Национальный пантеон Беларуси. Онлайн-конференция

С историками Анатолием Тарасом и Андреем Киштымовым мы обсуждали новый проект — «Национальный пантеон Беларуси»…

На сайте Naviny.by 24 февраля прошла онлайн-конференция с белорусскими историками Анатолием Тарасом и Андреем Киштымовым. Тема разговора — роль личности в истории и формирование национального пантеона.

Анатоль ТарасАнатоль Тарас. 1944 года нараджэння. Навуковец і пісьменнік. Доктар навук у галіне інфармацыйных тэхналогій, прафесар. Рэдактар альманаху “Дзяды”, прысвечанага беларускай гісторыі. Аўтар/рэдактар-укладальнік кніг “Войны Маскоўскай Русі з Вялікім Княствам Літоўскім і Рэччу Паспалітай у XIV-XVII ст.ст.” (2006); “Гісторыя імперскіх адносін: беларусы і рускія. 1772-1991” (2008); “Анатомія нянавісці: Руска-польскія канфлікты ў XVIII-XX стст.” (2009); “Грунвальд, 15 ліпеня 1410 года”. (2010); “Навуковы антыкамунізм і антыфашызм” (2010); “Перадгісторыя беларусаў ад старажытнасці да XIII стагоддзя” (2010); “Касцёл у нашым жыцці: Да 100-годдзя Чырвонага касцёла” (2010); “Беларусь перад усім: Аб нацыянальнай беларускай ідэі” (2011), а таксама яшчэ 83 кніг на розныя іншыя тэмы.
Андрей КиштымовАндрей Киштымов. 1954 года рождения. Окончил исторический факультет Белорусского государственного университета. Кандидат исторических наук. Действительный член Румянцевского общества друзей Российской государственной библиотеки с 1994 года, член Белорусского исторического общества с момента его основания (2001 г.). В 1996-2001 годы член рабочей группы межцерковного диалога «Роль церквей в примирении народов Центрально-Восточной Европы». Участник Международных экспедиций по водным путям «Богун-2002», «Шелковый путь-2003», «Янтарный путь 2004-2005», «Большой Неман-2006», «Десна-2008», «Великий Новгород-2009».
Заслуженный деятель туризма Украины. Участник Программы «Белорусско-Европейская сеть — фасилитация европейского развития для Беларуси» (Евросоюз, Брюссель, 2009-2010). Автор более 250 публикаций в научных изданиях Беларуси, Германии, США, Польши, России, Украины, Литвы, Эстонии, Киргизии. Один из авторов «Handbuch der Geschichte Weissrusslands» (Gottingen, 2001) и тома 4 «Беларусь у складзе Расійскай імперыі (канец XVIII — пачатак ХХ ст.)» (Мн.: Экаперспектыва, 2005) в 6-ти томной «Гісторыi Беларусі», энциклопедии «Экономическая история России (с древнейших времен до 1917 г.)»: в 2 т. (М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2008-2009. Автор серийных изданий «Нашы славутыя землякі» и «Славутыя імёны Бацькаўшчыны». Преподаватель Белорусского коллегиума. Доцент Института парламентаризма и предпринимательства (Минск).

 

 

Справка Naviny.by. Проект «Национальный пантеон Беларуси»

Интерес к отечественной истории давно уже вышел за рамки дискуссий историков-профессионалов. Общественное мнение расколото не только в оценках настояшего, но и прошлого. Однако, при всей полярности мнений, бесспорно одно: история — это всегда история людей. Кумиры прошлого определяют наше настоящее. Более того, актуален и вопрос: как, с каким историческим багажом мы будем идти в будущее?

«Национальный пантеон: фундамент гуманитарной безопасности Беларуси» — так называется гуманитарный проект, инициаторами которого стала группа известных белорусских историков. Роль личности в истории — классическая тема для исследований. Она давно уже вышла за рамки научных трудов. Чьим именем назвать улицу или площадь? Кому поставить памятник? О ком снять фильм? Кто достоин упоминания в школьном учебнике, а кого оттуда, наоборот, надо вычеркнуть?

Конечно, история неповторима. Нельзя дважды войти в одну и ту же историческую реку. Но одна из целей истории — расширение наших знаний о возможном. Если это удалось нашим предкам, то почему же этого должны бояться мы?

Есть шутливое, но с долей правды, выражение: «Война — это слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам». Поэтому нам бы хотелось, чтобы круг белорусских исторических имен не определялся только в кругу профессиональных историков. Нужен широкий общественный диалог.

