«Крепостное право» в Беларуси отменили, принудительный труд остался

Утрачивает силу знаменитый декрет № 9, который ввел на предприятиях деревообработки фактически «крепостное право».


Александр Лукашенко 27 мая подписал указ № 182, согласно которому утрачивает силу знаменитый декрет № 9 «О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности».

Напомним, декрет № 9 был подписан 7 декабря 2012 и вызвал резкую критику со стороны общественности, профсоюзов и международных организаций. Принятие документа многие называли возвращением в Беларусь крепостного права.



Документ, в частности, предусматривал перевод на контрактную форму найма работников базовых организаций деревообрабатывающей промышленности, которым оказывается господдержка по техническому переоснащению, модернизации и реконструкции производств — это открытые акционерные общества «Борисовдрев», «Витебскдрев», «Гомельдрев», «Ивацевичдрев», «Мостовдрев», «Речицадрев», «ФанДОК», «Могилевдрев» и РПУП «Мозырский деревообрабатывающий комбинат».

Согласно декрету, в период реализации инвестпроектов досрочное расторжение контрактов по инициативе работников допускалось только с согласия нанимателя.

В случае нарушения работниками трудовых обязанностей и увольнения они должны были возместить денежные выплаты, которые начислялись им дополнительно к зарплате. При невозврате выплат их могли взыскать по решению суда из трудового заработка по новому месту работы. Безработные же подлежали трудоустройству на прежнее место работы с последующим удержанием выплат из зарплаты.

Указ № 182, отменяющий этот декрет, вступит в силу после официального опубликования. На pravo.by текст документа пока не опубликован.


Почему именно сейчас?

Александр ЯрошукПо мнению лидера Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александра Ярошука, отмена декрета связана с обсуждением белорусского вопроса на 105-й сессии Международной конференции труда, которая проходит в Женеве с 30 мая по 11 июня.

«Я еще вчера знал о том, что декрет отменен, и полагаю, что об этом будет говорить министр Щеткина в своем выступлении на конференции, когда будет рассматриваться белорусский вопрос», — отметил он.

Отмена декрета № 9 говорит о серьезном отношении белорусских властей к решениям, которые могут приниматься в рамках конференции, считает профсоюзный лидер. Кроме того, по его мнению, отмена документа является следствием того, что «МОТ по-прежнему принципиален в оценке ситуации с правами трудящихся и профсоюзов в Беларуси и стремится использовать любые рычаги давления, чтобы эти права хоть как-то восстанавливать».

«Принудительный труд — это вопиющее нарушение прав трудящихся, и в мире уже давно ничего подобного не фиксировалось, разве что в Мьянме рабочих приковывали цепями к рабочему месту»,
— отметил Ярошук.

По его мнению, отмена декрета № 9 в этом году и прошлогодние изменения в декрете № 2, облегчившие процедуру создания профсоюзов, говорят о том, что права трудящихся и профсоюзов — «весьма чувствительное место» для властей, и на них действуют контрольные механизмы Международной организации труда.

«Представьте себе, что такое президенту Лукашенко замахнуться на собственный декрет. Это ж как в Индии замахнуться на корову. У нас декрет имеет такой же сакральный смысл», — считает Ярошук.

Определенное влияние на решение об отмене декрета, по его мнению, оказала и многолетняя борьба независимых профсоюзов:

«Сегодня мы можем говорить о том, что она себя оправдывает. Ради таких вещей, вероятно, стоило все эти годы нести огромные издержки и проходить через репрессии, преследования, увольнения, чтобы все-таки понудить белорусские власти считаться с общепринятыми нормами, собственной Конституцией, конвенцией Международной организации труда, которые гарантируют трудящимся их права».

Кроме того, по мнению лидера БКДП, решение об отмене декрета связано еще и с тем, что «белорусскому режиму не хотелось выпадать из последних трендов взаимоотношений с Западом».

