Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Минск готовится к визиту папы римского
    «Но подготовка и разговор об этом не означают, что визит состоится завтра, или послезавтра, или в ближайшие дни. Все визиты государственного уровня требуют тщательной подготовки».
  2. Всебелорусское собрание: трудяги проголосуют за застой
    Белорусский тренд при нынешних замшелых подходах властной верхушки — это сползание в ловушку бедности, на уровень условного Гондураса…


Политика

Официальный Минск реанимирует вопрос возвращения в ПАСЕ

 

Судя по всему, белорусское руководство решило по максимуму использовать наметившееся потепление в отношениях с Евросоюзом и США. В том числе попытаться вернуть на прежний уровень взаимодействие с Советом Европы.



На состоявшейся в конце сентября встрече Александра Лукашенко с членами Совета Палаты представителей после долгого перерыва вновь была выдвинута идея восстановить для Национального собрания статус «специально приглашенного» в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ).

Как заявил председатель постоянной комиссии по международным делам Николай Самосейко, это позволило бы более эффективно использовать парламентскую дипломатию при продвижении национальных интересов, в развитии двусторонних контактов.


Почти два десятилетия противостояния

Напомним, что Беларусь получила упомянутый статус 16 сентября 1992 года, а 13 января 1997-го была его лишена, поскольку Бюро ассамблеи не признало соответствующими международным стандартам условия проведения и итоги конституционного референдума, проведенного полутора месяцами ранее.

Впоследствии отношения периодически ухудшались еще больше. Самый острый кризис возник в апреле 2004 года, когда кипрский депутат Христос Пургуридес представил ПАСЕ нашумевшие доклады относительно исчезновения людей и свободы СМИ в Беларуси, на основе чего были приняты жесткие рекомендации Кабинету министров Совета Европы.

Впрочем, к каким-либо изменениям это не привело. Похоже, что положение дел, при котором лишь одно государство на континенте оставалось вне рамок панъевропейской организации, начало несколько смущать ассамблею. Во всяком случае, в последние годы наблюдалось заметное смягчение ее подходов к белорусскому вопросу.

Самым значительным стало то, что первоначальные условия, включавшие в себя свободу регистрации политических объединений и СМИ, пересмотр избирательного законодательства и введение моратория на смертную казнь, свелись в итоге только к последнему из них.

Но даже тогда белорусские власти категорически отказывались делать шаги навстречу.


Зачем лишняя головная боль?

Как следствие, к восстановлению статус-кво дело так и не приближалось. Поэтому наиболее горячие представители белорусского депутатского корпуса периодически со всей прямотой ставили вопрос, а нужно ли вообще белорусскому парламенту сотрудничество с ПАСЕ. Ответ, разумеется, подразумевался отрицательный.

И в самом деле, с точки зрения интересов официального Минска в этом есть своя логика.

Ведь того, что белорусское руководство в первую очередь ищет за границей, то есть кредитов и инвестиций, Совет Европы не выдает. Не занимается он и распространением новых технологий.

А вот неприятностей даже просто при обретении вожделенного статуса, не говоря уже о полноправном членстве, избежать едва ли удастся.

Наглядный пример: ближайшие союзники россияне тоже довольно долго добивались членства — и что получили в итоге? Постоянное «полоскание» то за чеченскую войну, то за отсутствие демократии. Кроме того, Москве согласно решениям Европейского суда по правам человека пришлось выплатить большие суммы в качестве компенсации пострадавшим.

Теперь же в связи с оккупацией Крыма российскую делегацию и вовсе лишили права голоса на сессиях, руководящих постов в ПАСЕ и возможности участия в наблюдательных миссиях на выборах.

Соответственно, трудно ожидать, что у официальных белорусских представителей будет более легкая жизнь. Уж слишком кардинально отличаются здешние взгляды на устройство жизни в государстве от тех, что господствуют в Европе.


Заход на новый круг?

Тем не менее, как видим, у белорусских властей вновь возникло не вполне объяснимое стремление присоединиться к Совету Европы. Скорее всего, этому поспособствовал ряд внешних обстоятельств.

Во-первых, определенные надежды на возможность перемен явно вызвало в белорусских официальных кругах назначение в апреле текущего года докладчиком по Беларуси итальянского парламентария Андреа Ригони.

Так, пресс-секретарь внешнеполитического ведомства по этому поводу заявил, что деятельность Ригони «будет способствовать конструктивному сотрудничеству и диалогу» между парламентом Беларуси и ПАСЕ, а депутат Самосейко назвал этого политика «прагматичным представителем наших западных партнеров».

Такой оптимизм базировался на том, что на июньской сессии ПАСЕ 2009 года Ригони предлагал вернуть Национальному собранию Беларуси искомый статус без выполнения каких бы то ни было предварительных условий. Правда, хотя в отношениях Беларуси с Западом наблюдалось тогда ощутимое потепление, эта инициатива поддержки в ассамблее не получила.

Другим толчком, побудившим белорусскую сторону вернуться к рассматриваемой теме, стали, по-видимому, нынешние сдвиги в отношениях официального Минска с Западом. Несколько дистанцировавшись от Москвы и заняв осторожную позицию в российско-украинском противостоянии, Александр Лукашенко получил положительные оценки со стороны объединенной Европы и Соединенных Штатов.

В свете этого не исключено, что белорусское руководство решило ковать железо, пока горячо.

Стоит, однако, обратить внимание на то, что давая добро на проработку вопроса, Лукашенко особо подчеркнул: необходимо четко следовать выработанной в Беларуси позиции и «ни в коем случае не колебаться».

Тем самым было ясно дано понять, что перемен во внутренней политике ожидать не следует. Но в таком случае и достижение существенного прогресса во взаимодействии с ПАСЕ под большим вопросом.

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

В настоящее время комментариев к этому материалу нет.
Вы можете стать первым, разместив свой комментарий в форме слева