Ярослав Романчук. КРИЗИС. Роптание рублят

Лихой сюжет валютной правды…

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

В 2015 году сюжетов типа голливудского «Молчания ягнят» в Беларуси, дай Бог, не будет. А вот роптание рублят гарантированно. Речь идет о владельцах Br-рублевых вкладов, людях, имеющих доходы и выручку в Br-рублях, а также о тех, кто имеет доходы в рублях, а обязательства (кредиты, платежи) — в твердой валюте.

По аналогии с октябрятами (юные ленинцы, наследники коммунистического октября) назовем их рублятами. Они в определенной степени наивны, легкомысленны и не мыслят жизни без Большого государства. По разным причинам они доверились Br-рублю, Совмину, Нацбанку и, разумеется, Александру Лукашенко, гаранту всего и вся в Беларуси. Эта вера была подкреплена запредельными процентами по депозитам с одной стороны, а также жесткой войной против других валют с другой.

Одни были полны решимости заработать на нереально выгодных Br-рублевых депозитах и хотя бы чуточку почувствовать аромат рантье. Другие беспечно увеличивали валютные кредиты, потому что рублевые были недоступными, а валютную стабильность они принимали, как должное. Третьи просто работают в режиме «покупаем сырьё, комплектующие, промежуточные товары за валюту, производим, продаем внутри страны за Br-рубли, покупаем валюту для покупки факторов производства за рубежом». Сегодня для них сбиты ориентиры. Они в замешательстве, поэтому ропщут. Самое неприятное для них только начинается.

Россия чихает — у нас воспаление легких

Новый глава Нацбанка Павел Каллаур — крепкий монетарный технократ, но никак не чудотворец. Ни он, ни Лукашенко не в состоянии контролировать и даже влиять на целый ряд факторов, явлений и тенденций, которые прямо или косвенно бьют под дых белорусской экономике в ее нынешней форме.

Первое — рецессия российской экономики. В 2015 году падение ВВП нашего союзника может превысить 5% ВВП. Это значит, что белорусские производители даже без учета валютного фактора будут испытывать серьезный шок сбыта. Он будет посильнее удара по белорусскому экспорту в этом году.

За январь-октябрь 2014 г. экспорт товаров в Россию составил $13,2 млрд., что на 5,3% меньше, чем было за аналогичный период 2013 г. По итогам 2014 г. сокращение экспорта может составить 7%. С учетом всех неблагоприятных факторов сокращение экспорта Беларуси в Россию в 2015 году может составить 15-20%.

За 10 месяцев стоимостной объем замороженной говядины сократился на 31,1%, свинины — более чем на 50%, молока и сливок — на 22,4%. Рост по рыбе, несгущенным сливкам и сырам лишь подсластил пилюлю. Особую тревогу вызывают производители инвестиционных товаров, в первую очередь, производители грузовых автомобилей и тракторов. По тракторам сокращение стоимостного объема экспорта в Россию (январь-октябрь 2014-го по сравнению с аналогичным периодом 2013 г.) составило 28,7%, по грузовым автомобилям — 17,2%, по с/х машин — 30%.

Беларусь сильно прогнулась под российское автомобильное лобби. Белорусский экспорт легковых автомобилей в Россию в январе-октябре 2013 г. превысил 32 тысячи авто на $420 млн. В январе-октябре 2014-го — только 6576 авто на $86,2 млн. Сокращение в 4,9 раз и потеря почти $335 млн. — серьезный удар по торговому балансу между нашими странами.

А вот динамика импорта легковых автомобилей из России — это прямое следствие правил вступления России в ВТО, нашего вступления в ЕАЭС и девальвации RUR-рубля. Если в январе-октябре 2013 г. беларусы ввезли из России 13,4 тысячи авто на $185,6 млн., то за первые 10 месяцев 2014-го — уже 32,7 тысячи на $470,3 млн. (рост в 2,5 раза).

Серьезные проблемы на российском рынке испытывают производители товаров легкой промышленности, деревообработки, строительных материалов, машин и оборудования и даже мебели.

Вторая тенденция — продолжение девальвации RUR-рубля. При цене нефти ниже $50 за баррелей, очевидных потерях российской экономики от санкций Запада, всеохватывающей коррупции и большевистских подходах Кремля к экономической политике RUR-рубль обречен на падение до RUR90-100 за $1 к концу 2015 года. Такого рода шок сравним разве что с российским дефолтом 1998 года.

Если Кремль не одумается и не прекратит свои военные и экономические авантюры, Беларуси может быть еще хуже. Обеспечивать стабильность финансовой системы страны в условиях такого рода валютной войны — это сверхзадача даже для четко работающей, скоординированной власти. Это явно не наш случай. Склочность вертикали власти, неспособность очиститься от некомпетентных, непрофессиональных чиновников добавляет нервозности белорусским рублятам.

