Ярослав Романчук: через 15 лет Беларусь войдет в Евросоюз

Я не вижу проблем в том, чтобы отказаться от пустых договоров по Союзному государству, Таможенному союзу и перейти к полноценной либерализации торговли...

Претендент на пост главы государства, заместитель председателя Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук рассказал интернет-газете Naviny.by, как нужно реформировать отношения с Россией и ЕС, при каких условиях белорусы станут зарабатывать 3 тысячи долларов, что даст приватизация и чем будет заниматься Александр Лукашенко в случае поражения.

 Ярослав РоманчукЯрослав Романчук. Родился 10 января 1966 года в поселке Сопоцкин Гродненской области.
Учился на специализированных курсах на фондовой бирже в столице Индии (1992), прошел курс обучения в Институте экономического развития Всемирного банка (1995), выпускник философско-экономической школы Университета Колорадо (1998), Университета Калифорнии (2002). Закончил аспирантуру БГУ по специальности «экономика». Диссертация посвящена теме «Концептуальные подходы и парадигмы системных экономических реформ в трансформационном обществе. Сравнительный анализ».
Работал начальником отдела внешних связей Республиканского союза предпринимателей, генеральным директором иностранного предприятия «Марион» (1992-1995 гг.), экономическим аналитиком в Национальном центре стратегических инициатив «Восток-Запад», в качестве эксперта в Комиссии по экономической политике Верховного Совета Беларуси. С 1997 года — эксперт аналитического центра «Стратегия», с 2007 г. — исполнительный директор этого центра.
В 2000 году избран заместителем председателя Объединенной гражданской партии.
Автор 9 книг по экономике, в том числе о путях повышения эффективности и конкурентоспособности экономики Беларуси.
Разработал ряд программ экономического и социального развития. Эти программы направлялись и в правительство Беларуси, которое использовало многие идеи Романчука без ссылки на автора. В 2006 г. единый кандидат от демократических сил Александр Милинкевич использовал его наработки в своей предвыборной программе.
Свободно владеет белорусским, русским, английским и польским языками, говорит на французском.
Не женат.

С оглядкой на второй тур

— На предстоящих президентских выборах Вы, в случае регистрации в качестве кандидата в президенты, рассчитываете примерно на 30% голосов. Неужели жажда перемен у белорусов настолько велика, что может гарантировать Вам такую солидную поддержку?

— Последние данные репрезентативного опроса показывают, что Александр Лукашенко может рассчитывать максимум на 40%. Около 20% голосов пойдут оппозиции — тем, кого относят к демократам, оставшаяся часть — голоса неопределившихся избирателей. Но вряд ли они определяться в пользу Лукашенко. Он поставил страну в позицию изоляции, разрушает наш конкурентный потенциал, создает угрозы для макроэкономической стабильности. Но не думаю, что эти люди поддержат Лукашенко. Они рассчитывают на кого-то нового. Поэтому в нашем базовом сценарии развития событий — 30-35% в первом туре и ожидаемая победа во втором туре. Потому что действующий президент никогда не получит большинство при проведении второго тура.

— Тем не менее, уже сейчас многие считают исход выборов предрешенным и готовятся выйти на Октябрьскую площадь 19 декабря. Собираетесь поддержать эту часть протестного электората?

— Конечно, я тоже пойду на площадь, и мы будем внимательно слушать заявления госпожи Ермошиной. Я не исключаю, что власти могут провести выборы по радикальному сценарию. Но я надеюсь на позитивное развитие ситуации в виде второго тура.

— …который, по вашим прогнозам, Александр Лукашенко однозначно проиграет. Кстати, если это произойдет, готовы ли предложить действующему президенту какую-то должность?

— Это 99-й вопрос, который меня волнует. Думаю, Александр Григорьевич обладает такими знаниями и опытом, что вполне сам найдет себя в каком-нибудь венесуэльском, иранском, иракском проекте или будет писать мемуары. 

Ярослав Романчук на концерте AC/DC 

— Кстати, действующий президент Беларуси неоднократно подчеркивал, что белорусская оппозиция финансируется за счет западных спонсоров. Во время последней пресс-конференции с российскими СМИ он еще раз заявил о площадках для финансирования, которые созданы в Литве, Польше и Германии. Нескромный вопрос: так откуда все-таки деньги на предвыборную кампанию?

— Объединенная гражданская партия существует с 1994 года. У нас хорошая членская база, мы активно участвуем в любой избирательной кампании, налажены тесные контакты с белорусскими предпринимателями, поэтому проблем с минимальным финансированием, которое требуется на данном этапе, у нас нет. И никто не может нас уличить в том, что мы получаем деньги с Запада или с Востока. Волонтеры, которые нам помогают, делают это не ради денег, а в связи с тем, что хотят перемен.

