Анатолий Лебедько. ПОЗИЦИЯ. Товарищ Сукало, гоните в шею таких судей

Анатолий ЛЕБЕДЬКО

Анатолий ЛЕБЕДЬКО

Председатель Объединенной гражданской партии с 2000 по 2018 годы, директор Центра исследований и прогнозов развития «Европейский диалог».

Местная судебная система — это Авгиевы конюшни, доверху заполненные цинизмом, лицемерием, правовым беспределом. И это не новость.

В зданиях с вывесками «суд» верховенствует телефонное право. И это общеизвестно. Судебная система — это не самостоятельная ветвь власти, а отдел администрации Красного дома. Соответственно, судьи — это обычные чиновники. И это секрет полишинеля.

Но от понимания всего этого не легче, когда ты в очередной раз сталкиваешься с системой лицом к лицу. Итак, мое очередное дело. По привычной ст. 23.34 КоАП.

За столом, под гербом в черной судейской мантии — человек. Не старый и не молодой. Говорит скороговоркой, демонстрируя желание побыстрее перевернуть последнюю страницу дела. Андрей Камушкин, судья суда Ленинского района столицы. Так спешил, что попытался прошмыгнуть мимо процедурного вопроса о доверии судье. Пришлось напомнить! Любую процедуру можно наполнить смысловым содержанием. Камушкину я отказал в доверии.

«Вы спрашиваете доверяю ли я суду? — сказал я. — Но как можно доверять тому, чего нет, не существует в действительности? Да, в этой комнате я вижу человека, облаченного в черную мантию. Но вы — не судья, вы, выражаясь политологической терминологией, «политический киллер».

Смею предположить, что накануне вас вызвал в кабинет председатель суда и дал установку: «Вот дело Лебедько. 50 базовых. Ясно?» Вы — и это подтвердит сегодняшний процесс — покорно кивнули головой и щелкнули каблуками. Да, у вас еще хорошая по белорусским меркам зарплата, но ее вы получаете не за профессиональную работу судьи, а за беспрекословное исполнение указаний, спущенных сверху. Так думать и утверждать мне позволяет двадцатилетний опыт взаимодействия со специфической белорусской судебной системой, ставшей прислугой при дворе.

Хочу особо подчеркнуть: вам не доверяет не только гражданин Лебедько, вам отказывает в доверии народ. Нужны доказательства? Пожалуйста! Вот скриншот голосования, проведенного на сайте Верховного суда Беларуси. Вам не доверяет почти 94% граждан Беларуси, и это есть следствие двадцатилетней практики вытирания так называемыми судьями ног о Конституцию и законы. Это не просто голосование, это приговор!

И еще один аргумент. Есть добрый десяток резолюций, принятых международными организациями ОБСЕ, Совета Европы, Европейского союза, в которых ясно заявлено, что в Беларуси отсутствует независимая судебная система. Принимая во внимание, что в нашей Конституции закреплен приоритет международного права над внутренним законодательством, я разделяю это утверждение. Нет независимого суда — значит нет и независимых судей!..»

Камушкин нервничал. Камушкину было не комильфо. Он ерзал, но слушал. Возможно, впервые в своей практике. Как только я озвучил свое обоснование, Камушкин поспешил посовещаться с самим собой и выкатился из зала. Понятно, что ходатайство о недоверии было отклонено, но мне этот раунд пришелся по душе.

Некоторое время пришлось потратить на просмотр содержимого дела. Что бросилось в глаза?

Первое. Два свидетельских показания омоновцев написаны, как под копирку. Явный признак конвейера. От сотрудников ОМОНа нужны не показания, не описание реальных событий, а только подпись. В этом, наверное, и заключалась реформа системы МВД, о которой так долго говорили генералы.

Второе. Протокол об административном правонарушении, представленный в суд, составлен капитаном Валерием Рудем, но возле, как говорили омоновцы, «старой администрации» протокол начинал составлять майор С.С. Факелы. Стало быть, документ просто подменили. Впрочем, это такая мелочь!

Третье. Постановление за подписью майора Ермолинского утверждает, что возле здания на К. Маркса, 38 сотрудниками милиции велась фото- и видеосъемка, и это есть вещественные доказательства вины гр-на Лебедько. Правда, в самом деле — всего две фотографии, фиксирующие только факт моего присутствия и не более.

Итак, протокол об административном правонарушении, составленный капитаном Рудем, и свидетельские показания омоновцев Ивашкова и Пименова утверждают, что Лебедько активно участвовал в несанкционированном мероприятии, что выразилось в выкрикивании лозунгов. На этом и строится всё доказательство вины гражданина Лебедько.

Это обвинение. А где доказательства?!

Да, я изначально заявил, что действительно в это время находился у здания по улице К. Маркса, 38, что не является правонарушением. Да, я действительно неравнодушен к «Белсату», и у меня куча вопросов к контенту БТ и российских телеканалов, вещающих в Беларуси. Но это не имеет никакого отношения к предъявляемым обвинениям.

В судебном заседании выяснилось, что Пименов и Ивашков путаются в показаниях. Им не помогли заранее отпечатанные тексты-подсказки, что и как говорить. К примеру, их утверждение, что они находились на расстоянии двух-трех метров от Лебедько и слышали-видели, как несколько милиционеров составляли протокол, было опровергнуто вещественными доказательствами, которые находились в материалах дела, — фотографиями. Стало очевидным, что слова свидетелей расходятся с фактами!

Для любого судьи этого должно было бы быть достаточным, чтобы обнулить все показания омоновцев-лжесвидетелей. Но увы.

Дальше больше.

Ходатайство предоставить видеозаписи с места событий, казалось, снимает все вопросительные знаки. Это единственная возможность выяснить, кто прав, а кто лжет.

Камушкин взял перерыв и через полчаса заявил, что отклоняет ходатайство на том основании, что, по информации РУВД Ленинского района, видеозаписи... уничтожены!

О, Иисусе! Это что такое? РУВД Ленинского района заявляет, что до начала судебного разбирательства его сотрудники уничтожают доказательства виновности оппозиционера Лебедько?! Генерал Шуневич, гоните в шею таких милиционеров!

Камушкин, будучи судьей, должен был бы тут же закрыть это дело ввиду отсутствия доказательств вины гражданина Лебедько. Более того, он еще написал бы предписание о служебном несоответствии сотрудников Ленинского РУВД. Но все пошло совсем не так. Он отказывает мне в ходатайстве предоставить материалы видеосъемки, которые имеются в наличии у БелаПАН, радио «Свобода» и других информационных ресурсов. Это уже за гранью здравого смысла.

Товарищ Сукало, гоните в шею таких «судей», которые доведут цифру недоверия к судебной системе до 100%. Уверяю вас, так и будет!

Камушкин скороговоркой перевернул последнюю страницу дела: «Пятьдесят базовых»! Что и требовалось доказать. Об этом я говорил ему в самом начале заседания. Мой опыт подсказывает, что решения судей продиктованы не материалами дела, а желанием подняться по служебной лестнице и/или избежать наказания.

Таких судей и милиционеров нельзя допускать даже к метле, а не то что к правосудию! И, вы знаете, это не преувеличение. В любом нормальном суде я докажу это!

А пока продолжение следует.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».