Лев Марголин. ПРАВЫЙ ВЗГЛЯД. Власть думала, что ОГП откажется от мандата

Лев МАРГОЛИН

Лев МАРГОЛИН

Родился в 1952 году в Бобруйске, детство прошло на Витебщине, в деревне, отец был председателем колхоза. Теперь уже почти 50 лет живет в Борисове. Специальности две: немецкий и английский языки и экономика промышленности. В экономике более 30 лет — прошел путь от рядового экономиста до финансового директора совместного предприятия «Борифорг» (1988-1993), затем — директор частной фирмы (1993-2002). В настоящее время — индивидуальный предприниматель, занимается ведением бухгалтерского учета и консультированием малого бизнеса. Публикуется в республиканской и местной печати на экономические и политические темы. Член Белорусской ассоциации журналистов. С 2001 года — член Объединенной гражданской партии, с 2008-го — заместитель председателя ОГП. Женат, двое детей и трое внуков.

Выступление Лукашенко на совместном заседании двух составов Палаты представителей — явление новое и вполне заслуживает, чтобы его проанализировать. Вот несколько выводов.

 

Лукашенко проговорился

Законодательной власти в стране по-прежнему не существует. И дело не только в качестве избирательного процесса. По большому счету, парламент страны — это главный орган, который не только формирует законодательную базу, но и определяет стратегию развития любого демократического государства. Если предположить, что на выборах во Франции победит партия «Национальный фронт», возглавляемая Мари Ле Пэн, то завтра это будет уже иная страна.

Лукашенко видит роль того, что он называет парламентом, совсем по-другому. Нет, он не ставит задачи новому составу депутатов, не дает ему указания, но не потому, что не имеет на это права. Просто все задачи уже поставлены Всебелорусским народным собранием, и если депутатам дано право принимать законы, то исключительно во исполнение решений вышеупомянутого собрания.

Вдумайтесь, о каком парламентаризме можно говорить, если депутаты должны действовать в русле решений, принятых на мероприятии, название которого даже не упоминается в Конституции, и состав участников которого определяется по никому не понятному принципу.

Вообще, Лукашенко в своем выступлении не раз дает понять вновь избранным депутатам, где границы, за которые заходить не рекомендуется. Прежде всего, это экономика. Никаких реформ, тем более что, как оказалось, никто, в том числе «умные люди» в правительстве, не могут внятно объяснить ему, что такое структурные реформы, чем их не устраивает нынешняя структура экономики.

Точно так же новым палаточникам не рекомендуется лезть в международные дела. Слишком тонкая это материя. Соотношение белорусского и русского языков тоже, по его мнению, не поле для дискуссий, здесь он сам как-нибудь разберется.

 

Причем тут старые галоши, когда новые текут?

В общем, двум оппозиционеркам в Палате, вроде, и заняться будет нечем. Подспудно звучит: вас сюда не законы принимать позвали, а в качестве декорации, так что сидите и не рыпайтесь.

Далее начинается разговор конкретно об оппозиции. И становится еще интереснее. Оказывается, что в оппозиции всего два достойных представителя. Было бы больше — больше бы сидело в Палате. Оппозиция «перепугалась» от того, что не знает, как дальше быть. Слушаешь Лукашенко, и появляется странное ощущение, что его помощники подсунули своему шефу не тот текст. Или, подготовив его заранее, забыли вовремя подкорректировать.

Постепенно начинают вырисовываться контуры «тонкой политики» Администрации президента. Предполагалось, что на фоне возмущения рядовых оппозиционеров актом явного назначения Канопацкой и Анисим в Палату, последние под давлением своих организаций откажутся от мандатов. Вот тогда к месту оказались бы слова, что «победа нескольких истинных оппозиционных, ...  мыслящих депутатов вызвала у руководства их партий настоящий переполох».

Просматривался и другой вариант — вопреки мнению своих партий, они сохраняют свой мандат, тогда очень к месту оказывается эпитет «мыслящие».

Не произошло ни того, ни другого. Объединенная гражданская партия, полностью сознавая, что Анна Канопацкая, так же, как и все остальные члены Палаты представителей, вовсе не избрана, а назначена, практически единодушно поддержала стратегию на использование мандата. (Говоря о назначении, я нисколько не сомневаюсь в способностях Анны одержать реальную электоральную победу. Просто на такую же победу вполне могли бы рассчитывать еще, как минимум, 15-20 партийных спикеров в разных регионах. Поэтому, если бы власть решила назначить в Октябрьском округе кого-нибудь другого, при нынешнем уровне фальсификаций нет никакого сомнения, что она бы это сделала.)

