Лукашенко уже гордится Полоцким княжеством, но патриотов еще «винтят»

Белорусские власти частично пересматривают идеологию, усиливают акцент на национальное, однако политическая сущность режима не меняется, он все так же недолюбливает «свядомых»…

Раньше Александр Лукашенко любил повторять перед партнерами по интеграции, что белорусы и русские — один народ. Теперь же вот белорусский руководитель стал мериться с восточными соседями, у кого древнее истоки государственности.

Написавший портрет Лукашенко в средневековом обличье художник Никас Сафронов оказался едва ли не провидцем: белорусский президент все чаще апеллирует к отечественной истории. Фото: Татьяна Гапеева / Ridus.ru

На торжественном собрании в честь Дня Независимости, прошедшем 1 июля в Минске, Лукашенко изложил этакий краткий курс истории Беларуси в новой редакции. Сюжет уже не начинается с БССР. Были упомянуты и Полоцкое княжество ІX века, и Великое княжество Литовское (в том числе его написанный на старобелорусском языке Статут), и даже (в виде аллюзии) Белорусская Народная Республика (историческую роль которой с советских времен было принято умалять и мазать дегтем).

 

Новые ориентиры для госидеологов

В оппозиционном сегменте фейсбука стали шутить: мол, среди спичрайтеров нашелся скрытый националист, а официальный лидер даже не понял, что прочел.

Хохмы хохмами, но ради справедливости стоит вспомнить, что еще в конце февраля Лукашенко заявил: в новых учебниках нужно достоверно отразить историю становления белорусского государства.

Причем это прозвучало, когда президент, знакомясь с разработками, выдвинутыми на соискание государственной премии, заинтересовался — внимание! — циклом научных работ «Истоки белорусской государственности: Полоцкая и Витебская земли в IX—XVIII веках».

Более того, в этом контексте Лукашенко, много лет пинавший «свядомых» (так презрительно он называл национальную оппозицию и вообще контрэлиту), произнес тогда, 28 февраля, революционную для его уст фразу: «Надо прописать и внедрить в умы наших людей правду. Здесь если и есть какой-то национализм, то это национализм здравый».

Так что вчерашнее выступление перед властной и околовластной публикой стало, если хотите, программным для государственных идеологов, обозначило для них новые ориентиры.

Правда, Белорусская Народная Республика 1918 года открытым текстом так и не была названа лишь обрисована намеком, да и то по принципу «начал за здравие, а кончил за упокой»: «Некоторые деятели, одухотворенные высокими идеями, так и не поняли того, что независимость и свободу войска кайзеровской Германии не принесут никогда».

Концовка фразы — это аллюзия на то замусоленное еще советской пропагандой обстоятельство, что деятели БНР, отчаянно лавируя в чрезвычайных международных обстоятельствах (можете себе представить, какой бедлам был в Европе в 1918 году), направили телеграмму-реверанс в Берлин на имя кайзера Вильгельма II.

Хотя, положа руку на сердце, в плане лавирования на международной арене режим Лукашенко оказался как минимум талантливым учеником.

 

Почему властям это понадобилось

И все же для нас показательно признание, что отцы-основатели БНР были одухотворены высокими идеями. Это уже почти реабилитация с точки зрения официозного концепта.

Не обошлось во вчерашнем выступлении и без замаскированных шпилек в адрес соседей, например в контексте разговора о самобытности того же Полоцкого княжества: «А ведь в то время ко многим народам государственность пришла вместе с варягами».

Или вот еще: «Гораздо раньше многих наших соседей — 500 лет назад — мы овладели печатным словом». Ну вот видите, дождались, отдана дань уважения и Франциску Скорине, имя которого в свое время скандально, без обсуждения, волевым решением было вычеркнуто из названия главного проспекта столицы.

В целом можно сказать, что официальная трактовка национальной истории постепенно углубляется в прошлое. Это изменение подхода властей к историческому концепту явно навеяно и синдромом Крыма.

