Коррупционный дым застит глаза белорусской таможне?

С той стороны границы систематически поступают сигналы, что именно на белорусской части Таможенного союза действуют если не преступные организации, то, как минимум, ОПГ...

На таможенной границе снова тревожно, опять происходят дела коррупционные. Случаи единичные или системные? С той стороны границы систематически поступают сигналы, что именно на белорусской части Таможенного союза действуют если не преступные организации, то, как минимум, ОПГ с такими связями, что способны перебросить через кордон любой груз.

Вчера КГБ сообщил о задержании за взятку сотрудника отдела по борьбе с контрабандой и административными таможенными правонарушениями Минской региональной таможни. Борец с контрабандой получил 7 тысяч евро от гражданина России. По версии чекистов, такой была сумма оплаты за услугу «по ускорению проверочных мероприятий, связанных с таможенным оформлением ввезенных на территорию Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС грузовых автомобилей, принадлежащих белорусским коммерческим структурам».

Получается, что груз абсолютно законный, а россиянин так торопился, что готов был выплатить таможеннику его годовую зарплату с максимальными премиальными.

По делу в роли подстрекателей к даче взятки проходят еще двое граждан Беларуси. Судя по тому, что против взяткодателя уголовное дело не возбуждалось, он в этой истории (если речь не идет об оперативном эксперименте) выступил в роли информатора, сообщившего сотрудникам КГБ о действующей на таможне небольшой ОПГ.

Чекисты свою миссию выполнили — выявили, пресекли, задержали, все остальное за Следственным комитетом, которому и предстоит выяснить — единичное ли это явление или системное. Однако эта история невольно напомнила о делах минувших именно на белорусской таможенной границе, которые в СМИ получили название «Дело Байковой»

Напомним, в результате работы следственной группы под руководством старшего следователя по важнейшим делам отдела Генеральной прокуратуры по расследованию дел о коррупции Светланы Байковой с 2007-го по февраль 2010 года в суды было направлено семь уголовных дел в отношении более сотни обвиняемых. Все дела касались криминальных историй, сюжеты которых закручивались на белорусской таможенной границе. Речь шла о контрабанде на десятки миллионов долларов с использованием криминальных схем при непосредственном участии сотрудников правоохранительных органов. 

Но все это дела давно минувших дней, которые для самой Байковой закончились печально. По поводу произошедшего есть разные версии, но вот ответы на закономерные вопросы тогда получены не были. Нет их и сегодня. Тогда — потому что «дело Байковой» было засекречено. Сегодня — потому что дел таких пока еще нет, хотя все предпосылки для их начала имеются.

Эхо громких дел

Несколько дней назад польская таможенная служба сообщила о беспрецедентном объеме задержанной контрабанды, которая приехала из Беларуси.

В ночь на 3 октября сотрудники таможенного отдела Ковалева в районе Тересполя при проверке железнодорожного состава, который беспрепятственно со стороны белорусских таможенников пересек белорусско-польскую границу, обнаружили 200 тысяч пачек сигарет. Продукция гродненской табачной фабрики «Неман» ехала в двух вагонах с опилками. Рыночная стоимость контрабанды составила 2 млн. злотых (примерно 644 тысячи долларов).

По приблизительным оценкам, контрабандисты чистыми потеряли 120 тысяч «зеленых», на которые были закуплены сигареты, и еще полмиллиона прибыли, на которую рассчитывали. Во сколько им обошелся факт пересечения границы, история умалчивает, возможно, это выяснит следствие, но польское. Возбуждено уголовное дело.

Преступление было выявлено на чужой территории, а потому у наших правоохранителей нет привычки такого рода явления комментировать. Хотя нет никаких сомнений в том, что оно было задумано на территории Беларуси. И этот случай далеко не единичный.

В официальных сообщениях Таможенная служба Польши периодически сообщает об изъятии контрабандных партий белорусских сигарет, которые не тайными тропами попадают на ту сторону, а через официальные пункты пропуска.

Не лучше ситуация и на литовском направлении. По оценкам литовских экспертов, треть выкуренных в Литве сигарет — контрабандные, надо понимать, в большинстве своем — белорусского производства.

