«Это такой позор — давать взятки!» Как судят бывшего главу Солигорского района

Взяли Александра Римашевского с поличным. Но передача взятки была постановочной, а деньги готовили оперативники.

В Солигорске за коррупцию судят бывшего председателя райисполкома. Про Александра Римашевского говорят, что он был крепким хозяйственником и сумел вывести район на новый уровень. Но прокурор настаивает, что чиновник брал взятки. Сам Римашевский вину не признает. А ключевой свидетель, который передавал те самые вознаграждения, не может толком объяснить, когда и при каких обстоятельствах он отдавал деньги.

За четыре месяца в СИЗО на Володарского Александр Римашевский заметно похудел. 23 октября в первый день судебного процесса поддержать отца пришли его дочери, которые настаивают, что он невиновен: «Это не голословное заявление. В ходе судебного процесса будут представлены доказательства. Мы надеемся на справедливое разбирательство».

Сам обвиняемый был немногословен, однако фиксировал показания ключевого свидетеля в тетрадь. «Вину не признаю полностью, — заявил бывший чиновник. — Никаких взяток я не брал. И после допроса свидетелей готов дать подробные пояснения».

 

Взятки полагались за возврат долга

В обвинении отмечено, что Александр Римашевский в начале 2016 года встретился с представителем компании «Белросагросервис» Владимиром Михалюком. Фирма поставляла предприятиям района семена, средства защиты растений и сельхозтехнику. Обсуждали долги перед поставщиком, которые с каждым днем увеличивались.

«Михалюк пытался снизить задолженность за заранее поставленные товары. Указал о своей готовности передавать за это взятки», — зачитал прокурор Юрий Шерснев.

А Римашевский в ответ пообещал принять меры. По версии следствия, глава района дал добро на выделение бюджетных средств колхозам, чтобы те рассчитались перед «Белросагросервисом». Речь идет о сумме порядка 637 тысяч рублей (это около 335 тысяч долларов). Дальше с согласия Римашевского были заключены договоры о переводе долга на сумму около 970 тысяч рублей (около 510 тысяч долларов), долг перевели на солигорский филиал Слуцкого сыродельного комбината. И третья попытка решить вопрос с поставщиком — встречные поставки мяса, молока, зерна и рапса на сумму около 234 тысяч рублей (около 123 тысяч долларов).

За эти решения бывший председатель райисполкома, как следует из обвинения, получил незаконное вознаграждение. Было четыре эпизода передачи взятки, общая сумма — 16 900 долларов.

То, как передавались деньги, заслуживает подробного описания.

 

«Давать взятки стыдно, что здесь еще комментировать?»

Владимир Михалюк рассказал, что знал Римашевского примерно пять лет. Отношения были служебные, хотя однажды глава района пригласил его на свой день рождения, где были и другие сотрудники райисполкома.

В компании «Белросагросервис» Михалюк отвечает за поставки продукции по Минской области. По его словам, у него в работе было две проблемы: первая — поставить все в срок, поскольку сроки часто были сжатые, вторая — собрать долги. Именно долги стали причиной частых встреч Владимира Михалюка и председателя Солигорского райисполкома.

Проблемы начались со второй половины 2015 года. «С расчетами стало совсем плохо. Мы ездили, просили, стучались, — рассказал в суде Михалюк. — По Солигорскому району в суд не обращались, потому что в таком случае у нас бы не было будущего. Это то же самое, что пилить сук, на котором сидишь».

У Владимира Михалюка была личная заинтересованность вернуть деньги. Как он пояснил в суде, в случае неоплаты эти долги повесили бы на него.

«У нас такая устная договоренность с компанией, — пояснил свидетель. — В 2015 году у меня была зарплата около 2 тысяч долларов, в качестве премии полагалось 3% от суммы, поступившей на счет от Минской области».

В 2015-м, по словам представителя «Белросагросервиса», компания кое-как выкарабкалась, но в следующем году ситуация стала значительно хуже. И Михалюк решил дать взятку.

«Александр Брониславович у меня ничего не требовал, не обозначал никаких цифр. Это была моя инициатива дать ему деньги за то, что начали погашать долги, — рассказал свидетель. — Римашевского о своей инициативе я не уведомлял. Я просто зашел в его кабинет и сам положил деньги в шуфлядку. Ориентировочно 4 тысячи долларов там было, это 2% от полученной задолженности. Это были мои деньги».

Давать взятку Римашевскому Михалюк, по его словам, решил, потому что «это самый статусный человек в районе».

Когда прокурор начал уточнять, куда именно взяткодатель положил деньги и видел ли это обвиняемый, свидетель начал теряться. Сначала он сказал, что положил деньги в тумбочку. Потом исправился и заявил, что положил деньги в выдвижной ящик рабочего стола, по левую руку от Римашевского. На это обвиняемый возразил: «У меня в рабочем кабинете нет ящиков слева, только справа». Тогда Михалюк попробовал заявить, что вообще отдал деньги в руки чиновнику.