Иначе говоря, режим стал апеллировать к древним корням белорусской государственности из прагматичных соображений. Нужен контраргумент против тех, кто твердит, что Беларусь искусственная придумка, а вообще тут всегда была русская земля.

Косвенным ответом на вопрос, почему власти вдруг полезли в глубины веков, озаботились промоцией вышиванок и пр., можно считать и пассаж Лукашенко, прозвучавший именно тогда, 28 февраля, при обсуждении исторической темы вообще и значения Полоцкого княжества конкретно: мол, сегодня некоторые пытаются «доказать нам, что это не наши земли, а чьи-то. Поэтому для нас это очень актуально».

Кроме внешнего фактора, наверху берут во внимание и внутренний. В условиях как экономического, так и идеологического кризиса созданной Лукашенко системы, падения авторитета властей нужно искать новые нотки в разговоре с обществом, по возможности располагать к себе (если хотите, мягко подкупать реверансами) и часть духовных оппонентов. Они ведь такие — сентиментальные, витающие в эмпиреях, готовые многое простить за дорогую сердцу символику.

 

Сказав «а», надо говорить «б»

Впрочем, и в новом кратком курсе истории Беларуси от Лукашенко остается немало советских штампов. В выступлении 1 июля по традиции были выпячены периоды БССР и Великой Отечественной войны.

Акцент на войне делается еще и потому, что надо оправдать празднование Дня Независимости именно 3 июля, в годовщину освобождения Минска от гитлеровцев. Как известно, по поводу выбора этой даты в качестве Дня Независимости консенсуса в обществе нет. Более того, на заре президентства Лукашенко сделал это в пику своим внутренним противникам, тем самым «свядомым».

Ныне властям приходится частично заимствовать идеологический концепт именно у «свядомых». Но получается коряво, да и старые замашки, фобии дают о себе знать.

С одной стороны — мягкая белорусизация, БРСМ уже второй раз проводит (как раз сегодня, между прочим) День вышиванки, недавно министр иностранных дел Владимир Макей организовал буколическое мероприятие в вышиванках с иностранными послами; короче, все такое в декоративно-прикладном духе.

С другой стороны историческая символика — «Погоня» и особенно бело-красно-белый флаг (БЧБ, «бел-чырвона-белы», на сленге «свядомых»), созданный в каноническом виде как раз в период БНР, — остается полузапрещенной.

Не особо эрудированные милиционеры могут запросто скрутить и потащить в каталажку человека с такой символикой. Хотя «Погоня» (бывшая, между прочим, гербом Великого княжества, расхваленного вчера президентом) присутствует на официально утвержденных гербах некоторых наших городов, Витебской и Гомельской областей. А БЧБ был государственным флагом в 1991—1995 годах (пока его не заменил на слегка модифицированный флаг БССР молодой тогда президент Лукашенко). Так что БЧБ заслуживает как минимум статуса историко-культурной ценности.

Но это пока лишь мечты «свядомых». А в реале мы стали свидетелями «дела патриотов», когда похватали именно сознательных сторонников независимой Беларуси, готовых умело ее защищать, если понадобится. Видимо, такой национализм высокому руководству представляется нездоровым. Когда внутри страны запахло социально-политической напряженностью, националистов снова сделали пугалом и мишенью.

Так а кто, по-вашему, Родину защитит, если что? Те, кто, даже надевая вышиванку, сохраняет колониальное мышление? Те, кто пока берет перед вами под козырек, но мечтает о российских служебных окладах? Или те, кто тайком выбрасывает в урну казенные бутоньерки сразу после показушного мероприятия? Ну-ну.

Да, сейчас, когда наверху прошел мандраж от «дармоедских» протестов, «дело патриотов» почти замяли, людей выпустили. Но осадочек остался.

И мяч сегодня на стороне властей. Сказав «а», надо говорить «б» и далее по алфавиту.