Структурные реформы — панацея

— Правительство, по крайней мере на словах, со сдержанным оптимизмом оценивает развитие ситуации в экономике. Более того, убеждает электорат, что увеличение заработной платы как раз и стало возможным благодаря росту экономики…

— Вся экономическая политика является заложником президентской кампании. Нацбанк начал активно печатать деньги, дефицит бюджета в отличие от запланированного увеличивается в два раза (это без учета средств ФСЗН). Кредитование экономики продолжается по инерции, но модернизации экономики не происходит. Мы находимся на грани макроэкономической дестабилизации.

Если планы по увеличению роста зарплаты до 500 долларов будут реализованы, инфляция уже в первом квартале следующего года может составить 25-30%. В этой ситуации граждане будут чутко реагировать на процентные ставки по вкладам, и я не исключаю серьезного оттока рублевых депозитов и их перевода в валютные. Власти надеются, что до конца года не произойдет серьезных проблем в виде обвала курса, роста цен. Хотя уже в сентябре инфляция составила 1,5%, что является рекордом для этого года.

— Какая судьба в этом случае уготована белорусскому рублю?

— Рубль под угрозой девальвации и инфляции. Если Нацбанк выполнит свои намерения по увеличению денежной массы на 40%, это обрушит курс. В случае большой денежной экспансии и ухудшения торговли с Россией курс может снизиться до 4 500 рублей за 1 доллар.

— И какие реанимационные шаги видятся самыми необходимыми?

— Первые документы, которые были бы приняты, если бы стал президентом, — это указ о либерализации экономической деятельности и закон о бюджете. Нам нужен полноценный комплекс реформ в области денежно-кредитной, бюджетно-налоговой политики, внешней торговли, приватизации. Решение в экономической сфере должны принимать компании в рамках своих денег, бюджетов, а не чиновники. В ситуации, когда более половины ВВП распределяется государством, когда административная нагрузка составляет порядка 15% от выручки предприятий, надеяться на то, что ситуацию в экономике можно выправить исключительно директивными методами, это наивность. Чем дольше мы будем затягивать с реформами, тем хуже будет становиться ситуация.

— Эксперты, в том числе и международные, в качестве основной меры по модернизации и повышению эффективности работы промышленности рассматривают приватизацию…

— Приватизация должна проводиться по нескольким основным направлениям. Это, в частности, продажа арендаторам, в том числе индивидуальным предпринимателям, арендуемых помещений по остаточной стоимости. Это позволит укрепить собственный бизнес и приведет к открытию новых бизнесов.

Малые и средние предприятия должны продаваться на открытом аукционе нашим гражданам. Что касается крупных предприятий, то они должны продаваться по индивидуальному конкурсу и следующей схеме: контрольный пакет — для стратегического инвестора, 25% акций — пенсионному фонду, 10% — работникам предприятий. Таков наш сценарий.

— Остается ли при таком сценарии что-то в собственности у государства?

— Конечно. Дороги, почта, инфраструктура МВД, военная инфраструктура, система образования, здравоохранения. В целом в госсобственности, по нашим подсчетам, будет находиться около 25% активов.

— Остальные активы будут преимущественно распределены между иностранными компаниями или белорусскими?

— Нет необходимости таким образом расставлять приоритеты. У нашего бизнеса есть свои преимущества. Это уникальный человеческий капитал, знания. Но если компания из Швеции или Германии приходит сюда для строительства предприятий, чтобы впоследствии экспортировать около 95% продукции на рынок России, пожалуйста. Необходимо обеспечить открытость рынка и сделать так, чтобы существующие на нем компании не получили статус олигополии или монополии, и не могли блокировать вход на рынок и влиять на свободную конкуренцию. Самая главная задача — обеспечить доступ наших товаров на рынок России и Украины без пошлин и нетарифных ограничений.

И Россия, и Евросоюз

— Значит, Россия должна остаться ключевым партнером Беларуси?

— С Россией необходимо сохранить особые отношения, потому что Россия — это 49% товарооборота и 40% экспорта. Поэтому неизбежным является нормализация отношений в рамках зоны свободной торговли. В связи с этим я не вижу проблем в том, чтобы отказаться от пустых договоров по Союзному государству, Таможенному союзу и перейти к полноценной либерализации торговли между странами.

— То есть?

