Гитарист Владимир Майсюк: моя аудитория — весь мир

К своему первому сольному альбому Владимир шел пятнадцать лет, поэтому делал всё основательно...


Белорусский гитарист Владимир Майсюк записал свой первый сольный альбом — Fretwalk. К этому диску Владимир шел пятнадцать лет, поэтому делал всё основательно. Альбом записывался в США и сводился на GFI Studios, сотрудничавшей в свое время с такими гитаристами, как Мик Тейлор (Rolling Stones), Грег Хоу (Michael Jackson, Christina Aguilera), Гилби Кларк (Guns N’ Roses). Над мастерингом диска работал обладатель «Грэмми» Берни Грандмен. Презентация диска состоится 1 августа в минском баре Doodah King.

Корреспондент Naviny.by встретилась с Владимиром Майсюком, чтобы поговорить о регалиях, музыке и дебютном альбоме.



— Владимир, вас называют не иначе как самым титулованным белорусским гитаристом. Гордиться есть чем: в 2010 году вы вошли в топ-100 конкурсантов всемирного конкурса GuitarIdol, тогда же победили в конкурсе Fusion Funk Guitar, а годом ранее стали третьим на конкурсе Shred This. Как вы относитесь к регалиям?

— Отношусь нормально, сам об этом не думаю. Людям свойственно приписывать другим звания и титулы. Сам о себе я так никогда не говорю, просто занимаюсь своим делом. Интересно послушать, что люди о тебе говорят. А иногда бывает просто смешно: лучшим гитаристом быть нельзя, всегда найдется тот, кто лучше тебя. К тому же, есть люди в музыке с таким статусом, к которым ты никогда не приблизишься. Для меня важно быть в гармонии со своей музыкой, со своим миром.

— Высокие эпитеты и звания не вызывают у вас дополнительного чувства ответственности?

— Конечно, есть такое. Но я бы сказал, что не столько эти определения у меня как у гитариста вызывают чувство дополнительной ответственности, как то, что людям на самом деле нравится моя музыка. Они послушали ее в хорошей записи — им понравилось, а потом на концерте нужно играть вживую, да так, чтобы не разочаровать слушателя. Для этого нужно постоянно держать себя в форме, как спортсменам.

— Вы играете в Беларуси и за рубежом в основном в небольших клубах. Вас устраивает такой формат или хочется выходить на большие концертные площадки?

— Конечно, хочется чаще играть на больших площадках. Но и в клубах мне нравится. Если разобраться, моя музыка достаточно интимная, созданная для размышления. Она как раз подходит для атмосферы небольших клубов. На больших площадках мы тоже выступали. И там, и там клёво! Просто нужно по-другому настраиваться и играть. Однажды на открытом воздухе у меня был необычный опыт. У нашего менеджера возникла идея меня посадить на строительный лифт, который поднимался на 20 метров. Я поднялся на нем и играл соло. Прожекторы на меня, внизу огромная толпа… Очень необычно и здорово было.



— Многие артисты, играющие в клубах, жалуются на то, что сложно играть, когда все вокруг едят…

— Меня это не беспокоит, поскольку я успел поиграть в разных местах. Нужно понимать, что для клуба нужна особая музыка. Когда люди едят, ты не будешь играть рок-н-ролл и зубами по гитаре проходиться. Играю что-то более спокойное. Да и есть можно по-разному. Если люди ведут себя прилично, то проблем не возникает.

— Вы не так часто бываете в Беларуси. В каких странах выступаете?

— Так получилось, что в Европе я в составе разных команд не так часто и бывал. В Польше, разве что. В основном, мы получаем приглашения поиграть в странах Азии. Я много лет играл в международных проектах Cinderella Rockefella (Канада), In-Tune (Австралия — Новая Зеландия — Колумбия — Канада — Португалия — Сингапур). С концертами объехал Юго-Восточную Азию и Ближний Восток. В азиатских странах очень много приезжих европейцев, которые там работают. Поэтому наша музыка там воспринимается на ура. Пока ты, например, в Дубаи, в этом огромном мегаполисе, ты каждый день можешь играть для представителей разных национальностей…

— Вы знаете свою аудиторию?

— Я играю для всех. Моя аудитория — весь мир. Для меня нет границ, я не люблю себя привязывать к чему-то, ограничивать. Самые разные люди слушают мою музыку и им она нравится.

— Белорусские фестивали типа «Славянского базара» вас привлекают?

— Так получилось, что я там ни разу не был, но если меня пригласят, я с удовольствием выступлю. Почему бы и нет? Отличное славянское мероприятие.

— Вы любите стили фьюжн и шред. Что они собой представляют?

— Как описать шред, я даже не знаю… Это даже не стиль, скорее, манера исполнения. Произошло от слова shred — резать. Шредерами называются музыканты, которые играют очень быстро. Это люди, у которых сложная техника. Фьюжн — это смесь разных стилей. От fusion — соединение. Обычно такую музыку играют люди с роковой энергетикой. В моем случае, это роковость с вкраплениями джаза и блюза. В этом стиле более широкий спектр: все размыто, непонятно.

— Давайте поговорим о вашем первом сольном альбоме.

— К альбому я шел 15 лет. Когда только еще начинал играть на гитаре, в моей голове написались какие-то мелодии, которые я наконец-то записал в студии именно так, как мне тогда придумалось: нотка в нотку. Я не мог не сделать этот альбом.



— Он появится в интернете?

— Выкладывать диск в сеть для бесплатно скачивания я не буду. Зачем тогда вообще заниматься музыкой? Я старался сделать все на самом высоком уровне, записывая альбом в лучших студиях США, работая с мастером-обладателем не одной премии «Грэмми». Нужно, чтобы как-то окупились мои затраты, это же естественно.

У нас почему-то люди не хотят ничего покупать. Все хотят на халяву всё получить. Когда я в «Фейсбуке» писал о выходе диска, я даже по-русски не писал, потому что знал, что наши не пойдут на iTunes и не будут скачивать. Для западной аудитории естественно заплатить эти 10 долларов за качественно записанный альбом. Люди пишут мне: «Где найти альбом? Мы хотим купить». Они не говорят: «Дай мне», они спрашивают, где купить…

— У альбома интересное название…

— Да, это слово я придумал сам. Fretwalk — это в буквальном переводе «прогулка по ладам». Я сначала думал назвать альбом «Пилигрим» по названию моей второй песни. Но потом подумал, что кто-то может решить, что название слишком религиозное. На тот момент уже была сделана фотография для альбома. Это моя рука, кстати. Нужно было менять название, но чтобы оно подходило под фото. И мне в голову пришла идея придумать такое слово. Возможно, оно станет термином: давай поиграем на гитаре. Я посоветовался с моими англоязычными друзьями перед тем, как окончательно назвать альбом. Они сказали, что это слово хорошо звучит.

— Расскажите о программе, которая нас ожидает 1 августа.

— Сначала мои друзья-гитаристы поиграют легкую музыку. Это один из самых уважаемых гитаристов Беларуси того поколения Владимир Ткаченко, Людмила Куц, Дмитрий Микулич и Ян Женчак, Вадим Косолапов и Александр Григорьев, Александр Кисс и Максим Дубровский, Михаил Филипеня и Александра Захарик… Потом мы с моей группой сыграем пару вещей из моего альбома и несколько каверов. После на сцену выйдут все гитаристы, чтобы сыграть джем-сессию. Я надеюсь, что у нас будут только положительные эмоции во время концерта.