Карач против Сацука. Что можно и чего нельзя журналисту

Между двумя полярными точками зрения лежит не истина, а проблема...

Решение Лукашенко не миловать Коновалова и Ковалева добавило градуса в развернувшуюся на страницах белорусских интернет-изданий и без того нешуточную полемику вокруг темы смертного приговора. И эта полемика уже выходит за рамки сугубо форумной и соцсетевой перебранки анонимных пользователей.

Сергей СацукДостается и журналистам, примером чему — шквал негодующих откликов на один из последних материалов главного редактора «Ежедневника» Сергея Сацука.

«Любой психолог скажет, что если просишь чего-то у человека, то этого человека нужно чем-то заинтересовать, расположить его к себе. Да и сама суть института помилования представляет собой прошение, а не давление. Мать и сам Ковалев в сложившейся ситуации могли только просить, просить и еще раз просить, — написал Сергей Сацук в опубликованной 15 марта статье «Лукашенко не оставили возможности помиловать белорусских террористов». — Правозащитники — Грязнова и другие — должны были в первую очередь объяснить это несчастной женщине. Иными словами, даже если учесть, что женщина не верит в виновность своего сына, ей все равно нужно было избрать правильную стратегию. Сначала бороться за жизнь сына и просить президента о помиловании, и только добившись этого, идти дальше — добиваться реабилитации и освобождения. Но беда матери Ковалева в том, что вся эта история произошла с ней в чрезвычайно политизированной стране. Женщина сразу же оказалась втянута в политическую игру, в которой уже не было места жизни ее сыну».

Ольга КарачГневным откликом на позицию журналиста и его право высказывать свое мнение отреагировала председатель Витебской областной организации ОГП, руководитель Центра гражданских инициатив «Наш Дом» Ольга Карач, обвинившая Сацука в подлости и предложившая удалить журналиста из друзей как в виртуальной, так и в реальной жизни.

«В день, когда мать узнает, что ее сына расстреляли или вот-вот расстреляют, верх подлости обвинять ее в том, что в смерти сына виновата она якобы «неправильным своим поведением». Верх подлости прибивать и так убитую горем женщину чувством вины и сомнений. Любовь Ковалева не виновата ни в чем — зачем казнить ее утверждениями, что она могла навредить сыну? В день, когда Александр Лукашенко отказался помиловать Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, Сацук мог бы закрыть свой рот и помолчать. Хотя бы один день», — написала Ольга Карач в статье «Верх подлости», электронную версию которой нашли в своих почтовых ящиках, наверное, все негосударственные СМИ страны. 

«Я не писал такого, что наш президент пушистый и беленький. Наоборот, он мстительный и не прощает, когда кто-то против него воюет. И это он уже не раз своими действиями показывал, — сказал Сергей Сацук в комментарии для Naviny.by. — Все сводилось не к тому, что президенту несчастному выкрутили руки, а к тому, что расчетливому человеку не оставили ни одного повода для помилования, фактора, который бы ему был выгоднее. Помилование стало ему невыгодно — и он, как рассчетливый человек, решил от него отказаться».

«Как только узнал новость о непомиловании, сразу же сел и в течение получаса написал свое мнение. Потому что я видел, как все это велось, и, честно говоря, накипело на душе», — признался журналист, добавив, что ранее предупреждал правозащитников о мстительности президента и неправильной, с его точки зрения, стратегии матери Ковалева по защите своего сына.

Как считает медиаэксперт и член комиссии БАЖ по этике Леонид Миндлин, «точки зрения Сацука и Карач — две крайности, что популярно сейчас в нашем обществе».

«И среди власти, и среди оппозиции никто не пытается понять друг друга. И мне кажется, между двумя полярными точками зрения лежит не истина, а проблема. Потому что радикальными методами никогда ничего не сделать. Радикальность не эффективна — она способна на разрушения, протест, подъем, но не на созидание и эффективный вариант решения проблемы», — отметил Леонид Миндлин в комментарии для Naviny.by.

«Если бы этот случай был вынесен на обсуждении комиссии по этике, то мы бы обсуждали не частности — что написали Сацук или Карач. Тут стоит посмотреть на суть проблемы. Скорее всего, мы бы на заседании комиссии пришли к мнению, что нужно слушать друг друга», — резюмировал он.

Стоит заметить, что это не первый «наезд» на Сацука в связи с темой взрыва в минском метро. За появлявшуюся в «Ежедневнике» эксклюзивную информацию о следствии по этому делу его неоднократно обвиняли в том, что он якобы защищает режим.

«Я никогда не скрывал, где я получал материалы, — говорит Сергей Сацук. — Я пошел и у оперативников, которые работали по этому делу, взял материалы, которые у них есть. Никто мне ничего не сливал — инициатива исходила от меня. Я сам пошел туда и предпринял очень серьезные усилия для поиска этих материалов. И людям, которые мне давали материалы, я сразу сказал, что материалы с ними согласовываться не будут, что я буду привлекать независимых экспертов, и напишу слово в слово всё, что они скажут. При помощи независимых журналистов из Украины и Дании привлек экспертов, дал им эти материалы, выслушал их мнения и отразил их точно, как они говорили. И в чем ко мне претензии? Говорят, что я защищал власть, но я просто написал всё, как есть».

«При этом, — продолжает Сацук, — ни один белорусский журналист не обратился ко мне с просьбой дать эти материалы, чтобы тоже поработать над ними. Только один польский телеканал обратился с такой просьбой, и приехавшей журналистке я отдал все материалы, которые у меня были от спецслужб. Кто мешал по этим материалам поработать другим журналистам? Да, у меня много материалов, да, их спецслужбы дали. Но что, ими нельзя пользоваться, раз спецслужбы дали?».

Использование материалов спецслужб — вечная проблема журналистики, отмечает Леонид Миндлин.

«С одной стороны, искушение их использовать велико, да и вообще, как иначе порой получить какую-то информацию? Профессионально сложно отказаться, если такой материал попадает к журналисту, — говорит медиаэксперт. — Но с другой, здесь есть ловушка в том, что спецслужбы могут манипулировать в своих целях журналистами. Тут каждый решает за себя».