Единственный ликвидный товар Беларуси в ЕЭП — поцелуи

Беларусь оказалась не готовой к вступлению в ЕЭП, и в будущем сложности будут только нарастать…

ЕЭПВступление Беларуси в Таможенный союз (ТС) и Единое экономическое пространство (ЕЭП) не только открывает перед нашей страной новые возможности, но и несет с собой новые вызовы. Многие эксперты подчеркивают, что республика оказалась не готова к вступлению в ЕЭП, и в будущем сложности будут только нарастать.

Анализ текущей ситуации, сложившейся в белорусской торговле в ЕЭП, на основании которого можно делать определенные прогнозы на краткосрочную и среднесрочную перспективу, показывает, что «качественные и недорогие» белорусские товары продаются почти исключительно за счет демпинга, девальвации национальной валюты, дешевых энергоносителей, государственных дотаций и прямой поддержки со стороны партнеров по ЕЭП, особенно России. Во многом ЕЭП становится для Беларуси пространством невозможных преимуществ и неизбежных проблем.

Товарооборот Беларуси с Россией и Казахстаном: отрицательное сальдо — и вперед к 2008 году

Официальные белорусские СМИ не устают подчеркивать выгоды от вхождения республики в ТС и ЕЭП. Однако конкретный список этих выгод исчерпывается двумя позициями:

1) создание особых условий по поставкам в Беларусь российских энергоносителей;

2) расширение рынков сбыта белорусских товаров за счет России и Казахстана.

Последний аргумент вызывает серьезные сомнения. Ранее Беларусь и Россия создали Союзное государство и, по признанию даже белорусской стороны, на 95% урегулировали все вопросы, связанные с взаимной торговлей. Динамично развивались и белорусско-казахстанские отношения. Поэтому для проверки тезиса о значительном расширении рынков сбыта для белорусских товаров за счет ЕЭП необходимо проанализировать динамику товарооборота между Беларусью и Россией, Беларусью и Казахстаном, структуру товарооборота, а также изменения нормативной базы, регулирующей торговлю в рамках ЕЭП.

Представляется, что определенные выводы о перспективах белорусских товаров на рынках Казахстана и России после запуска ЕЭП можно сделать на основе изучения тенденции товарооборота между Беларусью и этими государствами в 2001-2010 гг. Это позволит выявить основные тенденции во внешней торговли Беларуси с этими государствами и оценить влияние (положительное или отрицательное), оказанное запуском ТС и ЕЭП.

Таблица 1: Динамика товарооборота между Российской Федерацией
и Республикой Беларусь (млн. долларов), 2001-2010 гг.

Таблица 2: Динамика товарооборота между Республикой Казахстан
и Республикой Беларусь (млн. долларов), 2001-2010 гг.

Таблица 3: Товарооборот между Республикой Беларусь
и Российской Федерацией, Республикой Беларусь
и Республикой Казахстан в 2011 году, млн. долларов

Из данных, приведенных в таблицах, видно, что в 2010 году, когда заработал Таможенный союз (а Беларусь начала поставлять нефть и газ из России по льготным условиям), экспорт в Россию и Казахстан возрос в среднем на 36%. Значительно сократился импорт из Казахстана, хотя темп роста российского импорта практически соответствовал темпу роста белорусского экспорта в Россию. Соответствующий темп роста сохранился и у хронического отрицательного сальдо в торговле с Россией, хотя положительное сальдо в торговле с Казахстаном возросло в 7 раз. Представляется, что хотя ЕЭП и является формой более глубокой экономической интеграции по сравнению с ТС, относительно свободы перемещения товаров мы можем строить точные прогнозы на основании результатов работы ТС.

Тем не менее, следует признать, что если не учитывать углеводородный фактор, то первые успехи от вступления Беларуси в ТС выглядят весьма скромными. Отрицательное сальдо в торговле с Россией выросло более чем на 3 млрд. долларов, рост положительного сальдо в торговле с Казахстаном объясняется резким падением импорта из этой страны, а не колоссальным ростом белорусского экспорта. Однако для более ясного понимания ситуации необходимо проанализировать основные позиции товарооборота между Беларусью и Казахстаном и Беларусью и Россией.

Таблица 4: Экспорт белорусских товаров в Республику Казахстан
в 2009-2011 гг. (по позициям более 15 млн. долларов), USD тыс.


Источник: Внешняя торговля Республики Беларусь, 2011.