Кто войдет в Национальный пантеон? Какой должен быть механизм отбора? Появятся ли в нем новые имена? Узнаем ли мы новые черты уже известных исторических личностей? Что получим в итоге? Надеемся, что не застывший иконостас исторических персон, а тех, кто реально дал Беларуси возможность занять «свой пачэсны пасад між народамі».

Мы вместе делаем нашу историю. Вместе будем вести разговор и про ее человеческое лицо.

— Суть проекта понятна, это действительно необходимо. Но по каким критериям, кто и как будет отбирать персоны для включения в Пантеон? Кем, когда и каким образом будет приниматься окончательное решение?
Lord, Брест

Андрей Киштымов: — Критерии окончательно пока не выработаны, и эта онлайн-конференция, надеемся, поможет в их выработке. В принципе, критерии не существуют отдельно от их носителей. Это дорога с двусторонним движением: через критерии идем к персонажам, которые будут включены в Пантеон, а глядя на персонажи, можем определять и критерии.

Пока единственный критерий, с которым мы определились, — принадлежность к белорусской земле. Человек должен был тут родиться или, даже родившись не в Беларуси, сделать для нашей земли что-то значимое. Например, Владимир Мулявин. Он — русский, но его вклад в развитие белорусской культуры — бесспорен. Более того, именно благодаря Мулявину музыкальный мир узнал о Беларуси много нового.

В процессе работы над этим проектом мы предложим список ярких личностей, проверим на общественном мнении, достойны ли они включения в Пантеон, и только после этого будет составлен некий список, который мы порекомендуем для включения в учебные программы и предложим СМИ, чтобы они уделили этим личностям особое внимание.

Однако нам важно не только то, что будет на страницах учебников по истории, но и то, что будет за пределами этих страниц. То есть, в общественном сознании. Популяризация достойных личностей и является одной из целей нашего проекта.  

 

— Ці прадугледжваеце Вы супрацоўніцтва з дзяржаўнымі ўстановамі ў стварэнні Беларускага Пантэону? У чым і як яно можа ажыццяўляцца?
Ліда, Ліда

Анатоль Тарас: — Безумоўна. У пералік такіх устаноў уваходзяць дзяржаўныя архівы, музеі, бібліятэкі, навучальныя ўстановы, міністэрствы (культуры, адукацыі, інфармацыі, абароны і г.д.), сродкі масавай інфармацыі. А ўвогуле мы адкрыты для супрацоўніцтва з усімі.

Перш за ўсё, мы самі будзем да іх звяртацца — з просьбай аб дапамозе ў прадастаўленні інфармацыі і доступу да архіваў, а таксама з прапановамі, каб яны звярнулі ўвагу на выдатныя асобы з нашай гісторыі. Вось, напрыклад, у Вільні захоўваюцца фонды Беларускага музею імя Антона Луцкевіча. А самога музею няма. Чаму б нам не паклапаціцца аб адраджэнні гэтага музея? Хай ён існуе ў Вільні, але будзе беларускім музеем. А тэма «Беларусы ў Вільні» — невычарпальная. Зразумела, што без дзяржаўнай дапамогі мы гэтае пытаннне не вырашым.

Увогуле мы не хочам, каб гэты праект выглядаў як наша асабістая манаполія. Гэта супольная праца прафесійных гісторыкаў, грамадскасці і дзяржаўных устаноў.

 

— Сколько «Богов» вы планируете включить в список и каким образом можно предлагать кандидатуры?
naivnyak

Анатоль Тарас: — Общего списка у нас пока нет, и «контрольной» цифры тоже.

Свои предложения можете высказывать и сейчас во время нашей онлайн-конференции, и позже, оставляя комментарии на ветке этого форума. Присылайте их в редакцию Naviny.by, а они обязуются их нам передавать.

Мы планируем регулярно информировать о своих наработках через различные СМИ. Думаем и о создании сайта для этого проекта. Будем ездить по регионам и проводить встречи с людьми. Критикуйте, подсказывайте.

 

— А Лукашенко Вы включите в этот Пантеон? Или живым там нет места?
Марк, Новополоцк

Андрей Киштымов: — Само слово «пантеон» предполагает увековечение памяти уже ушедших из жизни личностей. 

— Вопрос Анатолию Тарасу. Анатолий Ефимович, а не кажется ли Вам, что Национальный пантеон должны разрабатывать ученые из Института истории при НАН? Ведь отдельные историки вроде вас не представляют никаких академических учреждений. И вообще, как так получилось, что за годы независимости не появился в гражданском сообществе альтернативный Институт истории? И не думали Вы, например, такой создать?
Виктор, Солигорск

Анатоль Тарас: — Я не думаю, что Институт истории НАН должен включать в свой научный план такую тему как отдельную. По существу, вся деятельность этого института должна быть направлена в том числе и на выявление выдающихся фигур отечественной истории.

