По нефти Лукашенко все равно придется договариваться с Москвой

И цена этих договоренностей может оказаться очень высокой для Беларуси. Нефтяные же и прочие альтернативы требуют реформ.

Сокращение поставок нефти из России должно быть замещено альтернативными вариантами. Такое распоряжение отдал 20 января Александр Лукашенко.

Это дежавю. Вообще отношения между Минском и Москвой напоминают цепь таких дежавю. Только Кремль становится все упрямее.

Так вот, тема поиска нефти в других местах возникает всякий раз, когда обостряются отношения с восточной соседкой в нефтяной сфере (что провоцирует, как мы видим это сейчас, жестокие столкновения и на других фронтах — от продовольственного до информационного).

Апофеозом нефтяной альтернативы стали некогда танкеры с нефтью от тогдашнего венесуэльского друга Уго Чавеса. Но та альтернатива заглохла, поскольку заокеанская нефть оказалась слишком дорогой, а Москва тем временем смягчилась.

Минск тогда снова по полной программе пристаканился к российской нефти, пока очередной гром не грянул.

 

Пара танкеров не спасет

Нынешний гром в виде уменьшения поставок российской нефти белорусская сторона в какой-то степени накликала сама, упершись с начала 2016 года в вопросе цены на газ.

Цена, вероятно, и впрямь задрана, это отдельная тема, но факт то, что Москва решила проучить за дерзость — фактическую недоплату в нарушение контракта. В итоге, если опустить подробности развития конфликта, урезанные поставки нефти в первом квартале нынешнего года составят только 4 млн т.

Белорусским же НПЗ для полной загрузки необходимо под 6 млн. т в квартал, или 24 млн в год. Если конфликт не разрешится, то при нынешних объемах поставок Беларусь недосчитается в 2017 году 8 млн т российской нефти.

Своя добыча не спасает, даже если ее пустить на нужды собственных НПЗ (пока эту нефть мы экспортируем в Германию). Ведь это лишь около 1,6 млн т в год.

Итак, нужно искать нефтяную альтернативу как минимум на 6-7 млн т в год.

«Везде должна быть альтернатива, как бы ни было сложно. И по природному газу (это сложнее, конечно), а по нефти тем более», — говорил Лукашенко вице-премьеру Владимиру Семашко еще 12 сентября прошлого года, когда конфликт с Москвой уже полыхал вовсю. Ту же установку президент повторил в октябре, выступая в Национальном собрании.

Тогда же он вскользь упомянул о переговорах с Ираном, «который просто мечется в поисках, куда поставить нефть».

 

Любая альтернатива будет дороже

Нефти в мире действительно хоть залейся, все упирается в цену вопроса. Видимо, поэтому к нам и не потекла пока иранская нефть. По осени пригнали только один танкер азербайджанского сырья, привезли на Мозырский НПЗ в цистернах через Украину. Но такой партии (84,7 тыс. т) мозырскому заводу — лишь на два с половиной дня работы. Да и возить в цистернах дорого.

В принципе, можно договориться с Киевом и запустить в реверсном режиме нефтепровод Одесса — Броды. Что уже и делалось во время одного из предыдущих обострений с Москвой. Но потом союзники замирились, и пошедшие навстречу Минску в трудную минуту украинцы остались с носом.

Однако главная закавыка в том, что любая альтернатива окажется дороже поставок из России (напомню: беспошлинных!). 

При любой альтернативе «будут очень большие издержки, влияющие на доходность переработки», отметил в комментарии для Naviny.by аналитик BISS (Вильнюс) Александр Автушко-Сикорский.

К тому же, по его словам, контрактов на стороннюю нефть нет, их еще нужно заключать — а это не быстро. Далее, «транспортное плечо, откуда бы мы ни доставляли, кроме России, будет бо́льшим. Давальческую нефть, кроме как из России, нам в принципе перерабатывать нет смысла».

Так что Минску на практике остается лишь договариваться с российской стороной, резюмировал Автушко-Сикорский.

 

Чего потребует Москва?

Кремль очевидно хочет добиться от белорусского руководства полной выплаты газового долга, который, по ее подсчетам, подползает уже к полмиллиарда долларов. Но одной выплатой долга (что само по себе обременительно) Минск, вероятно, не отделается.

Аналитики предполагают, что в закулисном торге обсуждается некое пакетное соглашение.

В частности, в обмен на полное возобновление поставок нефти, выдачу кредитного транша на погашение долга и прочие смягчения Москва может требовать от Лукашенко разместить авиабазу, продать ряда активов (например Минского завода колесных тягачей), согласиться на создание единого визового пространства, предположил в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров.

Весь этот список выглядит для белорусского руководителя набором раздражителей. Он уже заявлял, что не хочет продавать МЗКТ (и это легко понять: военное производство, надежные колеса для ЗРК и стратегических ракет). И что российская авиабаза здесь не нужна (тоже понятно: она грозит испортить нормализацию с Западом). Идея единой с Москвой визовой политики аналогично не греет белорусскую сторону, поскольку это так или иначе ограничит суверенитет.

К слову, сегодня Лукашенко посоветовал прекратить «вой и вопли со стороны некоторых сопредельных государств» по поводу того, что он своим указом установил пятидневный безвизовый режим для граждан 80 стран.

Эта резкая фраза — камень в российский огород. И она отражает остроту противоречий между Минском и Москвой не столько даже в визовом вопросе, миграционной политике, сколько в целом.

Согласится ли белорусский руководитель на столь трудные для него условия?

«Все будет зависеть от степени экономического давления Москвы», — говорит Федоров. По его мнению, в худшем случае практически на все уступки, к которым подталкивает Кремль, Лукашенко будет вынужден пойти, чтобы предотвратить рост социального недовольства из-за падения уровня жизни.

 

«Сомнут и в карман положат»

Альтернативы нужно искать, и не только нефтяные, это бесспорно. Беда белорусского руководства именно в том, что как только наступало замирение с Москвой, альтернативы с легкой душой отбрасывались.

Но сегодня аналитикам очевидно, что кризис в отношениях между Беларусью и Россией — системный (причины — отдельная тема). Это всерьез и надолго.

И потому над альтернативами и в экономике, и в политике следует работать с упорством крота, даже если Кремль на время вроде бы добреет. Новый гром грянет непременно.

И не обязательно из-за неких специальных козней против синеокой республики. Например, налоговый маневр в российской нефтянке сам по себе способен перечеркнуть нынешнюю выгодную для Беларуси беспошлинную схему получения нефти. И тогда все равно предстоит работать по мировым условиям.

Главное же — мало сегодня бросить лозунг диверсификации. Чтобы, например, стала живучей нефтяная альтернатива, необходимо не только модернизировать наши НПЗ, но и перестраивать, реформировать всю экономику. А вы знаете, как напрягает архитектора белорусской модели само слово «реформы».

Однако без них Беларуси просто не выжить. «Сомнут и бесплатно в карман положат», как выразился некогда (к слову, после жестких переговоров с Владимиром Путиным) сам Лукашенко.