КУЛЬТПОИСК. Надя Бука. От вытинанки к бутинанке

«Мне были интересны именно ножницы…»

Художница Надя Бука создает удивительный мир бутинанок. Начав с традиционных белорусских вытинанок, девушка пришла к собственному стилю. Она делает удивительно тонкие сюжетные картины с помощью бумаги и ножниц.

Надя Бука

Увидев впервые в Сети работы Нади, я подумала, что попала на страничку зарубежной художницы. Узнав, что Надя — белоруска, да еще и моя коллега (девушка работает корреспондентом на СТВ), я не могла пройти мимо этого человека, наделенного уникальным даром и очень личным видением бумажного пространства.

При встрече Надя сразу же дарит мне открытку собственного изготовления. За чашкой чая мы разговариваем о Пигласах, которые прилетают к влюбленным и питаются деревянными прищепками, и о том, как и почему вытинанка стала бутинанкой.

Несимметричная бунтарка

Мне были интересны именно ножницы. Рисунок — это основа всего, и ему я научилась у своего отца — он художник. Именно он дал мне первую хорошую школу. После я решила поступать в Молодечно в художественное училище на отделение декоративно-прикладного искусства. На первом курсе мы изучали именно вытинанку. Это и стало, наверное, точкой отсчета моего изобразительного искусства. Вообще, я бунтарка по характеру, революционерка, всегда пытаюсь найти что-то новое, свое. Мне поэтому очень сюрреалисты нравятся: они реалии отображают по-своему, у них свое видение.

Изначально вытинанки у меня получались не такими, как у всех остальных в группе. Преподаватели меня пытались переучить, как, знаешь, левую руку на правую переучивают. А потом поняли, что это бесполезно, что симметрии у меня в работах не получится, что у меня свое видение, они, можно сказать, опустили руки. Моей дипломной работой стало что-то среднее между вытинанкой и бутинанкой. Ни в одной работе, которых было двенадцать, не было симметрии. Это были сюрреалистические черно-белые иллюстрации к собственной поэтической книге на белорусском языке. Книга называлась «Вершы» — я тогда была еще Надзеяй Смальяковай.

Вырезать мне очень понравилось. Конечно, постоянная мозоль на пальце, но это все мелочи. Это на самом деле очень интересная работа, ведь когда ты вырезаешь, ты не знаешь, что у тебя получится в конечном итоге. Ты ее как снежинку разворачиваешь, кладешь на лист бумаги... Ножницы рисуют свое! В последнее время я рисую не столько на бумаге карандашом, сколько ножницами, ими делаю и выравниваю линии.

Хочу открыть свою студию

Честно скажу, я не видела, чтобы в Беларуси именно вырезали графику. Есть традиционная вытинанка — это сильная школа и я очень благодарна педагогам, которые занимались со мной в училище в Молодечно. Я знаю, что в Академии искусств тоже учат классической вытинанке. Но почему-то у нас не учат, как графику изобразить с помощью цветной бумаги и ножниц. Хотя за границей, например, силуэтное искусство развито достаточно хорошо. Может, я покажу пример, как с этим можно работать. Я бы очень хотела когда-нибудь открыть студию.

Почему-то меня пока еще не приглашают давать мастер-классы. Я удивлена. Поэтому я взяла все в свои руки и пошла в минский музей и спросила, могут ли они мне дать площадь. Сейчас ведутся переговоры о том, чтобы у меня была своя студия, где я смогу заниматься с людьми, которым интересно это искусство. Совсем маленькие дети не поймут — это все-таки сюрреализм, а вот с людьми старше двенадцати лет было бы интересно. Пускай это будут мои ровесники или люди старше меня, неважно, но они попробуют работать в этом направлении. Это очень интересно даже художникам. Надеюсь, эта идея реализуется.