Мы не собираемся делать работу над ошибками академического института. Мы — не экзаменаторы. 

 

— А ці не апынемся мы ў канфлікце з іншымі народамі, якія таксама прэтэндуюць на тых жа гістарычных асобаў для свайго Пантэону? Якім чынам гэтыя супярэчнасці пераадольваць?
Аляксей, Варшава

Анатоль Тарас: — У розных асоб — розны маштаб. Ёсць постаці сусветна вядомыя, як Францыск Скарына, Адам Міцкевіч, Васіль Быкаў. А ёсць асобы, славутыя ў маштабе толькі нашай краіны. Зразумела, што ў дадзеным пытанні гаворка ідзе аб першых. Але тут няма аб чым спрачацца! Яны — агульная каштоўнасць. Іншая справа — што некаторыя асобы, якія пакуль што вядомыя толькі ў нашай краіне і то не ўсім, стануць вядомыя ва ўсёй Еўропе, а мо і ў ва ўсім свеце.

Нашто нам таго ж Міцкевіча дзяліць з палякамі? Гэта — агульнаеўрапейская постаць.

Андрей Киштымов: — І гэта патрэбна зараз не Міцкевічу, а нам самім. Бо праз яго мы тым самым далучаемся да еўрапейскіх каштоўнасцяў. 

 

— А есть ли у господ историков, раз уж они взялись за такой проект, свой список исторически личностей, достойных быть причисленными к таковым и попасть в учебники и на шильды. И где такой список можно увидеть?
Дмитрий Иванович, Минск

Андрей Киштымов: — Мы — не первые, кто начинает эту работу. Более того, мы и сами не сегодня ее начали. Достаточно назвать книгу Владимира Орлова «Імёны Свабоды», двухтомник «Славутыя імёны Бацькаўшчыны», серии книг «Нашы славутыя землякі» и «Памяць». И в работах каждого из нас обязательно присутствуют персоны, достойные включения в такой Пантеон. 

 

— Идея вашего проекта мне нравится. Я бы предложил в качестве механизма отбора вклад конкретной личности в историю развития или стагнации государства. Среди первых предложу Быкова, Шушкевича, Некляева, посаженных за решетку кандидатов в президенты на прошедших выборах. Среди вторых — безусловно Лукашенко, Радькова, Петкевич, и прочую «президентскую рать». Я, кстати, за сохранение памятников Ленину и прочим убийцам. Это же было — это наша история.
Александр, Пинск

Андрей Киштымов: — Что касается включения в пантеон живых, то, как мы уже говорили, сам термин предполагает включение в этот список только ушедших из жизни.

Мы не собираемся объявлять войну памятникам. Но считаем вполне рациональным поставить вопрос, где эти памятники должны находиться сегодня — и в истории Беларуси, и географически.

Анатоль Тарас и Андрей Киштымов

— В анонсе этой онлайн-конференции говорится: «Конечно, история неповторима. Нельзя дважды войти в одну и ту же историческую реку. Но одна из целей истории — расширение наших знаний о возможном. Если это удалось нашим предкам, то почему же этого должны бояться мы?»
Семья является ячейкой общества. То, что происходит в семье, проецируется на обществе в целом. Во время большой ссоры приводящей к разводу, в семье пытаются договориться и продолжить семейную жизнь. Первым условием мирного соглашения обе стороны признают свою неправоту. Вторым условием соглашения является условие — забыть прошлое и никогда о нем не вспоминать. И третьим условием — не повторять прошлых ошибок. Если это соблюдается, семья живет дальше счастливо. Ковыряние в прошлом — путь к конфронтации.
Интерпретацией истории, в нужную сторону, всегда пользуются политики, чтобы оправдать свои действия. Интерпретация истории нормальному человеку не нужна, ну если только из любопытства и общей эрудированности. В мире правит экономика, и кто с ней дружит, тот и главный. А народу мозги корнями никто уже не запудрит, не то время. Многие получили высшие образование и на мякину не клюют.
не лги

Андрей Киштымов: — Взгляд на историю как на цепочку постоянных «ссор» (войн, революций и других исторических катаклизмов) весьма распространен. Как и рассмотрение истории в форме жизни «семьи с батькой и детьми». Однако каждую семью все-таки скрепляет ее прошлое: семейный альбом, воспоминания о хорошем, а не о плохом, в конце концов, дети, могилы предков. Все это и сохраняет семью. А если после каждой «ссоры» все начинать заново, то семью не склеишь.

