Минск пытается реанимировать сотрудничество с Сирией

В своем регионе Сирия действительно была на первых ролях во внешней политике Минска…

 
Острота ситуации в Сирии и вокруг нее не останавливает официальный Минск от попыток реанимации двустороннего сотрудничества.
 
8-9 февраля министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей посетил с официальным визитом Сирийскую Арабскую Республику, где его собеседниками были президент страны Башар Асад, премьер-министр, коллега по внешнеполитическому ведомству, а также представители деловых кругов.
 
Фото пресс-службы МИД Беларуси
 
 
Были золотые времена
 
Впечатляющей была и широта тем, обсуждавшихся во время визита Макея: состояние и перспективы развития двусторонних отношений в политической, торгово-экономической, кооперационной, научно-технической, гуманитарной сферах, вопросы взаимной поддержки на международной арене, в том числе по ситуации в Сирии и регионе.
 
По-видимому, в целях осуществления требуемой диверсификации внешнеэкономической деятельности была поставлена задача восстановить старые связи.
 
В своем регионе Сирия действительно была на первых ролях во внешней политике Минска. Александр Лукашенко дважды посещал Дамаск. Причем если в 1998 году он встречался еще с прежним президентом, Хафезом Асадом, то пять лет спустя — уже с его сыном.
 
Весьма интенсивными были и другие контакты. Высокопоставленные сирийские представители, такие как спикер парламента, министр иностранных дел и премьер-министр, неизменно получали в Минске аудиенцию на самом высоком уровне.
 
Причем, судя по официальной информации, размещенной на президентском сайте, это были отнюдь не протокольные мероприятия — на каждом из них много говорилось о схожести позиций по большинству международных проблем, о необходимости придания динамики двустороннему сотрудничеству и т.п.
 
В свою очередь, Башар Асад принимал делегацию Национального собрания и министра иностранных дел Беларуси. Но наиболее примечательным стал, безусловно, его визит в Минск в июле 2010 года.
 
Фото пресс-службы президента Беларуси
 
Белорусский лидер назвал тогда Хафеза Асада — отца высокого гостя, своим «первым другом в мусульманском мире и вообще на Востоке». Лукашенко также поведал об экзотической идее президента Венесуэлы Уго Чавеса реализовать трехсторонние проекты в сфере экономики. После проработки этого вопроса министрами иностранных дел главы государств должны были встретиться в Дамаске для утверждения конкретных планов.
 
Апофеозом как самого визита, так и белорусско-сирийских отношений в целом стала совместная декларация. В этом обширном документе отмечалось, что двустороннее сотрудничество получило значительный импульс, и подтверждалось намерение вывести отношения на уровень стратегического партнерства.
 
Белорусские власти выразили поддержку стремлению Сирии сформировать зону свободной торговли со странами Таможенного союза, дали высокую оценку «инициативе о налаживании стратегического сотрудничества между Сирией, Турцией, Ливаном и Иорданией».
 
Не было разногласий и по поводу ближневосточных проблем. Стороны заявили о необходимости вывода израильских войск с Голанских высот и других оккупированных арабских территорий, создания независимого палестинского государства, выразили обеспокоенность в связи с продолжающейся оккупацией арабских территорий. Наконец, было подтверждено право Ирана на развитие ядерной энергетики в мирных целях.
 
В силу идейной близости Минск и Дамаск постоянно оказывали друг другу поддержку в международных организациях. Правда, главным образом тогда, когда приходилось отбиваться от обвинений в Совете ООН по правам человека.
 
Тем временем довольно динамично развивались экономические связи: взаимный товарооборот вырос с 2,1 млн. долларов в 1999 году до 85,5 млн. в 2008-м. И хотя двумя годами позже он сократился почти вдвое — до 47 млн., среди ближневосточных партнеров Беларуси Дамаск оставался на первом плане.
 
 
Миссия невыполнима?
 
Однако международный кризис вокруг Сирии и ряд иных обстоятельств привели к тому, что практически все пункты упомянутой декларации утратили смысл. В частности, рухнули надежды на стратегическое сотрудничество с Турцией и Венесуэлой. Официальные контакты были свернуты, товарооборот в 2013 году упал до 9 млн. долларов.
 
Тем не менее, Беларусь оказалась единственной страной ОДКБ, которая поддержала позицию России, проголосовав против резолюции Генеральной ассамблеи ООН, осуждавшей действия сирийских властей. Как следствие, СМИ стали живо обсуждать возможность предоставления Минском убежища Башару Асаду в случае его бегства из страны.
 
К счастью, обошлось, поскольку подобное развитие событие вряд ли способствовало бы улучшению отношений Беларуси с Западом. И без того Соединенные Штаты до сих пор не снимают санкции против «Белвнешпромсервиса», введенные в 2012 году по обвинению в поставках Дамаску предохранителей для авиабомб, использовавшихся против повстанцев.
 
Вообще разговоры о белорусско-сирийском военно-техническом сотрудничестве (ВТС) идут давно. Еще во время первого визита Лукашенко обсуждались такие темы, как ремонт в Беларуси самолетов и танков советского производства, стажировки технического персонала сирийских вооруженных сил, продажа оптического и электронного обеспечения для вооружений. А в регистре ООН по обычным вооружениям значится, например, что за 2008 год Беларусь поставила в Сирию 33 истребителя МиГ-23.
 
Это вызывало на Западе серьезное беспокойство. Впрочем, конкретных доказательств нарушений приведено не было. К тому же, по мнению белорусских экспертов, объем ВТС был довольно сильно переоценен. А в нынешних условиях у Дамаска едва ли имеются ресурсы для масштабных закупок.
 
В итоге возвращение к прежнему уровню взаимодействия представляется достаточно проблематичным.
 
  



Оставьте комментарий (0)