Проблемная тема не осталась без внимания и с белорусской стороны. В мае Госпогранкомитет Беларуси проанализировал оперативную обстановку на границе и пришел к выводу, что контрабанда подакцизных товаров по своим масштабам и доходности уже достигает уровня наркотрафика. Контрабанду сигарет ведомство назвало «высокоорганизованным теневым бизнесом, в который втягивается все больше и больше приграничного населения Беларуси, Литвы, Латвии и Польши». По оперативным данным белорусских пограничников, «часто прописка организаторов контрабанды находится на сопредельной стороне».

Но ведь без помощи с нашей стороны такой «бизнес» перспектив не имеет! Так все же, проблема техническая или опять пресловутый человеческий фактор?

Почем нынче «человеческий фактор»?

Если с такой относительной легкостью контрабандисты перебрасывают крупные партии сигарет, то что им мешает по тем же схемам гнать через Беларусь в страны ЕС афганский героин, а с той стороны — марокканский гашиш или колумбийский кокаин, крупные партии которого уже «засветились» в России?

По просьбе Naviny.by ситуацию комментирует бывший сотрудник Брестской таможни, пожелавший, чтобы его имя не публиковалось.

— Ни один контрабандист такого уровня, а фура или вагон сигарет — это определенный уровень, не рискнет грузом на сотню тысяч долларов, что называется, на дурачка, — рассказывает бывший таможенник. — Всегда есть человек, который наблюдает за товаром со стороны и, если возникают какие либо сложности на нашей границе (машина попала не на тот канал, при оформлении документов инспектора заинтересовали определенные нюансы в документах и т.д.), будет пытаться повлиять на ситуацию. По крайней мере, так было десять лет назад.

С тех пор в техническом оснащении (рентген и прочее) белорусская граница, насколько знаю, мало изменилась, поэтому в удачных контрабандных делах свою роль могут играть как слабое техническое оснащение, так и, конечно же, человеческий фактор. Профессионалов на грузовых переходах за последние годы просто выкосили. Работают в основном молодые, неопытные инспекторы, которым в силу сложившихся обстоятельств и опыт-то не у кого перенимать. Думаю, что совокупность трех факторов — отсутствие опыта, технической оснащенности и «свои люди» на таможне — вот три кита, на которых держится контрабандный бизнес.

— В таких случаях, когда по ту стороны границы задерживают, по сути, наши контрабандные грузы, как например, недавно в Тересполе, белорусская таможня проверку проводит? Ведь известно всё: кто груз проверял, досматривал и дал добро на отправление…

— Естественно, вся информация есть в базе. Но тут парадокс: «заинтересованный», скажем так, инспектор никогда сам не будет оформлять те же сигареты. Как правило, это делают другие, ничего не подозревающие его коллеги. А проверка, конечно же, будет. Служба собственной безопасности допросит инспектора по факту, он напишет объяснительную... Проверят его телефон, не звонил ли он во время смены, хотя пользоваться сотовыми категорически запрещено. Если ничего подозрительно не всплывет, таможенник получит выговор, возможно, переведут на другой участок работы. Вот и все.

— Контрабандные сигареты это только видимая часть айсберга. Таким же образом через нашу границу можно переправлять и центнеры наркотиков, и вооруженных террористов на все четыре стороны?

— При «правильном» подходе и наличии связей, думаю, все возможно. В отличие от наших таможенников, польские и литовские более мотивированы противостоять контрабанде. Они получают процент от реализованной контрабанды. Если не ошибаюсь, от 5 до 7 процентов. А у нас мотивация следующая: один мой знакомый в партии мокросоленых шкур обнаружил контрабанду сигарет на 120 тысяч долларов. Ему дали премию — в эквиваленте 100 долларов, а потом за счет невыплаты премий в течение трех месяцев удержали эту сумму. Вот такая мотивация у белорусского таможенника!

…Задержанный КГБ таможенник свою мотивацию оценил в семь тысяч евро. Случай единичный или с перспективой выхода на громкие уголовные дела? Ответа пока нет, хотя, как говорят, дыма без огня не бывает.