Конечно, политики используют историю как аргумент. Но при оценке политиков разве мы должны забывать прошлое? Иначе придется вновь и вновь обращаться к политическим банкротам и наступать на те же самые грабли. А политики будут говорить «забудьте обо мне вчерашнем и полюбите меня сегодняшнего». И утверждать, что наш лимит революций уже исчерпан…

Согласимся, что экономика — это суперважно. Но если Вы обратитесь в банк, то даже там проверят Вашу кредитную историю.

 

— Вот пишется — гуманитарный проект, инициаторами которого стала группа известных белорусских историков. У нас историков — сотни, если не тысячи. Лукашенко, например, тоже известный «историк». Так кто конкретно входит в вашу группу? И не получится ли так, что такой ответственный проект разрабатывают только так называемые свядомые историки, что сразу поставит проект под огонь критики власти, а без власти, как ни крути, реализовать идеи проекта на практике не получится... Это факт.
Эдуард, Минск

Анатоль Тарас: — Если под словом «свядомыя» Вы имеете в виду национально сознательные (национально ориентированные), то мы полагаем, что это комплимент. Мы и сами хотели бы, чтобы в этом проекте участвовало как можно больше людей — хотя бы потому, что он касается всех и каждого. Поэтому и не делаем его «втихаря». В этом смысле не имеет значения, кто начал первым. Ведь выдающиеся фигуры — уже в прошлом. Их надо просто открыть для всех. И тут важно, не кто это начал, а какой будет результат.

Андрей Киштымов: — Это то «золото», которое пока скрыто в недрах истории. При этом мы абсолютно уверены, что у государства нет и не может быть монополии на историческое прошлое.

— На жаль, школьная праграма гісторыі Беларусі зусім не распавядае пра тыя часы, калі на нашай зямлі яшчэ не ўзнікла Полацкае княства. Не адлюстраваны той час не ў мастацтве, не на тэлебачанні, а гэта шмат каго цікавіць.
Александр, Минск

Анатоль Тарас: — Мне здаецца, што ў школьнай праграме аб гэтым ёсць, хаця і мала. На тэлебачанні робіцца мультыплікацыйны серыял, які пачынаецца якраз з дагістарычных часоў. І яшчэ. Нашы навукоўцы шмат чаго адкрылі і напісалі пра той перыяд на землях Беларусі. Гэта і Міхась Чарняўскі, і Георгій Штыхаў, і Пётр Лысенка, і Валянціна Вяргей, і Валянціна Дучыц, і Мікола Крывальцэвіч, і шмат іншых.

Але тут дзве заўвагі. Па-першае, мала хто чытае навуковыя працы археолагаў. Па-другое, старажытныя часы — безымянныя.

 

— Вот когда-то Глоба предсказывал, что Лукашенко поставят памятник (тот, который на площади, а не надмогильный). А как считаете вы — поставят? И при каких условиях такое возможно.
Елена, Минск

Анатоль Тарас: — Высказывания астрологов мы не комментируем.

 

— Зачем это всё? Вы же как историки понимаете, что у каждого времени и каждой эпохи свои герои и свои злодеи. Ныне живущие и так знают, кого им славить, а кого проклинать. Наши потомки также сделают свой выбор.
Ирина, Минск

Анатоль Тарас: — Мне бы Вашу уверенность относительно того, что они это действительно знают.

А что касается потомков, то я за них и не намерен что-либо решать. Действительно, бывает так, что человек, весьма популярный при жизни, оказывается после смерти забытым. А бывает и наоборот. Но разве историки в этом виноваты?

Андрей Киштымов: — Любая наука не стоит на месте, в том числе и история. Поэтому мы и считаем, что настало время сверить белорусские исторические часы.

— Анатолий Ефимович, что Вы думаете о так называемом братстве русских и белорусов, и к чему может привести нынешняя интеграционная политика?
Александр, Минск

Анатоль Тарас: — Политику я не комментирую. Что же касается братства, то отвечу встречным вопросом: а почему речь идет только о русских? С соседями-литовцами нас связывают как минимум 550 лет совместного пребывания в одном государстве. А поляки и Речь Посполитая? А Украина — в прошлом тоже единая часть с нами? А выходцы из Полабья — то есть, из нынешней Германии (славянская Лаба — это нынешняя немецкая Эльба)?

Иначе говоря, на этот вопрос надо смотреть шире.

