«Черный список» Евросоюза как похвальная грамота

В списке белорусских чиновников, невъездных на территорию ЕС, — 157 фамилий, среди которых двенадцать — журналисты, работающие в государственных СМИ...

В опубликованном списке белорусских чиновников, невъездных на территорию ЕС, — 157 фамилий должностных лиц, среди которых двенадцать — журналисты, работающие в государственных СМИ. Санкции против журналистов можно назвать беспрецедентными. Включенные в список говорят о покушении на свободу слова в Беларуси со стороны ЕС и в то же время гордятся своим присутствием в нем.

Naviny.by связались с некоторыми из коллег, вошедших в «черный список» Евросоюза, и убедились: разочарования по этому поводу они не испытывают. Или, по крайней мере, не высказывают его.

журналисты из «черного списка» ЕС

Зимовский Александр Леонидович, бывший председатель Белтелерадиокомпании
Давыдько Геннадий Брониславович, председатель Белтелерадиокомпании
Козиятко Юрий Васильевич, генеральный директор «Столичного телевидения»
Якубович Павел Изотович, главный редактор газеты «Советская Белоруссия»
Лемешенок Анатолий Иванович, главный редактор газеты «Рэспубліка»
Прокопов Юрий, журналист Первого телеканала
Михальченко Алексей, журналист телеканала ОНТ
Таранда Александр Михайлович, заместитель главного редактора газеты «Советская Белоруссия»
Гордиенко Сергей Александрович, заместитель главного редактора «Советской Белоруссии»
Торопецкая Галина Михайловна, заместитель редактора «Советской Белоруссии»
Шадрина Анна Станиславовна, заместитель редактора «Советской Белоруссии»
Жук Дмитрий Александрович, генеральный директор государственного информационного агентства БелТА

«Честь быть в таком списке»

Анатолий ЛемешенокГлавный редактор газеты «Рэспубліка» Анатолий Лемешенок, который возглавляет также Белорусский союз журналистов, сказал интернет-газете Naviny.by, что для него честь — быть в таком списке. При этом он относится к составлению подобного рода списков как к детским играм, и ему все равно, есть ли там его фамилия: «В Европе я объездил все страны. Сказать, что у меня есть потребность туда ездить… нет».

Лемешенок полагает, что, несмотря на визовые санкции ЕС, «к ограничению в общении с европейскими коллегами это не приведет». Делегации из ЕС, которые связаны с масс-медиа, в последние три-четыре года общаются не только с Белорусской ассоциацией журналистов (БАЖ), но и с представителями Белорусского союза журналистов, подчеркнул он.

Лемешонок назвал странным подход, по которому в список включили этих 12 журналистов: «При чем здесь заместители главного редактора той же «Советской Белоруссии»? Некоторые из них курируют тематику, не имеющую отношения к политике — например, сельское хозяйство, социальные вопросы. Мне также странно, что «Рэспубліка», которая занимается в основном экономической тематикой, заинтересовала тех, кто определял, кого включать в список».

Дмитрий ЖукГенеральный директор государственного информационного агентства БелТА Дмитрий Жук в свою очередь отметил: введение каких-то санкций за высказанные журналистами мнения о событиях в Беларуси не вполне согласуется с теми нормами, о которых говорят представители ЕС. «Любые ограничительные меры в отношении журналистов являются попыткой ограничения свободы слова в Беларуси и вряд ли ведут к диалогу», — сказал руководитель БелТА.

По его словам, никакие его профессиональные и личные планы в связи с включением в ограничительный список ЕС не нарушены. Сам этот факт, говорит Дмитрий Жук, можно расценить как санкции против информационного агентства, которым он руководит, и журналистского сообщества Беларуси в целом.

«Я не делю журналистов в зависимости от того, работают они в государственных или негосударственных СМИ. Есть либо интересные, либо неинтересные издания, профессиональная или непрофессиональная работа репортера. Если нас заметили — значит, мы относимся к тем, кто интересен и профессионален», — считает гендиректор БелТА.

Геннадий Давыдько Председатель Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько думает, что попал в список невъездных в страны ЕС «пакетно», в числе других руководителей государственных СМИ.

На известие о появлении его фамилии в этом перечне он заявил: «Большая честь быть среди настоящих борцов за независимость Беларуси. Мне приятно, что признаны заслуги по поддержанию суверенитета страны и противостоянию тем, кто пытается расколоть наше общество и противопоставить интересы народа и интересы власти, что не соответствует действительности. На мой взгляд, можно говорить также о близорукости тех, кто принимал это решение, то есть, об их неспособности понимать истинные политические процессы, которые происходят в Беларуси. Это равносильно ведению суда, при котором выслушивается только сторона обвинения или только сторона защиты».

