В Вильнюсе Макей сыграл визовой картой

Европа предлагает удочку, но Минск предпочитает российскую рыбу…

Минск готов начать с ЕС переговоры об упрощении визового режима — это пока единственный реальный итог Вильнюсского саммита Восточного партнерства (ВП) для белорусов. Да и то переговоры — это лишь переговоры.

Впрочем, в кулуарах саммита 29 ноября министр иностранных дел Владимир Макей сообщил, что вопрос может решиться быстро: такова установка Александра Лукашенко.

Владимир Макей

Визовый вопрос: теперь хоть что-то можно обсуждать

Если учесть, что не так давно глава государства, озабоченный дефицитом валюты, подумывал обложить выезжающих за рубеж стодолларовой пошлиной, то прогресс налицо.

Также налицо прогресс по сравнению с варшавским саммитом ВП 2011 года, когда представитель Беларуси на уровне посла просто хлопнул дверью.

Сделанный же Макеем в Вильнюсе визовый ход выглядит «как рациональный и разумный», заявил Евгений Прейгерман, директор по исследованиям «Либерального клуба» (Минск). Аналитик связывает этот шаг с желанием «создать какую-то повестку дня в отношениях Беларуси и ЕС».

Однако в быстром решении проблемы Прейгерман не уверен: «Помимо традиционных политических опасений, визовый вопрос сегодня имеет и экономическое измерение для Беларуси: проблема активного шопинг-туризма белорусских граждан в Польше и Литве, а также отток рабочей силы из Беларуси. Упрощение визового режима с ЕС способно еще больше обострить эти проблемы. Поэтому, по всей видимости, визовой теме быть долгоиграющей в повестке дня Беларуси и ЕС».

Да, момент игры читается легко. Ведь если белорусское начальство так уж хочет пошире отворить соотечественникам калитку в Евросоюз, то почему бы не запустить давно одобренные соседями договоры о малом приграничном движении с Литвой и Польшей?

Впрочем, и Брюсселю нужна хоть какая-то игра на белорусском направлении. Теперь можно будет заседать с белорусскими чиновниками, дискутировать, утрясать разные моменты, понемногу выходить на конкретный документ. Пусть и не по главному треку, но процесс вроде как пошел.

Москва лучше говорит на языке денег

По большому же счету, Евросоюз с Восточным партнерством на сегодняшний день сел в лужу, считают многие комментаторы.

В последний момент «соскочила» Украина, отказавшись подписывать соглашение о партнерстве. До этого сделала разворот в сторону Таможенного союза Армения. В итоге на саммите в Вильнюсе лишь Молдова да Грузия парафировали (внимание, только парафировали, а не подписали, как успели возвестить некоторые безграмотные журналисты!) свои соглашения с Брюсселем.

Беларусь оказалась самой предсказуемой. От нее никто ничего и не ожидал. Так что намерение упростить визовый режим выглядит даже эффектным жестом.

Критики охотно бросают камни в еврокомиссара Штефана Фюле и других ответственных за Восточное партнерство. Говорят, что Брюссель не научился разговаривать на языке денег, как это делает Москва.

Причем говорят и отнюдь не адепты славянского братства да евразийской интеграции. В частности, глава Института переходных демократий, бывший сотрудник военной разведки США и дипломат Брюс Джексон в интервью Delfi констатировал: Россия легко выиграла дипломатическую войну за Украину, потому что пока Кремль с Киевом разговаривал на языке денег, Брюссель размахивал абстрактными идеями.

Джексон считает, что именно из-за бездействия Запада Москва в последние месяцы одну за другой одерживает победы в Восточной Европе: «Россияне разъяснили значение денег лучше, чем ЕС — значение Европы. Мы говорили абстрактно, они — конкретно. Мы ошиблись».

Фиаско Восточного партнерства: причины — с обеих сторон

И все же справедливее сказать, что Восточное партнерство забуксовало по вине обеих сторон: как Брюсселя, так и стран-партнеров.

Евросоюз слабо продумал инициативу и не подкрепил ее материально. С другой стороны, как подчеркнул в комментарии для Naviny.by Валерий Карбалевич, эксперт минского аналитического центра «Стратегия», у руководства и значительной части населения Беларуси (то же можно сказать и о некоторых других странах-партнерах) нет моральных, идеологических мотивов идти на жертвы ради трансформации, сближения с ЕС.

Иначе говоря, нет того порыва, который был налицо после падения Советского Союза в странах Балтии, Польше. К тому же, по словам аналитика, трансформация тоже требует денег.

Некоторые эксперты на этом фоне заговорили, что Евросоюзу не мешало бы снизить планку требований для стран-партнеров. Не то чтобы вообще снять с повестки дня вопросы демократии, прав человека, но, по крайней мере, не так остро их ставить. Потому что главное, мол, вырвать эти государства из геополитического поля России. А уж потом можно исподволь продвигать к европейским демократическим стандартам.

Но в любом случае бросать большие ресурсы на восточную политику Евросоюз не готов (равно как и не готов идти на другую крайность — вводить широкомасштабные экономические санкции против Беларуси, в которых видит действенный рычаг часть оппозиции). Тупик, патовая ситуация?

«Запад может предложить ценности и перспективу, — отметил в комментарии для Naviny.by белорусский обозреватель-международник Андрей Федоров. — То есть дать, как любят выражаться, удочку, а не рыбу. Но белорусские власти и многие жители предпочитают именно рыбу. Россия заметно помогает деньгами, и многие боятся, что без этой поддержки жить станет плохо».

Собеседник отмечает и трудность ментальной ломки: да, в Европе витрины побогаче, но это и другой образ жизни. Тем, кто привык к социальной кормушке, придется переучиваться, в большей степени самим отвечать за свое благосостояние. Далеко не всем это нужно.

Балансирование не решает проблем трансформации

Действительно, 600 миллионов евро в год на шесть стран ВП — жалкие крохи на фоне того, что годовой энергетический грант Кремля одной лишь Беларуси достигает, как подсчитали независимые эксперты, 10 миллиардов долларов. При этом Россия не напрягает Лукашенко по части демократии и прав человека.

Да, Европе своя рубашка ближе к телу: одна Греция сколько ресурсов сожрала. В Европе кризис, налогоплательщик не даст разбрасываться деньгами на иллюзорные проекты облагораживания территорий постсовка.

Но даже если эти опции не учитывать, остаются еще принципы. Проплачивать авторитарному режиму сугубо в надежде на бóльшую лояльность, при том что в тюрьмах остаются политзаключенные? Какой резон, наконец, давать деньги без реформ? Их же здесь банально проедят, угрохают на «Дажынкі», потратят на поддержку штанов электората перед очередными выборами бессменного президента.

Если Украина действительно маневрирует, стараясь выгадать побольше в одновременном торге с Кремлем и Европой, то «Беларусь после 2010 года балансировать не может, Лукашенко отрезал западный вектор», говорит Валерий Карбалевич. К тому же «балансировать — это значит жить сегодняшним днем, это не решает проблем трансформации».

Представим себе простую ситуацию: завтра деньги у Москвы кончаются (а это при падении цен на нефть как дважды два). Беларусь с ее анахроничной наркозависимой экономикой в этой ситуации обречена.