Инна Ромашевская. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Цена незнания

Не в одном непрофессионализме дело, просто цена ошибки для белорусских властей ничтожно мала…

 

 

Инна Ромашевская. Эксперт в области государственного управления с 15-летним опытом работы в сфере международного развития, участник ряда проектов по исследованию модернизации государственной службы в постсоветских и бывших социалистических странах. Своей задачей видит содействие реформе государственного управления в Беларуси, а также расширение участия в этом процессе независимых экспертов. Руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).


К удивлению некоторой части граждан, правительство «между делом»

признало существование в Беларуси почти полмиллиона безработных (кокетливо названных «незанятыми в экономике»). И тут же предложило способ «исправить ситуацию» — обложить их налогом в счет используемых ими социальных благ.

Предложение премьера взимать налоги с безработных в общем-то не более удручающее, чем большинство инициатив нашего правительства, которые все чаще приходится отзывать через месяц после введения.

Однако по-настоящему удручающим кажется то, что премьер принялся — пока что на словах — размахивать шашкой и грозить радикальными мерами «тунеядцам», но ни у кого из топ-управленцев не родился вопрос: а кто, собственно, все эти люди? И кто мешает им вносить свой вклад в экономическое процветание Беларуси?

Может быть, все эти 455 тысяч довольно точно подсчитанных «тунеядцев» нетрудоспособны из-за болезни? Или потому, что там, где они живут, нет рабочих мест, а уехать, продав жилье за бесценок, они не могут? Или продать могут, но не хотят оставлять престарелых родителей?

А может быть, все они — добропорядочные домохозяйки, живущие «как за каменной стеной» и растящие «дагледжаных» детишек?

А может, они тихонько промышляют каким-нибудь мелким бизнесом, но понимают, что административные расходы на легализацию съедят весь их доход?

Или они уже вносят свой вклад в экономику другой страны и, соответственно, особо не пользуются социальными благами в Беларуси?

Кажется очевидным, что без ответов на эти вопросы невозможно предсказать, каким результатом аукнется то или иное государственное решение, включая введение налога на безработных.

Может быть, мелкие «серые» ремесленники махнут рукой на рискованный бизнес и пойдут устраиваться на какое-нибудь бессмысленное бюджетное место?

Или налог этот ляжет несправедливым бременем на семейный бюджет домохозяйки?

А может, этот станет последней каплей для мотающихся между Подмосковьем и Пинском строителей, и они окончательно решат забрать семью с собой в Россию? И тогда — плакали и несобранные налоги, и денежные переводы семье?

Почему же никто этих вопросов не задает и ответов не требует?

Популярный ответ на этот вопрос — некомпетентность белорусских чиновников, их низкий профессионализм и слабое понимание сферы, которой они управляют. На первый взгляд, действительно, куда ни кинь — очередной топ-управленец обрисовывает проблему и тут же генерирует решение к ней, cообразно своему мировоззрению и миропониманию.

Однако кажется, что не в одном непрофессионализме дело. Просто цена ошибки для белорусских властей ничтожно мала. Белорусскому правительству не дышит на пятки теневой кабинет министров конкурирующей партии. Его не беспокоит вопрос переизбрания и потери голосов избирателей в результате бессмысленных или вредных нововведений. Его, может быть, слегка беспокоит обещание «жэстачайше» наказать виновных в непопулярных мерах, но в последнее время, кажется, и это — все меньше.

Таким образом, белорусские чиновники могут тестировать свои фантастические решения в области государственной политики фактически в режиме live, в лучшем случае внося по ходу дела коррективы или откатывая решение назад, если уж результат оказался совсем никуда не годный.

Так что клеймить чиновников за неэффективность, мне кажется, смысла нет. Ведь с их точки зрения процедура тестирования решений вживую и есть самая эффективная — результат виден сразу. В крайнем случае, отсутствие возмущения (независимо от результата) тоже можно считать успехом.

В отличие от полисимейкеров в странах с политической конкуренцией, которым приходится прибегать к «доказательной государственной политике», проводить бесчисленные фокус-группы, а то и «слепое двойное тестирование», чтобы оценить возможные последствия своих решений, в распоряжении белорусских управленцев — целая страна и живые люди.

Частично в этом выражается отношение чиновничества к рядовым гражданам, но ведь похоже, что те же подходы применяются и в их собственных рядах. Сначала принимается решение сократить количество чиновников на слабо обусловленный процент, а затем с интересом наблюдается, как гор- и райисполкомы будут выкручиваться — объем функций-то у них никто не пересматривал.

Впрочем, если относительно чего в белорусском обществе и существует консенсус, так это относительно бесконечных резервов адаптации белорусского народа, который может приспособиться и к меняющимся на противоположные правилам, и к распоряжениям, которые выполнить невозможно, и даже банкиры готовы в крайнем случае подзарабатывать шитьем.

Вот только период адаптации чрезмерно затянулся и никак не перейдет на новую ступень — на ступень строительства. Когда можно будет не думать о том, как подстроиться под очередную интересную идею правительства до того момента, когда ее открутят назад. Когда можно будет думать о том, как реализовать свои идеи и заложить прочный фундамент для будущего развития страны.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».