Примет ли Минск сторону Москвы в случае военного конфликта с НАТО?

Для «подмазки» военного союзничества Москва может дать Минску новые экономические преференции.

Тесная экономическая привязка, скорее всего, заставит Минск принять сторону Москвы в случае военного конфликта с НАТО. Пока же белорусское руководство продолжит внешнеполитическое лавирование.


Страны НАТО направят четыре батальона в Польшу и государства Балтии: Канада – в Латвию,
Германия – в Литву, Великобритания – в Эстонию, США – в Польшу.  Фото: EPA

На недавнем саммите в Варшаве лидеры НАТО одобрили план укрепления обороны восточных участников альянса, подразумевающий размещение на ротационной основе четырех батальонов — по одному в каждой из стран Балтии и Польше. Общая численность батальонов составит четыре тысячи человек. Причем речь идет о соседних с Беларусью государствах и об ответе НАТО Москве — ближайшей союзнице Минска.

Как считают инициаторы решения, американские или западноевропейские военнослужащие, расквартированные на территориях этих четырех стран, принесут их встревоженным гражданам долгожданное успокоение, поскольку нападение повлечет за собой гарантированный военный ответ НАТО. Россия, в свою очередь, получает вполне ясный сигнал: «если вы пересекаете красную линию, вы вступаете в войну с 28 государствами» — так прокомментировал решения варшавского саммита посол Эстонии в Вашингтоне Эрик Мармей.

Однако другие комментаторы указывали на возможные негативные последствия размещения дополнительных натовских контингентов. 11 июля в интервью Die Welt экс-глава ведомства федерального канцлера Германии Рональд Поффала указал на то, что «сегодня сложилась непростая ситуация»: альянс реагирует на намерения России, а Москва, в свою очередь, реагирует уже на конкретные действия НАТО.

«Мы рискуем таким образом попасть в спираль эскалации», — прогнозирует Поффала.

И эти опасения подтвердились в тот же день. Постоянный представитель России при НАТО Александр Грушко заявил в эфире телеканала «Россия 24», что размещение в Прибалтике и Польше четырех дополнительных батальонов Североатлантического альянса не соответствует Основополагающему акту Россия — НАТО. Москве придется принять адекватные ответные меры, чтобы обеспечить свою безопасность, сказал Грушко.

По его словам, действия НАТО ведут к значительным изменениям военно-политической обстановки. А «вся операция по уравновешиванию приведет к тому, что мы будем создавать тот баланс, который существовал до натовских потуг создать контрпотенциал на границах, которые стали теперь уже натовскими границами». По мнению представителя Москвы, европейцы в конечном счете должны осознать, что иметь Россию в качестве потенциального противника — это тупиковый путь.

Размышляя о вариантах ответа Москвы на действия альянса, большинство экспертов, в том числе западных, предполагают, что та, возможно, выполнит свою старую угрозу — развернет оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» в Калининградской области так, что Прибалтика окажется в радиусе их действия.

Но даже тем, кто не особо смыслит в геополитике и военной стратегии, ясно, что без участия Беларуси никаких серьезных ответных мер в отношении восточных членов НАТО Москва предпринять не сможет. Даже при наличии необходимых сил и средств ей не обойтись без использования белорусского плацдарма. Российские стратеги давно считают Беларусь клином, вбитым в глубину НАТО, «стратегическим балконом», который нависает над европейским театром военных действий.

В связи с этим практически все эксперты сходятся в прогнозе, что Москва будет удерживать Минск в качестве своего военно-политического союзника во что бы то ни стало. А следовательно, наметившиеся в последнее время шероховатости между двумя странами не смогут повлиять на стратегические аспекты их отношений. Причем для «подмазки» Москва может пойти на предоставление очередных экономических преференций.

Минск же сегодня старается лавировать. Можно вспомнить, какое беспокойство вызвала у ряда представителей российской политической элиты новая версия белорусской военной доктрины. Одобрив в январе проект документа, Александр Лукашенко заявил на специальном заседании Совета безопасности, что резко усилившиеся противоречия между Российской Федерацией и государствами НАТО поставили Беларусь «между молотом и наковальней». То есть белорусский официальный лидер практически поставил потенциальных противников и своего главного союзника на одну доску.

Правда, месяц назад, в очередной раз комментируя обострение отношений России с НАТО, Лукашенко четко дал понять, что в случае нападения белорусская армия непременно вступит в бой на стороне России, как и предусмотрено союзническими обязательствами.

«Мы давно заметили, как у наших, у белорусских границ разворачиваются новые контингенты НАТО. Беларусь реагирует на это адекватно и четко, но без лишнего гвалта и шума. В случае конфликта военные силы Беларуси первыми вступят в бой, после чего к ним подтянутся российские военные…», — сказал Лукашенко.

Можно предположить, что подобного рода высказывания укрепляют представителей НАТО в их сомнениях относительно военного суверенитета Беларуси и мысли, что белорусские вооруженные силы являются глубоко интегрированной частью российских.

Однако это не соответствует сегодняшней ситуации, считает глава белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий, присутствовавший на Варшавском саммите НАТО в качестве независимого наблюдателя. По его мнению, «следует еще четче доносить до наших партнеров, что белорусские вооруженные силы — самостоятельны и независимы от России, а мы сами проводим независимую военную политику».

Во многом соглашаясь с этими утверждениями, хотелось бы подчеркнуть: лучше всего доказывать самостоятельность не на словах, а просто проводя военную политику, отвечающую долгосрочным интересам страны. Но при давлении Москвы сделать это будет крайне трудно.