— Это означает снятие всех тарифных и нетарифных ограничений на перемещение российских товаров в Беларусь и, соответственно, предоставление аналогичного режима в отношении наших товаров при поставках в Россию. Но при такой ревизии отношений мы должны понимать, что энергоресурсы придется покупать по мировым ценам.

— Разве бюджет не отощает при такой ревизии отношений?

— Бюджет должен быть реальным и формироваться на другой налоговой основе. Разработанный нами вариант бюджета позволит минимизировать проблемы с финансированием. Конечно, когда Беларусь не получит около 7% энергетического гранта, будет сложно. Но за счет проведения либерализации, превращения страны в активную экспортно-импортную зону, база для уплаты налогов будет шире, и, соответственно, увеличится количество желающих сделать здесь бизнес, чтобы открыто торговать с Россией, Украиной, ЕС.

— Рассматривается ли АЭС в качестве одного из источников минимизации нагрузки на бюджет при покупке российских энергоресурсов по мировым ценам?

— Атомная станция нам не нужна. Мне в правительстве так и не смогли сказать, какая стоимость электроэнергии закладывается в проект. А когда мы затеваем проект на 10 миллиардов долларов на много лет с неопределенными перспективами и колоссальной нагрузкой на бюджет, не говоря уже об экологической составляющей, то такой проект нам не нужен.

— С кем еще мы должны тесно дружить?

— Стратегическое партнерство нам нужно иметь с Украиной, ЕС. Это главные торговые партнеры, и если мы создадим максимально хорошие условия торговли с этими странами, то обеспечим 95% товарооборота. Что касается остальных стран, то отношения с ними надо выстраивать в зависимости от экономической целесообразности. Мы никогда не будем супердержавой. Но нам надо адаптировать законодательство под все международные нормы и стандарты, начиная с демократии, прав человека, заканчивая торговлей и правилами конкурентоспособности. Тут ни Иран, ни Сирия, ни Вьетнам не будут нашими стратегическими партнерами, а просто партнерами, с которыми надо быть открытыми.

— А как же Венесуэла и такие заманчивые договоренности в сфере поставок нефти? Будучи президентом, вы бы отказались от этих проектов?

— Президент не должен заниматься обеспечением НПЗ нефтью. Это дело конкретных компаний. Когда наши НПЗ станут полностью частными, они сами будут решать, у кого покупать нефть. Если в Венесуэле это делать выгодно, пожалуйста. 

Ярослав Романчук на пикете по сбору подписей 

— Каким образом необходимо выстраивать полноценные торгово-экономические отношения с Евросоюзом?

— Для начала необходимо ввести мораторий на смертную казнь, что позволит уже в течение первого квартала после президентских выборов войти в Совет Европы. Далее в течение 2-3 лет провести работу по адаптации нашего законодательства под стандарты ВТО с последующим вступлением в ВТО. Затем мы получаем статус страны с рыночной экономикой и после этого начинаем договариваться с ЕС о заключении договора о свободной торговле.

— Но где гарантии, что наши товары смогут конкурировать в Европе, а европейские товары не вытеснят белорусские с внутреннего рынка?

— Конкуренция с европейскими товарами не является чем-то непреодолимым. Мы сами сможем определять перечень товаров для свободного перемещения. С другой стороны, белорусская экономика к тому моменту будет частью европейской экономики и более конкурентоспособной. Также мы получим сбалансированную финансовую систему и сможем начинать переговоры о вступлении Беларуси в ЕС. При благоприятном развитии событий к 2025-2027 году Беларусь уже может оказаться в Евросоюзе.

— А вот в 2013-2014 годах мы можем оказаться совсем в другом месте. Именно на эти два года приходится пик выплат по долгам — примерно 5 млрд. долларов.

— Если брать совокупный госдолг, а это 12,5 млрд. долларов, он не такой большой. Будучи президентом, я бы обязательно провел переговоры с МВФ, чтобы договориться и разбросать наш долг на 10 лет. К тому же можно будет добиться поддержки от ЕБРР, ЕС, полноценно включиться в программу «Восточное партнерство». То есть у нас будет ресурс, чтобы поддержать развитие страны. Не исключаю, что часть долга нам вообще могли бы простить, особенно если мы четко продемонстрируем свои намерения по созданию конкурентного типа экономики.

— Россия вряд ли простит нам долги…

— Россия не простит долги именно Лукашенко. Ведь российская власть чувствует себя обманутой после подписания различных договоров, которые в Беларуси часто игнорируются.

— В чем основная идея вашей программы «Миллион новых рабочих мест для Беларуси»?

