Кто выведет белорусский спорт из допинговой комы?

Кажется, в министерстве лишь сейчас, после олимпийского фиаско, начинают понимать остроту допинговой проблемы…

Почти полтора месяца продолжается анализ выступления белорусских олимпийцев на Играх в Лондоне. Как известно, оно признано неудачным: завоевано 12 медалей против 19, полученных в Пекине четыре года назад. Негативное впечатление усилено допинговым скандалом.

допингО нем мировые СМИ сообщили на следующий день после закрытия лондонской Олимпиады. Чемпионку в толкании ядра Надежду Остапчук уличили в использовании анаболического стероида метенолона, и медаль пришлось вернуть. Анализ ситуации показал, что она отражает глубинные проблемы белорусского спорта.

Приключения «Идиота»

Сама Остапчук и ее тренер Александр Ефимов сразу же во всеуслышание заявили о своей невиновности. Доказательством стали 15 отрицательных допинг-проб, сданных спортсменкой за три предолимпийских месяца. Три последние у Надежды взяли 25, 26 и 30 июля. Причем 30-го забор проводил допинг-офицер, представлявший международные структуры, а проба тестировалась в авторитетнейшей кельнской антидопинговой лаборатории. Однако тесты, взятые в Лондоне 5 (перед олимпийским турниром) и 6 августа (сразу после победы), неожиданно оказались положительными.

Международная федерация легкой атлетики (ИААФ) в соответствии со стандартной процедурой поручила местной федерации (БФЛА) и Национальному антидопинговому агентству Беларуси (НАДА) провести расследование, чтобы выявить и наказать нарушителей. Срока, отведенного для этого ИААФ (до 1 сентября), оказалось недостаточно, и его по просьбе белорусской стороны продлили.

Итоги разбирательства огласил директор НАДА Александр Ванхадло. По его словам, Ефимов сознался в том, что тайно подсыпал допинг в кофе своей ученице. Тренер в интервью различным СМИ этот факт вроде бы не отрицал, но, видимо, для того, чтобы подчеркнуть абсурдность ситуации, заявил, что должен сменить фамилию на Идиот.

Ефимов тренирует Остапчук много лет и, по словам Надежды, заменил ей рано умершую мать. Заподозрить его в преднамеренном вредительстве невозможно. К тому же Ефимов хорошо осведомлен, что разовая доза метенолона не может дать сиюминутного эффекта, а прием допинга перед самыми Играми фактически означает добровольную сдачу международным допинг-службам. Поэтому объявленная вслух и отправленная в ИААФ официальная версия о подмешивании допинга тренером не выдерживает критики.

Можно предположить (но не утверждать!) иное: тесты, взятые в конце июля, не отражали истинного состояния Надежды. Вдруг допинг был внедрен в ее организм заранее, но с помощью некоторых ухищрений удавалось запутать допинг-контроль?

Как бы там ни было, БФЛА и НАДА присудили Александру Ефимому четыре года дисквалификации, а Надежде Остапчук — год. Этот вердикт еще должна подтвердить ИААФ.

На естественный вопрос: зачем нужно было принародно выставлять Ефимова в шутовском колпаке? — существует простой ответ. Чтобы скостить 32-летней спортсменке стандартную двухлетнюю дисквалификацию до годичной и продлить ее карьеру до Игр в Рио-де-Жанейро. Если за всем этим не кроется что-то большее…

Ефимова наказали заслуженно. Ведь в 2003 году на допинге попалась другая его подопечная — чемпионка Олимпийских игр и мира Янина Карольчик. А нынешней весной и еще одна — 16-летняя толкательница Евгения Любченко. Однако в тех ситуациях спортсменки брали вину на себя и тренер оставался безнаказанным.

Если дисквалификация Ефимова означает начало привлечения к ответственности личного персонала спортсменов (к которому относятся тренер и врач), этот шаг можно приветствовать. Если же это — всего лишь «операция прикрытия», срежиссированная для ИААФ и ВАДА, значит, надеяться на перемены в антидопинговой сфере не стоит.

Незаменимые

5 сентября на совместной коллегии Минспорта и НОКа руководитель ведомства Олег Качан назвал главного тренера национальной команды по легкой атлетике Анатолия Бадуева и врача Павла Дриневского, арестованных сотрудниками КГБ за два месяца до лондонской Олимпиады, незаменимыми. По мнению Качана, их отсутствие нарушило фармакологическое обеспечение потенциальных медалистов. А вице-президент НОКа Геннадий Алексеенко убежден, что нейтрализация Бадуева и Дриневского — главная причина неудачи легкоатлетов.