Да, определенные сомнения были, прежде всего, на эмоциональном уровне. Но после вполне демократического обсуждения ситуации решение использовать мандат поддержали все члены политсовета партии, за исключением одного, и все региональные организации. Вопрос исчерпан.

Да, есть отдельные члены партии, которые считают это решение ошибочным и даже пытаются каким-то образом создавать ажиотаж в прессе, но факт остается фактом: ни расколоть партию, ни отколоть от нее Канопацкую не удалось. А вот выступление Лукашенко подкорректировать забыли или не посчитали нужным.

Более того, о зрелости большинства оппозиционных партий говорит тот факт, что попытку использования мандата поддержали не только участники правоцентристской коалиции, но и те, кто в нее не входит — Партия БНФ, в частности, и партия «Справедливый мир».

Ну, а те члены партии, которые никак не могут смириться с этим решением, считают его «предательством идеалов», могут покинуть партию или хотя бы приостановить членство в ней до «перевоспитания» партии, что, кстати, и сделала экс-спикер Ольга Майорова.

 

А стоило ли огород городить?

Что дает партии и всей оппозиции решение использовать мандат? Оказывается, достаточно много. Во-первых, работа на округе. Интересующимся рекомендую почитать материал Александра Федуты.

Далее, никто не отменял право законодательной инициативы члена Палаты, другое дело, что так называемые депутаты стесняются им пользоваться. Да, на пути между выдвижением законопроекта и его внесением в повестку дня стоит Совет Палаты. Но, согласитесь, если два отдельно взятых депутата за год выдвинут хотя бы по десятку законопроектов, остальным придется хотя бы задуматься. Напомню, что за предыдущие четыре года по инициативе депутатов было принято всего четыре закона. Остальные законопроекты (около 400) были спущены из Администрации.

А есть еще депутатские запросы в министерства и ведомства, выступления в государственной прессе и еще многое-многое другое. Хорошим подспорьем здесь может стать недавно созданная правоцентристами Ассамблея народных представителей, куда вошли около 70 бывших кандидатов в депутаты, у которых власти украли победу, и которые, тем не менее, полны решимости продолжить работу на своих округах.

 

Немного о чистоте совести

Теперь еще один аспект, вызвавший бурю эмоций в соцсетях и на сайтах. Насколько этично заявлять о фальсификациях во время выборов и одновременно использовать мандат? Ответ на этот вопрос тоже достаточно прост.

Ни Анна, ни Объединенная гражданская партия в фальсификациях не участвовали, подписи избирателей не подделывали, никаких секретных соглашений с властью не подписывали.

Сам факт, что на первое заседание оппозиционный кандидат пришла со значком в виде национального бел-чырвоно-белага флага, говорит о многом. Да, возможно, ее назначили, как и всех остальных, но своей практической работой она может доказать, что она по праву носит звание Народный депутат.

Кстати, характерно, что избиратели из разных регионов, которые не сильно разбираются в принципах построения законодательного органа нашей страны, но хорошо знают цену так называемым депутатам, уже обрывают телефоны в партийном офисе, пытаясь дать наказ «не своему» избраннику.

Но тревожные голоса не умолкают: а если ей не дадут работать, если ее перекупят, если она испугается, сломается?

Хочу успокоить всех, кто искренне переживает. Перекупить Анну сложно, она вполне самодостаточный и обеспеченный человек. Если уж совсем невмоготу будет — всегда можно громко хлопнуть дверью. Когда исчерпаны все возможности, сдача мандата будет выглядеть совсем по-иному, чем теперь.

Ну, и о самом плохом варианте. Партия не может напрямую управлять депутатом, они у нас мажоритарщики, не может партия и отозвать того, кто по тем или иным причинам не оправдал доверие, однако партия может и должна расстаться с человеком, который выступает вразрез с партийной платформой. Хотя я уверен, что к «высшей мере» партийной справедливости прибегать не придется. Об этом свидетельствует весь жизненный путь Анны Канопацкой. 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».
  • "Власть думала, что ОГП откажется от мандата" Ну да. Сначала даём ответ, а потом подгоняем под него решение.