Коррупция выросла, за наркотики посадили меньше, пьяных за рулем поубавилось

Зампредседателя Верховного суда Валерий Калинкович подвел итоги работы судебной системы за 2016 год.

Каждый день в Беларуси проходит порядка четырех тысяч судебных заседаний. Каждый судья рассматривает в месяц около 70 дел. Несмотря на высокую загрузку, увеличивать штат судей пока не планируется, заявил первый заместитель председателя Верховного суда Валерий Калинкович. Сколько зарабатывают белорусские судьи, он рассказать отказался.

«В цивилизованном европейском государстве вопрос о зарплатах звучит некорректно, — считает Калинкович. — Мне, например, немецкие судьи, с которыми у нас был ряд встреч, так и не сказали, сколько они зарабатывают. Поэтому когда немецкие судьи вам расскажут, сколько у них зарплата, тогда и мы расскажем».

На реплику журналиста, что немецкие налогоплательщики такой информацией владеют, представитель ВС пояснил: «Зарплата у наших судей достойная. Так я отвечу на вопрос. Она позволяет обществу предъявлять достаточно высокие требования к личности судьи, а нам, судебным администраторам, контролировать их работу. И в случае нарушений предпринимать меры».

Кстати, генеральный прокурор Беларуси Александр Конюк в 2015 году заявил, что «публиковать декларации о доходах чиновников — не совсем этично». Хотя такая практика существует и в России, и в странах Европейского союза.

«Народ должен знать, как живут чиновники и их родственники, откуда деньги и собственность у этих людей, — заявлял Александр Лукашенко на одном из совещаний о совершенствовании законодательства по борьбе с коррупцией. — Это, по-моему, нормальная международная практика».

«Зачем это делать? Удовлетворять обывательский интерес о том, у кого что есть? — прокомментировал на встрече с прессой генпрокурор Александр Конюк. — Мне также кажется, что это не совсем этично».

 

В Беларуси по-прежнему растет коррупция

Тем временем в Беларуси по-прежнему растет коррупция. В 2016-м было осуждено 569 человек, это на 17% больше, чем годом ранее. Чаще всего наказывают за хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (225 лиц), дальше идет дача взятки (120), получение взятки (119), злоупотребление властью (56) и превышение власти (24).

В августе 2016 года указом президента был отстранен от должности председатель Минского районного суда Александр Хованский. Через несколько месяцев его заместитель Сергей Афонский также покинул свой пост. Однако в Верховном суде говорят, что коррупции здесь не было.

«Афонский ушел по собственному желанию, здесь никаких секретов нет, — пояснил Валерий Калинкович. — Что касается Хованского, то коррупции правоохранительные органы не нашли, но нарушения финансовой дисциплины зафиксировали. Это явилось причиной его отставки по дискредитирующим обстоятельствам».

Среди громких коррупционных дел прошлого года — процесс над бывшими судьями Минского экономического суда. Юрий Грушецкий был приговорен к 11 годам колонии, Елена Мельникова — к 13 годам.

 

Осужденных за наркотики стало меньше

В прошлом году тюремные сроки за распространение наркотиков получили 3608 человек. Цифра, конечно, внушительная, но по сравнению с 2015 годом, количество приговоров все-таки снизилось — на 8%.

Может быть, стоит подумать о смягчении наказания? Ведь за данное преступление чаще всего к внушительным срокам (до 20 лет колонии) приговаривают совсем молодых людей.

«Я никогда не брал на себя ответственность говорить о необходимости резких корректировок законодательства по результатам одного только года (снижения преступности. — ред.), — говорит Валерий Калинкович. — Сегодня судебная практика складывается в соответствии с тем законом, который существует. У нас другого закона нет. Что касается распространения наркотиков и психотропов, это ведь вещества, которые оказывают мгновенный и зачастую необратимый эффект. У нас есть и трупы, к сожалению. Наиболее жестокие сроки наказания получают те, кто занимается продажей наркотиков в промышленных масштабах».

Представитель ВС считает, что это, прежде всего, социальная проблема.

«Ее не решишь ужесточением или смягчением наказания. Нужно, чтобы в семье, где растет и воспитывается человек, формировалась атмосфера неприятия наркотиков и «химии», которыми молодое поколение себя травит», — заявил он.