Следуя логике лидеров спортивной отрасли: будь Бадуев и Дриневский на воле и исполняй обязанности, как прежде, легкоатлеты бы свои 4-5 медалей взяли. Тогда общее число наград выросло бы до 16-17, и выступление всей олимпийской команды оценивалось бы в другой тональности.

Какими такими секретами обладали эти двое, что без них завалилась целая олимпийская сборная? О квалификации Дриневского специалисты отзывались высоко. Поэтому резонно думать, что при нем допинговый провал Остапчук, скорее всего, был бы невозможен, и медаль какого-то достоинства Надежда бы завоевала. Возможно, решающую роль в проколе Остапчук сыграли новые методики обнаружения допинга, внедренные ВАДА незадолго до Игр.

С помощью этих новаций были проверены замороженные допинг-пробы призеров афинской и пекинской Олимпиад. И в этом случае у нас намечаются потери. Пробы знаменитого молотобойца Ивана Тихона, взятые на Играх-2004 и чемпионате мира-2005, оказались положительными

Сейчас идет расследование этих фактов. Если Тихону не удастся документально отбиться, придется вернуть олимпийское серебро и золото чемпионата мира. И тогда дисквалификация может быть пожизненной. Тихона, как известно, не допустили к соревнованиям в Лондоне. Так белорусы лишились второй потенциальной медали, на которую рассчитывали.

Легко заметить, что разговор в обоих случаях касается допинговой темы. На той же коллегии исполняющий обязанности главного тренера по легкой атлетике Александр Трощило заявил, что наша легкая атлетика осталась на методическом и фармакологическом уровне 70-х годов.

Если раскрыть скобки, речь идет о том, что при подготовке белорусские спортсмены использовали препараты, бывшие популярными 30-40 лет назад. Они легко ловятся с помощью новейших антидопинговых методик.

Кто научит?

Однако допинговая проблема не замыкается лишь на легкой атлетике и только на олимпийцах. Высокий процент допинговых дисквалификаций в тяжелой атлетике. В 2010 году белорусские штангисты вернули три медали чемпионата Европы, проходившего в Минске (Андрей Арямнов, Николай Черняк, Шемшат Туляева), а также золото первенства континента среди кадетов (17-летний Владимир Якута). Нынешней весной на чемпионате Европы прокололся бронзовый призер Михаил Авдеев. И он также подвергся унизительной процедуре изъятия медали и четырехлетней дисквалификации.

В одном из интервью директор НАДА Александр Ванхадло свидетельствовал, что «употребление допинга отмечается почти во всех контролируемых видах». А их 34, в том числе 32 олимпийских. При этом Ванхадло акцентировал внимание на том, что 87% допинг-нарушителей — спортсмены в возрасте до 23 лет. Это — группа резерва, обязанная бесперебойно поставлять атлетов международного класса в национальные команды.

Значит, Трощило прав, говоря об отставании в освоении современных тренировочных методик и вопросах спортивной фармакологии. Тренеры, которые десятилетиями использовали анаболические стероиды, не станут перестраиваться на новые технологии, если их к этому не подтолкнут работодатель — Минспорта либо контролер — НАДА.

Кажется, в министерстве лишь сейчас, после олимпийского фиаско, начинают понимать остроту допинговой проблемы. НАДА же пока недостаточно мощная организация, она не в состоянии контролировать весь олимпийский и возрастной спектр. А в местной антидопинговой лаборатории не хватает специалистов высокого уровня.

Потворствует нарушителям и мягкость белорусского законодательства. В России и Украине допинг уже приравнен к наркотикам. Для лиц, понуждающих юных атлетов принимать запрещенные препараты, определены жесткие санкции — вплоть до запрета на профессию и лишения свободы. У нас в этом вопросе — труднообъяснимая инертность.

Главврач Республиканского центра спортивной медицины Евгений Лосицкий давно инициировал создание фармакологического агентства, однако к нему до сих пор не прислушались.

Только комплекс мероприятий — от законодательных и управленческих до воспитательных и карательных — способен вывести белорусский спорт из допинговой комы.