«Глубочайший патриотизм» белорусов сильно преувеличен

В случае прихода «зеленых человечков» из России «пятая колонна» на два трети будет состоять из сторонников Лукашенко…

 
Главная угроза для независимости Беларуси — не «зеленые человечки», а то, что не сформирована гражданская нация.
 
 
В декабре 2014 года институт Гэллапа (США) провел межстрановое исследование, в котором, в частности, изучалась готовность граждан воевать за свою страну. Самый высокий уровень патриотизма (разумеется, речь идет о декларациях) был зафиксирован в арабских странах Ближнего Востока и Северной Африки — 77%. Общемировой показатель оказался заметно ниже — 60%.
 
Что касается Европы, то она оскандалилась. Посудите сами: Франция — 29%, Великобритания — 27%, Германия — 18% (среднеевропейский уровень — 25%).
 
А как на этом фоне выглядит Беларусь? Согласно официальной доктрине — и это не раз проговаривал Александр Лукашенко«наша идеология — это глубочайший патриотизм». К сожалению, все мои попытки отыскать на сайтах государственных социологических служб результаты исследований, которые могли бы подтвердить официальную доктрину, закончились безрезультатно. Поэтому в очередной раз пришлось воспользоваться данными НИСЭПИ.
 
Как следует из таблицы 1, доля белорусов, декларирующих свою готовность с оружием в руках защищать территориальную целостность страны, не дотянула до четверти. При этом желающих защищаться от полчищ агрессоров с Запада оказалось на 4 пункта больше, чем с Востока.
 

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос: «Если бы Россия (страны НАТО) вооруженным путем попыталась присоединить к себе всю территорию Беларуси или ее часть, как бы Вы действовали?», %

вариант ответа

Россия

НАТО

сопротивлялся бы с оружием в руках

19
23

стремился бы приспособиться к новой ситуации

47
45

приветствовал бы эти изменения

15
10

затруднились ответить

19
22
(март 2015 года)
 
Таблица позволяет нам оценить и долю потенциальных коллаборационистов («пятой колонны») в белорусском обществе. Она колеблется в пределе от 10% до 15%. Но это открытые коллаборационисты. Обратите внимание на последнюю строку. Каждый пятый респондент даже на уровне декларации не способен определиться: ему приветствовать агрессоров или оказывать им сопротивление?
 
Но самым популярным оказался ответ: «Стремился бы приспособиться к новой ситуации». Как тут не вспомнить многочисленные анекдоты о толерантности белорусов.
 
На языке социологии подобное поведение принято называть «понижающей адаптацией». Вот как описывает его классик российской социологии Юрий Левада: «Простейший и самый очевидный вариант поведения «человека обыкновенного» — приспособительный (понижающая адаптация, снижение запросов, устойчивая тревожность «как бы хуже не было», сочетаемые, впрочем, с надеждами на «чудо твердой руки»)».
 
 
У каждого агрессора своя «пятая колонна»
 
При такой социологии обеспокоенность национально сознательных граждан по поводу сохранения государственной независимости Беларуси выглядит более чем обоснованной.
 
В этой связи приведу цитату из интервью, которое бывший руководитель кампании «Говори правду» поэт Владимир Некляев дал 15 мая белорусской службе радио «Свобода» в связи с намерением создать общенациональное движение «За государственность и независимость Беларуси»:
 
«Все-таки мы имеем очевидную угрозу нашей государственной независимости. То, что заявляет Лукашенко, что у него какие-то есть силы для того, чтобы справиться с любым врагом, «который посмеет посягнуть хоть на кусок белорусской земли», это все — пустой ветер. Потому что нет таких сил, так как не созданы национальные силы, которые бы отстаивали Беларусь».
 
Таблица 2 позволяет нам сравнить социально-демографические и политические портреты противников/сторонников агрессии со стороны России и НАТО.
 
Различия между портретами оказались вполне ожидаемыми. Готовность сопротивляться с оружием в руках против российской агрессии декларируют преимущественно люди молодые и образованные, при этом противники Лукашенко — в два раза чаще, чем его сторонники.
 
Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: «Если бы Россия (страны НАТО) вооруженным путем попыталась присоединить к себе всю территорию Беларуси или ее часть, как бы Вы действовали?» в зависимости от возраста, образования и отношения к Лукашенко, %
 

 

Россия
НАТО
1
2
3
1
2
3

возраст:

18-29

30
42
7
26
40
15

30-39

21
47
14
23
43
14

40-49

16
50
14
23
47
9

50-59

13
58
12
22
51
7

от 60 и старше

13
42
27
22
47
4

образование:

начальное

7
33
51
13
66
2

неполное среднее

15
38
18
22
35
5

среднее общее

16
52
13
23
48
11

среднее специальное

25
47
11
26
43
10

высшее

21
49
11
24
44
13

отношение к Лукашенко:

доверяют

14
43
19
29
37
4

не доверяют

28
48
12
20
49
18

(1 — «сопротивлялся бы с оружием в руках»; 2 — «стремился бы приспособиться к новой ситуации»; 3 — «приветствовал бы эти изменения»)

 
Нет смысла пересказывать словами всю таблицу, но рекомендую обратить внимание на две ее последние строки. В случае прихода «зеленых человечков» из России «пятая колонна» на два трети будет состоять из сторонников Лукашенко, а в случае агрессии со стороны Запада — на четыре пятых из его противников.
 
 
Гражданская нация у нас пока не сформирована
 
По мнению Лукашенко, «для нашего народа главными национальными ценностями являются мир, независимость, общественное согласие и стабильность». Мир, общественное согласие и стабильность — ценности универсальные. Их ценят не только нации (до этого уровня еще надо дорасти), но любые сообщества людей — от семейных до этнических.
 
Однако там, где нет зрелой нации, нет и не может быть представления о ценности независимости. А как же Европа? Это непростой вопрос, развернуто ответить на который не позволяет формат этой статьи.
 
Я попытаюсь, но предельно кратко. Для этого необходимо вернуться к результатам опроса института Гэллапа: уровень патриотизма в Европе — 25%, в арабских странах — 77%.
 
В исламских обществах многие представляют мир как бинарную (двухполюсную) конструкцию. Один полюс — погрязшая в грехе окружающая реальность, другой — рай небесный. Мощное «силовое поле», возникающее между полюсами, и порождает социальную энергию, которую принято называть пассионарностью.
 
В Европе жесткий дуализм остался в прошлом. Мир европейца стал антропоцентричным. Европеец поклоняется общечеловеческим ценностям. И когда на них покушаются (вспомним расстрел редакции французского еженедельника Charlie Hebdo), миллионы людей выходят на акции протеста.
 
Что касается типичного белоруса, то веру в рай он, как правило, потерял, а веру в самоценность человека так и не приобрел. Поэтому, если сравнивать с Европой, то за схожими показателями патриотизма скрываются принципиально отличные культурные основания.
   

Об авторе

Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов «Левада-центра».