Почему белорусская попса проиграла российской собственную сцену

Много шума в музыкальных кругах наделала неосторожно озвученная Алексеем Хлестовым идея ограничить гастроли в Беларуси для российских исполнителей. Мол, из-за этого белорусские музыканты не могут давать концерты.

Кто виноват в том, что белорусским музыкантам — представителям популярных жанров, нет места для гастролей в малых городах страны? Как получилось, что Беларусь превратилась в площадку для «чеса» российских звезд далеко не первого эшелона и тех, кого там называют «сбитыми летчиками»?

Засилье российской попсы — проблема со стажем

Кажется, еще совсем недавно публика, да и некоторые коллеги по цеху посмеивались над Ириной Дорофеевой, мол, отправилась в гастрольный тур по «тырловкам» — именно так для краткости бомонд называет всё, что за пределами МКАД.

С приходом очередного экономического кризиса белорусские артисты вдруг вспомнили о райцентрах, но опоздали: их уже облюбовали исполнители из России. Впрочем, в резонансом городе.

Что касается российских артистов, то они тоже уверены: осчастливили своим приездом жителей райцентра, мол, люди должны радоваться, что увидели «звезду» из телевизора. И поэтому можно работать под фонограмму, не особо напрягаясь».

Качество выступлений отдельных заезжих гастролеров — действительно большой вопрос. Безусловно, есть артисты, не позволяющие себе халтурить в принципе. Как правило, выступающие в столице стараются не ударить в грязь лицом. А вот в областных центрах и малых городах — да, там чаще всего уверены, что «пипл схавает» всё.

Только за последнее время в СМИ писали о скандальном выступлении Елены Воробей в Бресте и о странном поведении Ирины Дубцовой на концерте в Гомеле

В шоу-бизнесе правят деньги

Валерий Дайнеко«То, что российские артисты заполонили весь наш эфир, а потом уже и территорию, это говорит о неправильной рекламной политике руководства белорусского радио и телевидения, — полагает заслуженный артист БССР, солист ансамбля «Белорусские песняры» Валерий Дайнеко. — Если мы рекламируем российскую эстраду, то пусть и в России делают то же самое. Как-то ведь раньше, во времена СССР, удавалось договариваться! Если не получится договариваться о двустороннем сотрудничестве, мы никогда не пробьем эту стену. А для молодых наших исполнителей в этой ситуации я вообще не вижу никакой перспективы.

Получается, что наши ориентиры — это снова первые каналы российского телевидения, но я считаю, что это не самый плохой вариант, если мы дружественные страны. Артисту маловато популярности внутри своей страны, нужно выходить хотя бы на ближние рынки — Россия, Украина. Прибалтийские артисты, которые потеряли российский рынок, вообще сидят у разбитого корыта, так как западные регионы уже давно сориентированы на мировых звезд.

Сегодня всем правят деньги, которых у наших артистов, спонсирующих самих себя, не так много, как у россиян, за спиной которых стоят богатые корпорации Москвы и других регионов. Я не знаю ни одного из российских артистов, кто бы работал в госструктуре».

В Беларуси же государство по еще советской инерции финансово поддерживает эстраду и, естественно, раз уж платит, то и музыку заказывает — решает, что будет звучать на радио, кто будет петь в концертах, транслируемых на всю страну, обеспечивает массовость на выступлениях своих фаворитов.

Пример той же Ирины Дорофеевой — быстро ставшей чуть ли не лицом страны, а затем столь же стремительно ушедшей в тень — показателен в плане того, что популярность многих наших звезд создана искусственно и сильно преувеличена. Еще и поэтому на их концерты плохо ходит даже не избалованная зрелищем глубинка.

С другой стороны, в созданной системе работа в государственных учреждениях (например, в Молодежном театре эстрады, где солистом числится тот же Алексей Хлестов) для музыкантов является не столько источником дохода (сколько можно заработать в бюджетной организации, даже рассказывать не надо), сколько своего рода дополнительной обязанностью, которая позволяет более-менее спокойно вести собственный бизнес — иметь звукозаписывающую компанию, продюсерский центр, оказывать event-услуги.

«Российские артисты первого эшелона, конечно же, на порядок лучше технологически упакованы, чем мы, — отметил Олег Молчан. — Большинство же наших артистов инвестируют не в творчество, а в свое личное благосостояние. Не осуждаю, не завидую — каждый решает сам. Что касается песен, то наши ничуть не хуже российских, но людям сейчас мало песни, они хотят шоу — свет, танцы и прочие спецэффекты.

В утешение могу сказать, что и российским артистам теперь не сладко. Недавно один из московских коллег сетовал: его менеджмент посчитал, что аренда большого зала Дворца Республики не оставляет шансов заработать при условии вменяемого ценника на билеты».