Валютные долги при резко слабеющем рубле

По официальным данным, внешний долг государственного сектора в расширенном определении и внешний долг частного сектора, гарантированный государством, на 1.10.2014 г. составил $23,24 млрд. За январь-сентябрь 2014 г. он вырос на $1,56 млрд. ВВП Беларуси в 2014 году в долларовом выражении (по официальному курсу) составил оценочно $70 млрд. Т.е. внешний госдолг составил 33,2% ВВП.

В 2015 г. даже по весьма консервативной оценке курса Br17000/1$ ВВП Беларуси составит ~$60 млрд. Это значит, что размер госдолг вплотную приблизится к 40% ВВП, а его обслуживание потянет на 7-9% ВВП страны. Это почти столько же, сколько белорусские власти тратят на образование и здравоохранение вместе взятые.

Такова цена грубейших ошибок в монетарной политике в 2014 г. и особенно валютного шока декабря прошедшего года.

Понятное дело, что Минфин, который должен собрать деньги на обслуживание долгов, очень не хочет девальвации. Одно дело купить $4,1 млрд. по курсу $13500/$1 (Br55,35 трлн.), другое — по курсу Br18000/$1 (надо уже Br73,8 трлн.). В случае такой девальвации Минфин «попадает» на Br18,45 трлн. И это те деньги, которые не предусмотрены в законе о бюджете на 2015 год. Это более 14% доходов республиканского бюджета. Для сравнения, на судебную власть, правоохранительную деятельность и обеспечение безопасности в бюджете на 2015 г. выделено Br15,31 трлн.

В состоянии шока находятся государственные предприятия, которые в предыдущие годы брали валютные кредиты, в том числе на модернизацию. Сегодня ломается структура экономики, а также внешнего спроса. Отдавать валютные долги в условиях глубокой девальвации очень сложно. Оборотного капитала у белорусских предприятий и так кот наплакал, а тут еще такой шок.

Резкий рост числа банкротств обеспечен. Его может скрыть только правительство, которое в традиционной для себя манере будет брать эти долги на себя и рассчитываться с кредиторами самостоятельно. Всех не спасут, но основным, самым крупным заводам, деньги найдут. Если не найдут, то заставят напечатать.

Валюта для жизнеобеспечения производителей и потребителей

Ропщущие рублята в промышленности и АПК находятся в полной прострации. Им даже отмена налога на покупку валюты — как мертвому припарка. За январь-сентябрь 2014 г. на уплату процентов по кредитам и курсовые разницы было потрачено Br3,06 трлн., а прибыль составила только Br3,65 трлн. Получается, что уже в 2014 году белорусская промышленность работала на отдачу долгов. В 2015 году ситуация будет гораздо хуже.

Традиционные рынки скукоживаются. Инновационных конкурентных товаров для выхода на новые практически нет. Белорусские власти до сих пор не получили от ЕС статус страны с рыночной экономикой, чтобы активизировать свое присутствие на европейском рынке.

Будешь нещадно «доить» «Беларуськалий», нефтянку и банки — рискуешь потерять куриц, несущих золотые яйца. С высокой степенью вероятности можно прогнозировать сокращение валютной выручки, падение внутреннего спроса (этот процесс начался уже в 2014 г.), резкий рост лишних людей в существующей структуре производства товаров и услуг.

Рублята-потребители тоже шоке. Миллионы белорусов привыкли к тому, что у них ежемесячные доходы складывались в $600. Власти к концу 2015 г. обещали даже $1000, а тут нужно снова привыкать ужиматься в рамки $300 в месяц, но с гораздо более высокими ценами на ЖКУ, бензин и импортные товары.

Нет сомнений, что розничная торговля в 2015 году в реальном выражении даст большой минус. Рублята увидели на горизонте черный день и встревожились. В такой ситуации большинство потребителей предпочтет отложить большие покупки до лучших времен. Особенно чувствительные категории населения (бюджетники, пенсионеры, молодежь) будут искать что-то подешевле и побюджетнее.

Это плохие новости для белорусских производителей, которые уже привыкли к устойчивому росту спроса внутреннего рынка. Им даже Минторг со своими безумствами вряд ли поможет.

Валютная правда пришла к нам в дом с православным Рождеством. Давайте рассчитывать на то, что великий, светлый праздник зарядит нас энергией и силами для преодоления очередного трудного года. Большие начальники распорядителей чужого (политиков и чиновников) по привычке ставят свечки за стабильность той экономической модели, которую они считают уникальной и эффективной. У рублят же есть все основания помолиться за то, чтобы они, наконец, прекратили антигуманные, жестокие валютные и финансовые эксперименты над живыми людьми.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».