Когда же у него попросили определиться с позицией, свидетель попытался уйти от вопроса: «Это очень неприятный момент, я ничего не помню. Наверное, все-таки в шуфлядку я положил деньги. Я знал, что это противоправно. Это неудобно и стыдно. Какие могут быть еще комментарии?»

Михалюку было так стыдно, что взятки он передавал четыре раза, как указано в материалах дела.

«Римашевский видел, что вы ему деньги даете?» — уточнил у него гособвинитель.

«Наверное, видел. Думаю, видел. Но это мое предположение», — ответил свидетель.

«Какие были купюры? Как они были упакованы?», — уточнил Шерснев.

«Ничего не помню», — продолжил в том же духе Михалюк.

«Пожалуйста, подробно поясняйте, решается судьба человека», — заявил прокурор.

«Ничего не помню», — снова повторил свидетель.

 

Свидетель не помнит, как передавал взятки

Если в первый раз Владимир Михалюк давал взятку из своих личных средств, то в следующий раз он решил попросить деньги у директора компании. На этот раз речь шла о 5,8 тысячи долларов.

«Директор положил эту сумму в мою шуфлядку. Я пересчитал деньги и отправился в Солигорск», — пояснил свидетель.

Какие были купюры и как была упакована взятка, он тоже не помнит.

«Вы что, каждый день даете взятки, что не помните такие детали?» — уточнили у него в ходе процесса гособвинитель.

«Я вообще не понимаю, зачем обо всем этом рассказывать. Ведь это такой позор — давать взятки!» — продолжил Михалюк.

Важный момент — представитель «Белросагросервиса» подчеркнул в суде, что никогда не обсуждал с Римашевским размер взяток и за что полагается вознаграждение. В обвинении же отмечено, что он прямо заявил главе района, что готов платить за положительное решение своего вопроса.

По второму эпизоду Владимир Михалюк снова долго вспоминал, при каких же обстоятельствах он передал Александру Римашевскому 5,8 тысячи долларов: «Вроде бы снова в шуфлядку положил… Или, может, даже в подсобке ему отдал, у него за столом был такой маленький кабинетик».

«Почему вы не помните?» — уточнил у него судья Вячеслав Тулейко.

«Да стыдно потому что. Я в шоке был. Избавился, и слава богу. Мне было неудобно перед человеком — видеть, как он будет оправдываться или отказываться».

«А почему вы уверены, что Александр Брониславович принял эту сумму?» — продолжил судья.

Этот вопрос остался без ответа.

 

У молочного завода брали неликвидный товар и отправляли в Россию

Дальше речь зашла о договорах перевода долга. Рассчитываться за колхозы должен был солигорский филиал Слуцкого сыродельного комбината. Руководство предприятия такая ситуация, конечно, не устраивала. Но такое требование, как следует из показаний свидетелей, поступало от Римашевского. Имеется даже письмо в адрес директора молочного завода о том, что если он не подпишет договор перевода долга, будет поставлен вопрос о соответствии занимаемой им должности.

«Белросагросервис» предложил две схемы сотрудничества. Первая — договор заключается между тремя сторонами: хозяйство-должник, «Белросагросервис» и молочный завод. В таком случае поставщику передают молочную продукцию (масло, сухое молоко и т.д.) и он сам занимается реализацией. Второй вариант — компания Михалюка находит российскую фирму, чтобы товар шел на экспорт — и показатели обеспечиваются, и оборот идет по счету Солигорского филиала.

«Нам давали неликвидную продукцию, где подходили к окончанию сроки годности или были вопросы по качеству, — пояснил Владимир Михалюк. — Кроме того, был период, когда продукция Слуцкого комбината была закрыта для экспорта в Россию, поэтому им было выгодно через нас отправлять товар — здесь и показатели по экспорту, и оборотные средства по счету, и склады разгружаются. Но даже при наличии договоров перевода долга с нами до конца не рассчитывались. Сначала нам полагалось 80% от выручки, потом было 50%, а потом опустилось до 20%. Конечно, нас такой вариант не устраивал».

К концу 2016 года Михалюк всерьез обеспокоился, что его и Римашевского могут прослушивать. По материалам дела, кстати, представителя «Белросагросервиса» начали слушать за полгода до того, как в поле зрения правоохранителей попал глава Солигорского района.

«Я не хотел уже встречаться в кабинете Александра Брониславовича, поэтому приехал к нему домой в деревню Камень Копыльского района, — пояснил свидетель. — Мы посидели на веранде. Когда уходил, оставил на подоконнике 4,4 тысячи долларов — 2% от погашенной по поставкам суммы».

«Римашевский видел, что вы оставили для него деньги?» — уточнил судья.

«Утверждать этого не могу», — ответил свидетель.

Кроме того, Михалюк рассказал, что накануне Нового года принес чиновнику в кабинет бутылку вина, причем этот эпизод мужчина взяткой не считает.

