Высшее образование. Европейские стандарты под железной пятой государства не приживаются

Даже после вступления страны в Болонский процесс белорусские власти не намерены ослаблять контроль над сферой образования.

Академические свободы не являются приоритетом политики белорусского государства в сфере образования. Этот вывод следует из отчета независимых экспертов о мониторинге имплементации Дорожной карты реформирования высшего образования Беларуси за вторую половину 2015 года.


В ходе кампании против введения платы за ликвидацию академической задолженности
«Студенты против» выдвинули еще и требование провести справедливые выборы
в органы студенческого самоуправления.

Отчет был подготовлен специальной комиссией, сформированной из представителей гражданского общества страны и экспертов Общественного Болонского комитета.

Дорожную карту как условие вхождения в Болонский процесс предложили Беларуси в мае 2015 года. Минск среди прочего согласился на программу действий, включающих внедрение национальной системы профессиональных квалификаций, формирование многоуровневой системы высшего образования, создание независимого агентства контроля качества высшего образования, обеспечение социального равенства в доступе к высшему образованию и имплементацию фундаментальных академических ценностей.

Министерство образования публично не обсуждает ход выполнения дорожной карты. В ответе на запрос БелаПАН о ходе ее выполнения не было упомянуто ни о стратегии, ни о конкретных мероприятиях.

Не обмолвился ни словом о дорожной карте и министр образования Михаил Журавков в статье, опубликованной 19 января в газете «Советская Белоруссия». Говоря о вступлении в Болонский процесс, министр сосредоточился на структуре университетов, циклах образования (бакалавриат, магистратура и докторантура), организационных вопросах. Об академической свободе и самостоятельности университетов он не говорил вообще.

И это не случайно, так как в сфере образования нет главного, что определяет приверженность европейским ценностям, — академических свобод, считает эксперт в сфере высшего образования Владимир Дунаев.

В качестве примера он привел реакцию властей и руководства Белорусского государственного университета на начавшуюся в ноябре прошлого года студенческую кампанию против введения платы за ликвидацию академической задолженности «Студенты против» (позже добавилось и требование провести справедливые выборы в органы студенческого самоуправления).

«Желание и право студентов быть услышанными было проигнорировано, — считает Дунаев. — Выяснилось, что, когда студенты хотят воспользоваться правом на участие в принятии решений в университете, против них начинаются репрессии».

Он обратил внимание на то, что студенты получали от администрации вузов угрозы использования статьи 193.1 Уголовного кодекса (она предусматривает наказание за действия от имени незарегистрированных организаций). Это касалось независимых студенческих организаций, обратившихся к Европейскому союзу студентов за поддержкой. Отметим, что ЕС осудил преследования участников кампании «Студенты против».

Любопытно, как отреагировали на выступления студентов БГУ администрации других вузов.

В середине января СМИ распространили информацию, что Белорусский национальный технический университет (БНТУ) отменил плату за пересдачу академической задолженности. В пресс-службе и профкоме студентов БНТУ эту информацию БелаПАН подтвердили, но первый проректор вуза Георгий Вершина опроверг. В то же время он сообщил, что этот вопрос обсуждался перед началом зимней сессии.

Разноречивость информации наводит на мысль, что в вузе планировали, но не смогли отменить плату за пересдачи. Не исключено, что из-за давления сверху.

Так или иначе, многие студенты опасаются преследования за инакомыслие. Более сотни из них во время студенческого мониторинга заявили о нарушении своих прав, сообщила член инициативной группы StudentWatch Александра Кузьмич. Этот мониторинг проводился Центром развития студенческих инициатив (учреждение «Гедевс»), молодежной профсоюзной группой «Студрада» и учреждением «Офис 24».

Студенты заявляли о давлении во время кампании президентских выборов, сбора подписей против платных пересдач в БГУ и после проведения в Минске акции «Марш студентов» 2 декабря.

Согласно сообщениям студентов, зафиксированным во время мониторинга, большинство из них были вызваны на личный разговор с администрацией, многим угрожали исключением из вуза, звонили по телефону, присылали сообщения на электронную почту. Молодые люди заявляли также о давлении со стороны преподавателей.

Большинство из заявивших о преследовании со стороны администрации (70 человек) учатся в Белорусском государственном университете, 17 — в столичном педуниверситете имени Максима Танка. Несколько человек являются студентами Белорусского медицинского, Минского лингвистического университетов, других вузов.

«Студенты даже в мониторинге участвовали анонимно, так как опасались преследований со стороны администрации», — подчеркнула Александра Кузьмич.

По данным мониторинга, из БГУ исключили формально за академическую неуспеваемость, а по словам студентов, за участие в «Марше студентов» двух человек.

Не исключено, что молодые люди продолжат образование за рубежом в рамках программы имени Кастуся Калиновского, по которой прошли обучение более 600 белорусов, отметила председатель комитета защиты репрессированных «Солидарность» Инна Кулей.

«Наш опыт показывает, что власти практикуют отсроченные репрессии. Это означает, что в летнюю сессию к студенческим активистам могут применяться репрессивные меры, которые во время зимней сессии были отложены из-за внимания СМИ к проблеме. В любом случае только неослабевающий контроль со стороны общественности является гарантией соблюдения прав и свобод студентов», — сказала Инна Кулей.

Пока же «в Беларуси попираются академические свободы, студенты опасаются преследований, живут в атмосфере страха», сказал Дунаев. Меж тем именно отсутствие страха репрессий — в виде увольнения или исключения из вуза из-за гражданской позиции, высказанного мнения — и является показателем наличия академических свобод, подчеркнул эксперт.