Таблица 5: Экспорт белорусских товаров в Российскую Федерацию
в 2009-2011 гг. (более 150 млн. долларов), тыс. долларов

Демпинг и девальвация: замкнутый круг

Анализ белорусско-российского и белорусско-казахстанского товарооборота по товарным группам позволяет сделать предварительный вывод, что наша республика не получила ощутимых позитивных последствий от вступления ТС с точки зрения расширения рынков сбыта товаров в России и Казахстане. Действительно, по многим позициям не удалось достичь даже уровня 2008 года. Кроме того, есть основания полагать, что рост продаж этих товаров в 2011 году вызван не столько запуском ТС, сколько постепенным восстановлением России и Казахстана от последствий кризиса 2008 года. Рост экспорта промышленных товаров объясняется, по-видимому, всё же девальвацией белорусского рубля, а рост экспорта сельскохозяйственной продукцией — огромным диспаритетом цен, сложившимся в результате искусственного сдерживания в Беларуси цен на так называемую «социально-значимую» продукцию.

Но самое главное, что в 2011 году не появилось ни одной новой товарной группы, объемы продаж которой резко увеличилась бы за счет запуска ТС. Единственное исключение — «автомобили легковые», массовый ввоз которых, по мнению белорусского руководства, и обвалил национальную валюту в 2011 году. Как видим, только официальные перепродажи принесли республике более 600 млн. долларов.

Из вышеприведенных таблиц видно, что весь значимый белорусский экспорт в Россию и Казахстан можно условно разделить на две большие группы: 1) сельскохозяйственная продукция; 2) продукция автомобилестроения.

Экспорт белорусской сельскохозяйственной продукции имеет ряд особенностей. Наряду с частично реэкспортным характером (сахар) постоянной проблемой, например, в белорусско-российской торговле является демпинг белорусских производителей, в том числе и производителей сельскохозяйственной продукции. Естественно, демпинговые цены на внешних рынках компенсируются повышением внутренних цен, в результате чего белорусский потребитель платит дважды: сначала за программу по возрождению белорусского села, а затем и за демпинг сельскохозяйственной продукцией.

Демпинг белорусской сельскохозяйственной продукцией иллюстрируется в табл. 6 и 7.

Таблица 6: Объем экспорта основных сельскохозяйственных
продуктов в Россию и средняя цена за 1 кг продукции


Примечание. По итогам января-сентября 2011 года.

Таблица 7: Объем экспорта основных сельскохозяйственных
продуктов в России и средняя цена за 1 кг продукции


Примечание. По итогам января-марта 2012 года

Сам факт демпинга очевиден при сравнении данных цен с уровнем цен на аналогичную продукцию в белорусских магазинах. Для лучшего понимания ситуации можно привести стоимость данных товаров, привычную для рядового белорусского потребителя: в 2011 году 1 кг масла экспортировался в Казахстан и Россию по 40 тыс. рублей (14 500 до девальвации 2011 года), в 2012 — 29 тыс.; 1 кг сыра — около 42 тыс. в Казахстан и 38 тыс. в Россию (соответственно, 15 300 и 14 000 до девальвации), в 2012-м цена чуть упала; десяток яиц — около 5000 рублей (1800) с тенденцией к снижению цены, 1 кг сахара — 5500 рублей (Россия), 6200 рублей (Казахстан). Как видим, эти цены либо гораздо ниже цен в белорусских магазинах, либо находятся приблизительно на том же уровне. Оценить стоимость позиции «молоко и сливки сгущенные и сухие» сложнее, так как она включает значительно отличающиеся по цене товары.

Настораживает другой факт — снижение цены по всем товарным позициям в январе-марте 2012-го по сравнению с январем-сентябрем 2011 года. По-видимому, происходит насыщение российского рынка дешевой белорусской сельскохозяйственной продукцией. Чтобы удержаться на этом рынке, белорусские производители вынуждены и далее снижать цены. Характерно, что цены на аналогичную продукцию, отправляемую в Казахстан, несколько выше.

Весьма сомнительным является и успех экспорта продукции автомобилестроения. Очевидно, что его росту немало способствовала девальвация белорусского рубля и дешевые энергоносители, повышающие конкурентоспособность белорусской продукции. Определенную роль играют и целевые кредиты, выделяемые Россией на покупку белорусской сельскохозяйственной техники. Основная опасность здесь заключается в том, что повышается зависимость белорусской экономики от политических отношений между Беларусью и Россией. Именно они, а не условия ТС или ЕЭП, являются определяющими для роста экспорта в Россию. Кроме того, происходит еще большее замыкание белорусской экономики на российский (и в меньшей степени на казахстанский) рынок.