Анатоль Тарас и Андрей Киштымов

— В Минске, да и по стране вообще, сотни памятников различным деятелям, к нашей стране и нашей истории имеющих очень незначительное отношение. Какова ваша позиция, как историков и как граждан, надо ли сносить памятники, и как быть в таком случае с теми, кому снос этих памятников причинит, ну скажем так, боль?
Андреев С.Г., Брест

Андрей Киштымов: — Мы не намерены бороться с памятниками.

Анатоль Тарас: — Другое дело, какими эстетическими достоинствами обладают те или иные памятники. Безупречна ли фигура увековеченного, выдержала ли эта фигура проверку временем и что его история представляет для нашего настоящего.

Андрей Киштымов: — В определенной степени, наш проект — это и предупреждение тем, кто рассчитывает на памятники.

Один из римских императоров по этому поводу хорошо ответил на вопрос подданных, почему ему нет памятника в Риме: «Пусть лучше спрашивают, почему памятника нет, чем задают вопрос, чей это памятник».  

 

На этом онлайн-конференция закончена. Благодарим за участие в ней наших гостей и читателей сайта. 




Оставьте комментарий (0)
  • Ваши вопросы историкам Анатолю Тарасу и Андрею Киштымову можно оставить здесь. Делитесь соображениями о том, какие исторические личности, по вашему мнению, достойны места в национальном пантеоне.
  • "Пагоня" на фоне заката над болотом с решеткой на Запад производит тяжелое впечатление,правда, поднятый меч в сторону решетки вселяет надежду...
  • Автор пишет: "Конечно, история неповторима. Нельзя дважды войти в одну и ту же историческую реку. Но одна из целей истории — расширение наших знаний о возможном. Если это удалось нашим предкам, то почему же этого должны бояться мы?" Семья-является ячейкой общества. То что происходит в семье проецируется на обществе в целом. Во время большой ссоры приводящей к разводу, в семье пытаются договорится и продолжить семейную жизнь. Первым условием мирного соглашения обе сторона признают свою не правоту. Вторым условием соглашения является условие - забыть прошлое и ни когда о нем не вспоминать. И третьим условием- не повторять прошлых ошибок. Если это соблюдается, семья живет дальше счастливо. Ковыряние в прошлом -путь к конфронтации.
  • [quote="не лги"]Ковыряние в прошлом -путь к конфронтации.[/quote] вообще то это называется -история...
  • [quote="Scout_08"]вообще то это называется -история...[/quote] Интерпретацией истории, в нужную сторону, всегда пользуются политики, чтобы оправдать свои действия. Интерпретация истории нормальному человеку не нужна, ну если только из любопытства и общей эрудированности. В мире правит экономика и кто с ней дружит, тот и главный. А народу мозги, корнями, никто уже не запудрит, не то время. Многие получили высшие образование и на мякину не клюют.
  • [quote="не лги"]А народу мозги, корнями, никто уже не запудрит, не то время. Многие получили высшие образование и на мякину не клюют. [/quote] Феерический.... На мОгилки тоже не ходите, ну чтобы никто остаток мозгов не пудрил?
  • [quote="Scout_08"]Феерический.... На мОгилки тоже не ходите, ну чтобы никто остаток мозгов не пудрил? [/quote] А ты к стати где живешь, здесь или за границей?
  • [quote="не лги"]А ты к стати где живешь, здесь или за границей?[/quote] Здесь это где? в Рязани что ли?
  • Сколько "Богов" вы планируете включить в список и каким образом можно предлагать кандидатуры?
  • Испытываю глубочайшее уважение к Анатолию Тарасу и его работам. Будет интересно посмотреть конференцию.
  • Stop hack the program!!!
  • [quote="watch"]With the replica watch market best replica watches swiss watches replica breitling replica watches going through cartier replica watches rolex replica watches the roof in roger dubuis replica watches reference ferrari replica watches romain jerome replica watches officine panerai replica watches corum replica watches to replicawatches tag heuer replica watches alain silberstein replica watches wyler replic[/quote]What it was, and where are parents of this childe?
  • http://ecoenergy.org.ua/images/stories/energo-novosti/97_of_americans_overestimate_the_cost_of_installing_solar_panels_hbhov(1).jpg Всего 3% американцев устанавливают солнечные панели на крышах своих домов. Несмотря на то, что большинство людей прекрасно отдает себе отчет в эффективности и пользе солнечных панелей, устанавливают их далеко не все. Если взять, например, американцев, то только лишь 3% населения устанавливают солнечные панели на крыши своих домов. Остальные 97% просто не в состоянии их установить или считают это слишком дорогим... черкасская дамба без отходное производство рапсовое масло как биодизельное топливо верба освященная значение сила
  • meme is virtual construction. But... Where are real people in it?