«Украл, выпил, в тюрьму». Кто поможет бывшим заключенным вернуться к нормальной жизни?

Документы об образовании утеряны, связи с родственниками тоже, денег почти нет. Такие жизненные повороты в среде заключенных — не редкость, особенно у тех, кто сидел долго.


Осужденный Павел должен вот-вот выйти на свободу, но идти ему некуда. В квартиру, где раньше жил, не пустят. Документы об образовании утеряны, связи с родственниками тоже, денег почти нет. Такие жизненные повороты в среде заключенных — не редкость, особенно у тех, кто сидел долго. И единственным вариантом часто становится новое преступление — чтобы вернуться в тюрьму.




Куда пойти, куда податься

В Минске планируется создать реабилитационный центр для ранее судимых при Доме ночного пребывания. В центре планируется оказывать помощь лицам, освободившимся из мест заключения и утратившим социальные связи.

«У нас есть база, на которой можно создавать центр — это Дом ночного пребывания. Эту базу надо наполнять специалистами, нарабатывать опыт, при возникновении проблем можно выходить с законодательной инициативой. Самый острый период — это первые три месяца, в течение которого осужденный выбирает образ жизни», — сказал заместитель начальника управления надзорно-исполнительной деятельности МВД Сергей Аляшкевич на прошедшем в Минске форуме по вопросам ресоциализации бывших заключенных.

Как отметила заместитель директора Дома ночного пребывания Лариса Волощук, ранее МВД имело собственный подобный центр, но его закрыли. Теперь его функции пытаются возложить на Дом ночного пребывания — учреждение, находящееся в подчинении Комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома.

«Люди, освободившиеся из мест заключения, часто не готовы жить в обществе, нуждаются в адаптационном периоде. Мы же предоставляем только ночлег, — сказала Лариса Волощук. — Кроме того, их пребывание в Доме может провоцировать ряд конфликтов. У нас на одного человека приходится 2,1 квадратного метра. Еще одна проблема — психологи, которые работают в центрах социального обслуживания, не имеют опыта работы с бывшими заключенными. Часто это выпускницы вузов, с которыми бывшие осужденные ведут себя с наглостью».

Тренинги для психологов, а также обучение сотрудников и волонтеров навыкам работы с осужденными проводит Белорусский Красный Крест в рамках проекта «Интеграция бывших осужденных в общество». В случае необходимости БКК готов их повторить.

Как рассказал координатор проекта Максим Муха, прошедшие подготовку специалисты Красного Креста и волонтеры, среди которых, кстати, немало бывших заключенных, помогают с индивидуальным сопровождением освободившихся из мест заключения в период сразу после выхода на свободу. Цель — повысить самостоятельность и ответственность за свои действия.

«Для многих камнем преткновения становится отсутствие сим-карты, то есть возможности позвонить. Есть люди, у которых нет денег купить талончик. А кто-то не может выйти на улицу — нет теплой куртки. Мы пытаемся помочь решить простые проблемы, которые для тех, кто вот-вот освободится или только что освободился, кажутся неразрешимыми», — отметил Максим Муха.

Проект длится уже почти два года и вскоре заканчивается, через него прошло более ста заключенных. Накопленный опыт позволяет утверждать, что ресоциализация при индивидуальном сопровождении происходит быстрее и качественнее. БОКК ищет финансирование на продолжение проекта.


Не будет работы — не будет жизни на свободе

Одним из главных условий возвращения к обычной жизни после освобождения из мест лишения свободы является устройство на работу, отметил заместитель начальника управления организации исправительного процесса департамента исполнения наказаний (ДИН) МВД Александр Кралько.

Многие из освободившихся не имеют достаточной профессиональной подготовки, у них отсутствует мотивация к труду и полностью потеряны социальные связи. В результате и вернуться некуда, и устроиться на работу не получается. В таком случае риск совершения преступления и возвращения в места заключения увеличивается.

Теперь, когда на рынке труда обострена конкуренция за рабочие места, бывшие заключенные находятся в заведомо проигрышном положении.

В местах заключения с работой тоже становится сложнее. Обязанность работать прописана в нормативных актах и распространяется на всех заключенных за исключением инвалидов и пенсионеров. Трудится около 98% заключенных.

По словам Александра Кралько, сложности возникли из-за того, что в целом в стране уменьшается объем производства, а «работать на складские запасы никто не хочет». Заключенные изготавливают мебель, шьют одежду, выполняют заказы крупных предприятий. Вместе с тем, «если ранее заключенные работали восемь часов с полной нагрузкой, на сегодняшний день она снизилась».



В связи с этим уменьшилась зарплата, размер которой, по словам Александра Кралько, «везде разный». Минимальная заработная плата в местах лишения свободы законодательством не определена. В среднем после вычета сумм за содержание в исправительном учреждении, штрафов и выплат по решению суда на счет заключенного переводится порядка 600 тысяч рублей в месяц. Для большинства такие заработки означают отсутствие средств к существованию после выхода на свободу.

По данным правозащитников, за коммунальные услуги и питание с каждого работающего заключенного высчитывается около миллиона рублей в месяц. На конец 2014 года наркотиков. Шанс продолжить образование для многих может быть условием трудоустройства после освобождения, заключил Александр Кралько.

 

Фото komkur.info