«Я знаю, что они не хотели ничем жертвовать в сегменте прав трудящихся и профсоюзов и считали, что могут на волне этого странного потепления отношений продвинуться всерьез и в ситуации с правами трудящихся и профсоюзов, в плоть до того, что получат в этом году запись на ежегодной конференции труда о прогрессе в выполнении рекомендаций МОТ, что автоматически может дать право возобновлять процедуру возврата торговых преференций.

Но для них неожиданным и крайне неприятным сюрпризом стало то, что в этом году Международная организация труда (не секрет, что при нашем участии и содействии) зашла с другой стороны и внесла в повестку дня вопрос не о выполнении Беларусью основополагающих конвенций 87
(о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы. — Naviny.by) и 98 (о праве на организацию и заключение коллективных договоров. — Naviny.by), а по конвенции 29 о недопущении принудительного труда», — отметил Александр Ярошук.


Запрет на увольнение полноценно не работал

В целом же эксперты считают, что декрет № 9 в полную силу в Беларуси и не работал.

Геннадий ФедыничПо мнению лидера Профсоюза радиоэлектронной промышленности Геннадия Федынича, «сразу было понятно, что этот декрет — мертворожденное дитя».

«Нельзя сегодня в нашей через пень колоду экономике сделать в одной отрасли нечто прекрасное и хорошее с теми предложениями, которые обязывали людей работать, как при крепостном праве — такого мир еще не видел
, — отметил Федынич в комментарии для Naviny.by. — Понятно, думали, что люди не будут хотеть работать за маленькую зарплату, и надо, чтобы они остались на работе. Но туда и не надо столько людей, потому что снова возникают вопросы с реализацией — мы же видим, что деревообработка среди промышленных отраслей не вышла далеко вперед».

Как считает Федынич, на практике «декрет не работал никогда». «Кто хотел, тот уходил. Это очередное пугало для людей — сделали, чтобы кто-то боялся», — сказал он.

«То, что никого судом не вернули обратно на предприятие деревообработки после увольнения, говорит о том, что люди боятся, и никто не рискует бросать вызов судьбе и демонстративно увольняться, чтобы его потом разыскивали», — считает Александр Ярошук.

Однако декрет, по его мнению, не заработал в полную силу в том числе в результате деятельности общественности и независимых профсоюзов, а также из-за противоречивости и непоследовательности самого документа.

«Мы провели детальный анализ, информировали международное сообщество, прежде всего Международную организацию труда и Международную конфедерацию профсоюзов. Об этой проблеме знали, представляли, чем она чревата. Вероятно, в том числе по этой причине декрет не заработал так, как он мог бы заработать», — считает он.


Проблема принудительного труда в Беларуси до конца не решена

По мнению лидера БКДП, отмена декрета № 9 не решает всех проблем соблюдения прав трудящихся в Беларуси.

В частности, в Беларуси действует декрет № 29 от 26 июля 1999 г., который «ввел поголовную систему срочных трудовых контрактов», декрет № 3 от 2 апреля 2015 года «О предупреждении социального иждивенчества», который «является ярко выраженным примером принуждения к труду». Существенно ухудшил положение трудящихся декрет № 5 от 15 декабря 2014 года, который ввел систему несоразмерных наказаний для работников, отмечает Ярошук.

«Более того, сегодня подготовлен проект закона об имплементации норм декретов №№ 5 и 29 в Трудовой кодекс. Это очень тревожное явление и большая опасность для трудящихся, — рассказывает эксперт. — Если раньше мы могли говорить о том, что декреты носят временный характер, то после того, как эти нормы будут имплементированы в Трудовой кодекс, можно говорить об исключительной деградации белорусского законодательства и возвращения системы трудовых отношений в средневековые стандарты крепостничества и рабства».

Чтобы «жить по правилам цивилизованного мира», по мнению Ярошука, Беларуси необходимо отменить все эти документы и отказаться от попыток имплементации декретов №№ 5 и 29 в Трудовой кодекс, выполнить рекомендации МОТ о восстановлении прав трудящихся и профсоюзов и отменить разрешительный принцип создания профсоюзных организаций.