«Ну, это же просто вино, что здесь такого?» — заявил он в суде.

«Вы считаете нормальным вот так принести председателю райисполкома бутылку вина?» — уточнил у него адвокат Римашевского Дмитрий Горячко.

«Это всего лишь вино. Ну, женщинам же дарят цветы!» — не понимал вопросов свидетель.

«Вы считаете, что можно должностному лицу, занесенному в кадровый реестр президента, давать такие подарки?» — спросил судья.

«Не вижу никакой проблемы. Вы же поймите, это было вино, даже не коньяк!» — пояснил Владимир Михалюк.

Защищает Римашевского известный адвокат Дмитрий Горячко

Знакомые Римашевского говорят, что он особо не шиковал: жил в служебной квартире в Солигорске, в Копыльском районе у него остался дом, выданный как председателю колхоза. Следователь уточнял, откуда у главы района машина Toyota RAV4.

«В 2006 году купила дочь, потом передала моей супруге, но машиной управлял я, у жены никогда не было водительских прав», — пояснял обвиняемый.

 

«Следователь сказал, я должен принять участие в эксперименте»

Несмотря на все попытки решить вопрос, размер долга солигорских хозяйств перед «Белросагросервисом» оставался в районе 300 тысяч долларов. В мае 2017-го Михалюк, по его словам, снова созвонился с Римашевским и предложил ему встретиться у него дома в деревни Камень. Там взяткодатель начальника не застал, но на обратной дороге его остановили сотрудники ГАИ. Еще через некоторое время прибыли оперативники.

«Провели в машине обыск. Деньги, которые нашли, были мои — около 2,5 тысячи долларов. Я через неделю должен был уходить в отпуск, — заявил свидетель. — Приехал Следственный комитет. При разговоре со мной они сказали: ты должен признаться в том, что давал взятку, мы за тобой и за ним следим уже давно. Сам факт, что меня остановили, это подтверждал. Для большей достоверности даже показали видео, как я был в кабинете. После этого я дал показания. Признался, что давал деньги».

По словам Михалюка, сначала он рассказал правоохранителям только про одну взятку: «Про ту, что давал в августе — там было 5,8 тысячи. Я занизил сумму до трех тысяч, чтобы Александр Брониславович меньше пострадал, но мне сказали: мы знаем, что ты давал 5,8 тысячи. Я сказал, что забрал остальное себе. Но они пригрозили: будешь сидеть за махинации. И тогда я во всем признался. Следователь сказал, что если у меня будет чистосердечное признание, можно избежать уголовной ответственности».

Владимир Михалюк долго не думал и написал заявление против Римашевского. А дальше был следственный эксперимент с ним в главной роли.

«Я написал чистосердечное признание, мне сказали: ты должен участвовать в эксперименте. Давление не оказывали, все было корректно, — заявил представитель «Белросагросервиса». — Прокурор республики подписал документы, я должен был передать взятку Римашевскому. Я сказал, что дам свои деньги, но они (оперативники. — ред.) сказали, что сами выдадут мне сумму. Дали 2,7 тысячи долларов и записывающее устройство. Это 1% от полученных платежей, это я им подсказал сумму для создания объективной картины».

30 мая Михалюк встретился с Римашевским на перекрестке в деревне Камень и передал начальнику деньги. Дальше правоохранители задержали и первого, и второго. Вот только против Владимира Михалюка уголовное дело прекратили — за содействие следствию. А Римашевскому грозит от 5 до 15 лет лишения свободы (по ч. 3 ст. 430 УК — получение взятки в особо крупном размере).

Прокурор уточнил, собирался ли дальше сотрудник «Белросагросервиса» давать взятки.

«У нас уже не было будущего, поэтому не собирался», — ответил тот.

«А почему тогда согласились на следственный эксперимент?» — спросил Юрий Шерснев.

«Потому что факты подтверждали, что нас просматривали и прослушивали», — пояснил свидетель.

«Если бы вас не задержали, каковы были бы ваши дальнейшие действия?»

«Судиться».

«А почему раньше не судились? Почему вместо того, чтобы судиться, вы давали взятки?»

Этот вопрос остался без ответа.

Позиция Александра Римашевского прозвучит в суде позже. На предварительном следствии он сначала отказывался отвечать на вопросы, однако спустя несколько дней после задержания написал чистосердечное признание, в котором сознался в принятии 2,7 тысячи долларов (последний эпизод), но заявил, что готов любым трудом искупить вину.

Позже обвиняемый снова отказался отвечать на вопросы следователя.

«После допроса свидетелей мы поясним, почему сложилась такая ситуация», — заявил в суде защитник бывшего чиновника.

 

 


  • Система порождает коррупцию. Кто воссоздал бел. систему в Беларуси? Лукашенко. С него первого и спрос должен быть. Это он стоит во главе государства и он отвечает, за государство, которое плодит коррупцию на всех этажах власти.
  • Очередная зачистка не угодных
  • Система жрет себя...