Москва проплатила Минску ратификацию Евразийского договора

В 2015 году Беларусь не будет перечислять России экспортные пошлины за нефтепродукты…

Уступка России по зачислению всех экспортных пошлин за нефтепродукты в бюджет Беларуси стала платой за интеграционные процессы. Такое мнение в интервью БелаПАН высказали эксперты.



Как заявил сегодня журналистам вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, в 2015 году пошлины от экспорта нефтепродуктов, произведенных из российской нефти, будут полностью зачисляться в бюджет Беларуси.

«Была договоренность, что полтора миллиарда долларов зачисляется в белорусский бюджет, остальное — в российский, а теперь — все», — сказал он. При этом он подчеркнул: такая договоренность пока распространяется на 2015 год. Вице-премьер также подтвердил, что в следующем году Россия планирует поставить в Беларусь 23 млн. тонн нефти.

Напомним, договоренности о порядке зачисления таможенных пошлин на нефтепродукты, произведенные в Беларуси, были достигнуты 7 октября на переговорах премьер-министров Беларуси и России Михаила Мясниковича и Дмитрия Медведева в Сочи. Эти договоренности учитывают ранее достигнутые соглашения и расчетные потери бюджета Беларуси от налогового маневра в нефтяной отрасли РФ.

Беларусь ежегодно перечисляет в российский бюджет около 4 млрд. долларов пошлин от экспорта нефтепродуктов, выработанных из поставленной беспошлинно российской нефти. Ранее Минск добился права в 2015 году оставить в своем бюджете 1,5 млрд. долларов вывозных экспортных пошлин на нефтепродукты из российской нефти. Эти средства планировалось направить на погашение внешнего госдолга.

Однако ситуация обострилась после того, как правительство России разработало законопроект о налоговом маневре в нефтяной отрасли, который предполагает постепенное снижение экспортных пошлин на нефть с перекладыванием фискальной нагрузки на добычу нефти. По оценке белорусской стороны, в случае принятия данного закона потери Беларуси могут превысить 1 млрд. долларов.

Беларусь намекнула, что если Россия не пойдет на уступки, то могут возникнуть сложности с ратификацией договора о создании Евразийского экономического союза.

Георгий Гриц«Кто сказал, что шантаж на государственном уровне не проходит?» — прокомментировал БелаПАН ситуацию заместитель директора Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Георгий Гриц.

«По 2015 году всё понятно, но эта халява, в хорошем понимании слова, закончится объективно к 2017 году. Если Россия не реализует угрозу о выходе из ВТО, то она должна будет к 2017 году сделать паритет цен на энергоресурсы по отношению к Европе, то есть она должна поднять цены до уровня западных стран. Так что нынешний источник для Беларуси еще будет года два-три», — считает замдиректора центра.

«Если не изменилась ситуация, то эти деньги, как сказал премьер-министр Михаил Мясникович, будут тратиться на погашение внешнего государственного долга. Потому что мы в принципе пришли к критическому уровню госдолга по концепции национальной безопасности и дальше заимствовать без погашения обязательств нельзя. А не заимствовать мы не можем, потому что в 2013-2015 годах вошли в пик погашения кредитов, по следующему году — выше 4 млрд. долларов», — отмечает Гриц.

По его мнению, «лучше было бы, чтобы эти средства пошли на модернизацию предприятий, на создание новых мощностей».

Татьяна Манёнок Эксперт в нефтехимической и энергетической отрасли Татьяна Манёнок отмечает: «Трудно было представить, что Россия пойдет на эти уступки, именно в таком объеме».

«Это была цена вопроса ратификации соглашения о создании ЕАЭС. Видимо, это столько стоило, сколько запросила белорусская сторона. Политический антураж помог решить экономическую проблему», — считает аналитик.

По словам Маненок, «бюджет Беларуси на следующий год уже верстался с учетом условий, что Беларусь фактически не потеряет от российского налогового маневра. Принципиальных изменений для Беларуси не произойдет».

При этом она высказала сомнение, что потери белорусского бюджета от маневра составили бы более 1 млрд. долларов.

«Надо полагать, что в текущем году Беларусь перечислит в российский бюджет чуть более чем в прошлом (3,385 млрд. долларов). Если произвести арифметические расчеты с учетом ранее обещанной уступки в 1,5 млрд. долларов, Беларусь не потеряет на этом налоговом маневре. То есть можно было принимать бюджет, можно его не корректировать, поскольку Минфин уже вписал эти 1,5 млрд. долларов в счет погашения внешних долгов», — считает эксперт.

Но, по ее мнению, «все равно надо учитывать, как отразится на практике для белорусских нефтеперерабатывающих заводах повышение цен на российскую нефть».

«Беларусь получит деньги от нефтепошлин, но надо будет поддержать нефтехимию, переработку, поскольку, возможно, будет не так просто работать в условиях более высоких цен на нефть. Надо смотреть, что будет и на внутреннем рынке автомобильного топлива, поскольку Россия приняла решение о снижении акцизов в 2016 году примерно в два раза», — отмечает Манёнок.