Журналист по воле случая

В моей жизни многое решает случай, поэтому я верю в судьбу. Я собиралась поступать в Академию искусств на дизайнера интерьера. Мне очень нравятся интерьеры, и я до сих пор продолжаю их рисовать, студентам помогаю. Я готовилась к поступлению в академию. Когда оставалось где-то полгода до окончания учебы в училище, по телевизору шел сериал, главными героями которого были тележурналисты. Там журналистка брала интервью у Стинга, а он мне очень нравился. И я думала: это же можно вот так близко общаться с такими людьми! И в один момент я сказала маме: «Я, наверное, на журналиста буду поступать». Она, конечно, чуть не упала. И сказала мне: «Ты, конечно, Надюша, пробуй». Одним словом, я поступила на бюджет.

У меня к тому времени уже была семья, родился сын. К тому же, я училась на заочном и работала на двух работах. Я на местном телевидении в Молодечно вела новости, сама же для них делала репортажи и преподавала изобразительное искусство для деток в деревне. Попала туда по распределению и как Лобанович ездила. (смеется) К тому же, мне было очень интересно учиться! Я запоем читала книги, сама писала курсовые… Три года у меня была такая ну очень насыщенная жизнь.

Потом я попросилась на СТВ ведущей, меня взяли. Но работаю не ведущей, а корреспондентом — раз в неделю делаю сюжет на заданную тему для передачи «Большой город». В основном, это социальная тема. Культуру мне не дают, не знаю, почему… Я ушла на полставки, а все остальное время посвящаю семье и творчеству. Если бы не было этой новостной работы, я бы, наверное, улетела. Я художница — летаю в облаках. Как воздушный шар. А работа меня держит на земле. (смеется)


Пигласы и белорусский колорит

Пигласы — это те существа, которые стоят во главе моего пантеона, как Зевс в древнегреческой мифологии. Я про них даже фильм сняла, потому что очень часто спрашивают про них. Этот фильм — абсолютный экспромт! Делали его я и муж. Он сказал: садись и рассказывай. И я рассказала без сценария, просто из головы рассказала про придуманных мной Пигласов. Там так снято, что у многих вопрос: была я голая или одетая. Я была одетая. (улыбается)

Первого Пигласа я очень долго вынашивала. Иногда я его вижу у творческих людей. Ведь что такое Пиглас? Это глаз. И я его вижу в глазах творческих людей. Иногда я посылаю Пигласа, чтобы пожелать удачи — он вдохновляет. Пиглас оберегает влюбленную пару, чтобы люди не ссорились. У меня любимая игра — я люблю считать влюбленные пары. Вот иду по городу и считаю целующиеся пары… Если насчитаю больше пяти, то день удался, а если не увижу, то мне и грустно. Думаю: «Пигласы, где же вы, куда вы разлетелись?..».

Конечно, мне поначалу говорили, что я какой-то ерундой занимаюсь! У нас же как? Если ты не копируешь кого-то заслуженного, то ты странный человек, который дурью мается… Говорили разное, но я думаю, что Бог простит этих людей. Если бы это было мнение критика, я бы, конечно, прислушалась. Но пока что такого не было.

Ко мне как-то подошел мой одногруппник, который занимается дизайном, и сказал, чтобы я больше использовала белорусский колорит в своих образах. Потому как важно, чтобы в мире понимали, что ты — художница из Беларуси. И я начала больше внимания уделять белорусской символике, орнаменту. Я думаю, что и людям это тоже интересно. Национальный колорит должен быть. Это правильно. Белорусское искусство должно обретать новую форму, но не должно теряться.


Надя Бука

Надя Бука — художник, журналист. Родилась 2 декабря 1981 года в Молодечно. В 1996 году победила в международном конкурсе «Дети мира рисуют Иерусалим». Композиция и сегодня экспонируется в главном музее Израиля. В 1999-2002 годах училась в Молодечненском музыкальном училище им. Огинского на отделении декоративно-прикладного искусства. В 2003-2007 годах — студентка факультета журналистики БГУ. В 2003-2005 годах преподавала изобразительное искусство в Красненской СШ (Молодечненский район). В мае 2011 года состоялась первая персональная выставка бутинанки «Нешта» в художественной галерее «Университет культуры» в Минске. В сентябре 2011 года открылась вторая персональная выставка в художественной галерее города Крупки. Декабрь 2012 года — третья выставка «У снежка» в галерее TUT.BY. Февраль 2013 года — выставка бутинанки в Республиканском театре белорусской драматургии.