Продукция белорусского машиностроения занимает лишь небольшую долю от общего российского импорта (в 2011 г. — 146594 млн. долларов, рост на 144,1% по сравнению с 2010 годом, в I кв. 2012-го — 34038 млн. долларов, рост на 127,2% по отношению к I кв. 2011-го). Из приведенных выше таблиц видно, что реальный рост экспорта произошел только по категории «автомобили грузовые». По остальным категориям либо шло выравнивание к уровню 2008 года, либо рост экспорта оказался гораздо меньше, чем рост импорта в Россию соответствующей категории продукции.

Россия в ВТО и Беларусь: геополитическая лояльность как единственный конкурентоспособный белорусский товар?

Всё выше сказанное позволяет сделать вывод, что значимого расширения рынка сбыта для белорусских товаров за счет запуска ТС и ЕЭП не наблюдается. Его сложно было бы даже прогнозировать, учитывая разработанную нормативно-правовую базу по взаимной торговле, существовавшую между Беларусью, Казахстаном и Россией прежде.

Рост экспорта традиционных белорусских товаров происходит за счет демпинга, девальвации белорусского рубля, дешевых энергоносителей и прямой поддержки со стороны России. Казахстанский рынок осваивается слабо и опять же за счет традиционной продукции, особенности экспорта которой описаны выше. Положительное влияние ЕЭП рассматривается, скорее, в контексте пресловутого падения цены на энергоносители, что позволяет белорусским производителям сохранять и даже несколько наращивать свои позиции на рынках Казахстана и России за счет поддержания демпинговых цен.

Серьезную угрозу перспективам белорусских товаров на рынках ЕЭП несет вступление России в ВТО, а также планируемое присоединение к этой организации Беларуси и Казахстана. Среди значимых для Беларуси товарных позиций, по которым неизбежно обострится конкуренция в связи с отменой или снижением ввозных пошлин, следует отметить следующие:

Шины — снижение пошлин на 33-50%; значительное снижение пошлин на продукцию металлургии; в среднем на 40% снижение пошлин на бытовые холодильники; отмена или значительное снижение пошлин по многим позициям из категории «электрические машины и оборудование»; снижение на 33% пошлин на тракторы, их обнуление для стран Евросоюза, а по некоторым видам и для других стран (особенно для Китая и США); снижение на 25-50% пошлин на автомобили, обнуление для стран Евросоюза; на 25% снижение пошлин на мясо крупного рогатого скота, обнуление пошлин для Евросоюза и США; на 25-40% снижение пошлин на молочную продукцию, их обнуление для стран Евросоюза и США.

Правда, необходимо указать, что это в большой степени произойдет только после окончания переходного периода (по ряду позиций — 3-5 лет).

Следует также отметить, что и по многим другим товарным позициям для стран Евросоюза, США и Китая пошлины обнуляются, что усиливает угрозу для белорусских производителей.

Перспективы белорусских производителей на этих рынках достаточно тревожные. Демпинг, опора на дешевые энергоносители, усиливающаяся политическая и экономическая зависимость от России, угрозы со стороны режима ВТО, относительно небольшой экспорт в Казахстан совсем не являются факторами, обеспечивающими радужные долгосрочные перспективы белорусских товаров на рынках России и Казахстана.

В такой ситуации очень сложно в рамках одного документа предложить более-менее адекватную стратегию решения этой проблемы. Очевидно, что она будет связана с особенностями белорусской модели развития, нереформированностью белорусской экономики. Настораживает, что в условиях ВТО Беларусь вынуждена будет и далее демпинговать на рынках России и Казахстана, что приведет либо к сворачиванию и без того скромных социальных программ, либо к увеличению нагрузки на государственный бюджет со всеми вытекающими последствиями.

Проблема заключается и в том, что сложившаяся ситуация выгодна сельскохозяйственному и промышленному лобби, имеющему стабильную господдержку и приток валюты. В результате не приходится удивляться заявлениям 29-летних председателей убыточных колхозов, что каждый белорус может позволить себе хранить дома 60 тыс. долларов. По-видимому, белорусское руководство ещё не выработало какой-либо долгосрочной стратегии поведения в ЕЭП, предпочитая решать текущие проблемы в рамках пресловутого «ручного» управления.

К сожалению, все действия Беларуси свидетельствуют о том, что наша страна рассчитывает на выборочное исполнение норм ЕЭП и ВТО, или, образно говоря, на поцелуи как единственный ликвидный товар. О том, насколько такая стратегия оправдает себя, можно будет судить в ближайшие месяцы.

 

BISS