задержан — в нем-то и нашли крупную партию гашиша, которая была спрятана в мешках с брусчаткой.

Леонида Когана задержали на следующий день в районе Ивацевичей, Дмитрия Цыбу — в Бресте.

Коган заявил, что встречался с таможенниками, чтобы получить консультацию

Коган виновным себя не признал. В суде он рассказал, что познакомился с Андреем Шейдой в 2010 году. У Шейды на тот момент уже были проблемы с законом, связанные с контрабандой вещей. Весной 2014 года Шейда встретился с Коганом в Варшаве, и предложил тому сотрудничество. У него якобы был знакомый в Питере, который готов был покупать через Беларусь польскую брусчатку.

Задача Когана — создать в Бресте фирму, принять груз, арендовать склад и организовать поставку товара в Россию. В таможенных вопросах Леонид разбирался слабо, поэтому попросил помощи у Шейды. Тот его и свел со знакомым Дмитрием Цыбой. А в последующем и с Георгием Бобелем — ключевым свидетелем по делу, который и рассказал органам про планы «троицы».

«ОпэсДжетГрупп» была зарегистрирована в августе 2014-го. Первый груз с брусчаткой прибыл 17 ноября, второй — 26 ноября. Когда в начале декабря Шейда сообщил, что в Брест направляется третий груз, Коган удивился, поскольку предыдущий товар еще не успели продать. Однако, судя по всему, он задавал мало вопросов напарнику, поскольку, как говорит отец Когана, считал, что «ОпэсДжетГрупп» — фирма Андрея Шейды, а сам Леонид — всего лишь посредник, хотя формально именно он являлся владельцем бизнеса.

Как покажет позже проверка, за все месяцы работы фирмы по ее счету не проводилось никаких операций. Это станет одним из аргументов обвинения, что создавали «ОпэсДжетГрупп» все-таки для прикрытия нелегальной деятельности.

О своей встрече с Дмитрием Цыбой Коган заявлял в суде, что расценивал знакомство только как консультацию. Речь о контрабанде наркотиков не шла. То же самое он заявил и о встрече с Георгием Бобелем, отрицая все обвинения.

Оперативник КГБ дважды приходил к Когану в СИЗО

В суде дал показания и сам Бобель. Он заявил, что на второй день после знакомства с Коганом случайно встретил в супермаркете сотрудника отдела собственной безопасности (ОСБ) Брестской таможни, которому прямо в магазине рассказал о просьбе предпринимателя и коллеги Дмитрия Цыбы — обеспечить спокойный проход груза с «золотишком».

С этого времени Бобель, как указано в показаниях сотрудника ОСБ Деменчука, постоянно информировал ведомство о дальнейших разговорах с Коганом и Цыбой, общались они по скайпу. Параллельно с отделом собственной безопасности ситуацию контролировало Управление КГБ по Брестской области.

Примечательно, что на первых допросах Бобель не упоминал о схеме, которую ему якобы предложил Цыба. Также не упоминал о частых контактах с сотрудником ОСБ Деменчуком. Поясняя противоречия, Георгий Бобель заявил, что на первый допрос приехал уставший и подписал протокол, не вникая. После допроса его, кстати, сначала задержали, а потом отпустили.

Обращают на себя внимание также показания свидетеля Поддубняка, сотрудника УКГБ по Брестской области. Он заявил, что в конце февраля 2015 года Леонид Коган попросил о встрече с ним в СИЗО. В изоляторе состоялось две беседы, в ходе которых Коган в надежде на то, что ему помогут избежать уголовной ответственности, сообщил, что Шейда предлагал ему заработать на наркотиках, показывал в Польше мастерские, где автомобили оборудую тайниками. Также предприниматель сообщил, что Шейда обещал Цыбе и Бобелю деньги за прикрытие на границе.

Второй разговор сотрудник госбезопасности записывал на диктофон. Сам Коган заявил, что беседы в СИЗО КГБ велись не о наркотиках, а о сигаретах.

В суде также дал показания заместитель начальника Брестской таможни по правоохранительной работе Игорь Рудаков. Он курирует, в том числе, деятельность собственной безопасности. Однако ему ничего не было известно о готовящейся контрабанде.

Полиграф на 96,6% показал, что Цыба говорит правду

Дмитрий Цыба в своих показаниях отметил, что толком не был знаком с Леонидом Коганом. Шейду он знал давно, работал в «Козловичах» с его отцом, поэтому и согласился помочь. Но поскольку сам давно работал на автомобильном пункте пропуска, посоветовал обратиться к Бобелю, инспектору на железнодорожном пункте, который лучше знал детали.

Причастность к преступной группе он категорически отрицает, всё общение, по его словам, сводилось к теме, как правильно оформить груз. Никаких разговоров о ненадлежащем осмотре, а тем более о вознаграждении, по утверждению Цыбы, не велось.

В таможне Дмитрий Цыба работал 15 лет — и начальником автомобильного пункта «Козловичи», и начальником отдела железнодорожного пункта «Брест-Северный». До ареста исполнял обязанности начальника таможенного поста «Малорита» (авто).

О Дмитрии Цыбе (справа) в период его работы в «Козловичах» нередко писали газеты.

В суде заявил, что он не может быть участником преступления, так как со своим опытом прекрасно понимал, что незамеченной такая контрабанда пройти не может. Во-первых, фирме Когана было всего пару месяцев. Во-вторых, разница между стоимостью товара и его перевозкой была минимальной. В-третьих, аналогичная по цене и качеству брусчатка производится в Беларуси. В-четвертых, брусчатка в больших мешках, с одной стороны, затрудняла выгрузку товара, а с другой стороны, в такой таре проще спрятать незаявленный груз. Все эти факторы автоматически выводят груз в статус «рискованного». Цыба хорошо об этом знал, так как был одним из наркотиках он не участвовал!»

Дмитрий Цыба, кстати, прошел проверку на полиграфе, который показал, что с вероятностью 96,6% он говорит правду. Однако суд этот аргумент не принял: заключение носит вероятный характер и не может служить в качестве доказательства, отмечено в приговоре.

Шейда — в бегах, Цыба и Коган подали жалобу на приговор

Обвиняемые направили в областной суд жалобу на приговор. Они обращают внимание, что ключевой свидетель Георгий Бобель дал противоречивые показания.

Протокол досмотра вагонов с контрабандой не подписан всеми лицами, участвующими в следственном действии, а понятыми были привлечены приемосдатчицы, что является нарушением.

Кроме того, Коган утверждает, что сотрудник КГБ Поддубняк записывал разговор с ним на диктофон, когда санкция прокурора на это действие уже истекла. По информации Когана, в материалах дела нет данных об оперативно-розыскных мероприятиях за 2-9 декабря 2014 года, хотя, по словам сотрудников ОСБ и КГБ, слежка за Коганом и Цыбой велась еще с ноября.

В конечном счете показания обвиняемых сводятся к тому, что они оба ничего не знали о наркотиках, хотели лишь помощь Андрею Шейде: бывший предприниматель Коган — в надежде на свою долю в бизнесе, бывший таможенник Цыба — из благодарности к отцу и самому Шейде, который раньше выручал его.

Что на это говорит сам Андрей Шейда, который отправлял груз из Польши, пока неизвестно. Уголовное дело в отношении него выделено в отдельное производство, мужчина объявлен в розыск. Других подробностей в Комитете госбезопасности по этому делу не сообщают.