Давыдько полагает, что ЕС нуждается в мифе о некой диктатуре в центре Европы, чтобы граждане ЕС отвлекались от проблем, которых у них более чем достаточно.

«Заблуждается тот, кто думает, что кто-то за океаном или в Европе хочет нашей стране добра. Нет, они хотят, чтобы мы были убогие и нищие, и хотят нам помогать как нищим и убогим… Спасибо им за кризис, за первую, вторую мировую войну. К слову, наши деды без приглашения входили на нынешнюю территорию ЕС, чтобы освобождать ее от фашизма. Чего же боится ЕС, запрещая их потомкам приезжать туда?», — задается вопросом руководитель Белтелерадиокомпании.

Анна ШадринаБольше всего вопросов в журналистском сообществе вызвало включение в «черный список» Евросоюза Анны Шадриной. Она уже месяц не работает заместителем главного редактора «Советской Белоруссии», а именно эта должность указана в списке. Во время же работы в газете Шадрина курировала отделы культуры и социальных проблем. Сейчас она — безработная. В ее Живом Журнале сегодня появилась такая запись: «Увидеть себя в черном списке — опыт малоприятный. Но, конечно, это не стало для меня полной неожиданностью. Какова задумка Того, Кто на самом деле управляет моей жизнью, я не знаю. Но я готова иметь с этим дело».

Чэсныя — нячэсныя, въездные — невъездные

Андрей АлександровЗаместитель председателя БАЖ Андрей Александров, комментируя появление журналистов в списке невъездных в страны ЕС, назвал ситуацию беспрецедентной. БАЖ «никак не участвовала в составлении черных списков», заявил он и подчеркнул: отвечать за содержание списка должны люди, которые его составили. В то же время, по словам Александрова, более закономерен вопрос, «не за что эти люди попали в список, а почему только эти люди?».

Эдуард Мельников Профессор кафедры ЕГУ, член правления БАЖ Эдуард Мельников отмечает, что такого огромного списка невъездных из Беларуси в страны ЕС не было никогда, но «ранее не было и такого избиения, массовых задержаний и арестов журналистов, что превратило их в жертв политического террора».

В общем, появление представителей СМИ в «черном списке» еще раз подчеркивает факт разделения журналистского сообщества в Беларуси.

Мельников говорит: «такой раздел произошел давно — президентом, который разделил нас на «чэсных» и «нячэсных». Именно из этих соображений меня в свое время в числе прочих преподавателей уволили из Института современных знаний, где готовили журналистов. Власти исходили из того, что не «хотели в чужих руках готовить журналистские кадры»… В пьесе Мольера «Тартюф, или Обманщик» есть выражение о том, что лицемерие — это дань уважения, которую порок платит добродетели. Теперь от людей, попавших в список, мы еще не раз услышим, что ЕС покушается на свободу слова в Беларуси и так далее. Однако для того, чтобы продемонстрировать отсутствие такой свободы у нас в стране, достаточно предложить государственными СМИ опубликовать у себя комментарий кого-нибудь из руководства БАЖ».

Вместе с тем сам факт включения белорусских журналистов в список невъездных не вызывает у Мельникова позитивных чувств: «Ничего хорошего здесь нет. Происходящее сегодня втягивает нас в ситуацию конфронтации, в которую легче войти, чем выйти».

Следуя логике предыдущих событий в нашей стране, можно предположить: власть сейчас обратит свой благосклонный взгляд на журналистов, попавших в список невъездных. Основа для их карьерного роста укрепилась. Наверняка в госСМИ даже есть те, кто позавидовал коллегам и пожалел об отсутствии в евросоюзном перечне собственной фамилии.

И в этом — особая ирония ситуации со введением Евросоюзом «черного списка»…

 

кто еще оказался в «черном списке» ЕС:

президент — 1
сотрудники Администрации президента (действующие и бывшие) — 13
министры (в том числе бывшие) и их заместители — 13
депутаты Палаты представителей и члены Совета Республики — 4
члены ЦИК и территориальных избирательных комиссий — 24
сотрудники КГБ — 23
работники прокуратуры— 15
судьи — 33
сотрудники ГУВД Мингорисполкома — 4
другие — 14 человек