— Сегодня, по мнению правительства Беларуси, каждое третье рабочее место в госсекторе находится под угрозой исчезновения. Мы исходим из того, что для сохранения существующего числа работников нужно создать под них рабочие места. Разработаны меры по оказанию материальной помощи гражданам, проживающим в моногородах (где 25% экономически активного населения работает на одном предприятии) и самостоятельно решающих вопрос занятости. Например, если человек переезжает в более крупный город, то он получает из бюджета 500 долларов в качестве единовременного гранта для переезда и обустройства на новом месте. Также предполагаем увеличение пособий по безработице до 120 долларов, чтобы безработные чувствовали себя защищенными.

— Имеющие работу тоже хотят быть финансово защищенными. Когда и каким образом белорусы по уровню зарплаты смогут приблизиться к европейским странам?

— Когда мы используем все преимущества нашего географического положения, когда начнем продавать свои товары и услуги во все страны и континенты, то на выходе будем зарабатывать по 3 тысячи долларов в месяц. Если провести полноценное системное реформирование, то лет через десять по уровню зарплаты мы можем подтянуться к некоторым странам ЕС, а некоторые даже обогнать. 

Ярослав Романчук на футбольном поле 

— Каким должен быть статус белорусского языка? Что Вы изменили бы в этой сфере, став главой государства?

— В рамках поддержки белорусского языка, в рамках ознакомления с нашей культурой есть намерения создать институт национального возрождения, который будет координировать десятилетнюю программу национального возрождения языка, культуры, популяризация белорусского языка. Мы намерены создать хороший информационно-образовательный продукт на белорусском языке и впоследствии, если наши граждане этого захотят, белорусский язык останется единственным со статусом национальный.

 

Интервью других претендентов на участие в выборах президента
Дмитрий Усс

Дмитрий Усс: из-за конфликта с Россией мы теряем миллиарды
Новому белорусскому президенту надо будет срочно ехать к Медведеву и договариваться…

Андрей Санников

Андрей Санников: президентская власть нужна для проведения реформ
Претендент в президенты уверен, что стремление Беларуси в ЕС не противоречит стратегическому партнерству нашей страны с Россией...

Николай Статкевич

Мікалай Статкевіч: станавіцца годным страшна, але лепш за ўсё
Прэтэндэнт на пасаду прэзідэнта Мікалай Статкевіч не баіцца ні турмы, ні расійскай імперыі...

Владимир Некляев

Уладзімір Някляеў: я зраблю ўсё, каб у Беларусі запанавала праўда
Лідэр грамадзянскай кампаніі «Гавары праўду!» распавёў, на чым базуецца крэатыў яго каманды, якімі павінны быць...

Юрий Глушаков

Юрий Глушаков: президентская должность — бремя невероятной тяжести
Претендент на пост президента от партии «Зеленые» хочет ввести мораторий на строительство АЭС и на приватизацию крупных предприятий...

Рымашевский Виталий

Віталь Рымашэўскі: дакажу беларусам, што яны моцны і годны народ
Беларусы чакалі ад Лукашэнкі, што ён не будзе іх падманваць. На жаль, не дачакаліся. Цяпер яны чакаюць гэтага ад таго чалавека, які яго заменіць...

Виктор Терещенко

Виктор Терещенко: моя кандидатура — самая подготовленная после Лукашенко
Я единственный из всех кандидатов был депутатом парламента, участвовал в разработке ряда государственных программ, являюсь не просто...

Григорий Костусев

Рыгор Кастусёў: я ліквідую КДБ і Саюзную дзяржаву з Расіяй
Намеснік старшыні Партыі БНФ Рыгор Кастусёў распавёў пра свае падабенства да Аляксандра Лукашэнкі, планы эканоміць на ахове прэзідэнта і ліквідаваць...

Алесь Михалевич Алесь Михалевич: я поведу Беларусь к неучастию в военных блоках
Претендент на пост президента, лидер союза «За модернизацию» Алесь Михалевич одним из первых заявил о своих президентских амбициях...
Сергей Рыжов Сергей Рыжов: первым делом верну людям украденные у них льготы 
Пойти в президенты витебчанина Сергея Рыжова подтолкнула история с освященными православной церковью консервами для детского питания...
Владимир Провальский Владимир Провальский: главная задача государства — зарабатывать деньги 
На президентские выборы индивидуальный предприниматель из Витебска Владимир Провальский идет без какой-либо программы...
Иван Куликов Иван Куликов: в Евросоюз нужно двигаться вместе с Россией 
«Никаких личных амбиций удовлетворять не планирую. Мне просто хочется, чтобы в Беларуси людям лучше жилось»...