Кстати, пьяных за рулем, если верить судебной статистике, с каждым годом все меньше. В 2016 году за данное нарушение было наказано 1287 человек (на 24% меньше, чем в 2015-м), причем каждый третий управлял машиной в нетрезвом состоянии повторно. Большинство из них были приговорены к ограничению свободы.

 

Количество оправдательных приговоров в ЕС в сто раз больше, чем в Беларуси

В прошлом году в Беларуси было осуждено 44 770 человек. Эта цифра практически сопоставима с населением Волковыска. При этом оправданы были всего 83 человека.

Для сравнения: в странах Евросоюза количество оправдательных приговоров составляет 20-30%, то есть в сто раз больше, чем в Беларуси.

«Кто бы мне сказал, а сколько должно быть оправдательных приговоров? — говорит на это Валерий Калинкович. — Я не могу запрограммировать судебную систему на удельный вес оправдательных приговоров. Каждое дело приходит на стол и рассматривается. Если там нет оснований для оправдания, тем более если человек деятельно раскаялся и возместил ущерб, что — выносить искусственный оправдательный приговор? Такого быть не должно, равно как и необоснованных обвинительных приговоров. Не знаю, 83 оправданных для страны с 9-миллионным населением это много или мало. Думаю, это результат реформы правоохранительных органов».

Представитель ВС говорит, что с созданием Следственного комитета «поводов для вынесения оправдательных приговоров, к счастью, стало меньше».

«Почему «к счастью»? Это, конечно, здорово, оправдательный приговор, суд молодец, защитил права человека. Но ведь уголовное преследование начинается не в суде, — поясняет Калинкович. — Оно начинается с возбуждения уголовного дела. В ряде случаев это приводит к ограничению прав человека. Та задача, которую ставят наши правоохранительные органы — не допускать необоснованного привлечения к уголовной ответственности, судя по всему, с большего выполняется».

В Верховном суде заявляют, что в 2016 году не было ни одного случая необоснованного осуждения граждан.

Кстати, количество осужденных, которые после оглашения приговора отправляются на зону, по-прежнему растет. В 2016-м к лишению свободы было приговорено 13 759 человек (на 30% больше, чем годом ранее). Цифра близкая к населению Логойска.

Важный момент — почти 40% преступников были рецидивистами.

К расстрелу в 2016 году было приговорено 4 человека, к пожизненному заключению — 7.

«Я не считаю, что смертная казнь является правовым вопросом, — говорит Валерий Калинкович. — Прежде всего, этот вопрос носит социально-политический характер, и должен решаться соответствующими структурами».

Представитель ВС подчеркнул, что смертная казнь выносится в исключительных случаях, когда судебная коллегия считает, что другую меру наказания в данном случае применить нельзя.

«Достаточно широко применяется альтернатива смертной казни в виде пожизненного заключения, а также продолжительные сроки лишения свободы, — пояснил Калинкович. — Верховный суд не имеет права изменять или отменять законы. Мы работаем с теми законами, которые сегодня существуют. Если завтра закон изменится, мы будем руководствоваться им».

Председатель Верховного суда Валентин Сукало в недавнем интервью «СБ. Беларусь сегодня» заявил, что в планах развития судебной системы на ближайшие пять лет есть тезис о том, что судьям стоит стремиться к избранию наказаний, не связанных с лишением свободы, когда есть такая возможность. То есть ориентироваться на менее карательное и репрессивное правосудие.

«Не исключаю наших инициатив о смягчении наказаний и декриминализации отдельных составов преступлений, — заявил Сукало. — Понимаете, хотелось бы, чтобы в обществе слово «правосудие» воспринималось как синоним к слову «справедливость».

Этого действительно хотелось бы всему обществу.

 

  • Если в стране кризис и все показатели снижаються,так что тут удивительного ,пусть хоть каррупция растет если другому хорошему расти не получается.
  • В статье пишется: Каждый день в Беларуси проходит порядка четырех тысяч судебных заседаний. Каждый судья рассматривает в месяц около 70 дел… В прошлом году в Беларуси было осуждено 44 770 человек… В 2016-м к лишению свободы было приговорено 13 759 человек (на 30% больше, чем годом ранее)… К расстрелу в 2016 году было приговорено 4 человека, к пожизненному заключению — 7… хотелось бы, чтобы в обществе слово «правосудие» воспринималось как синоним к слову «справедливость». Ответ: Вот на сайте почитал откровения многолетней давности: http://usd.sam.sudrf.ru/modules.php?did=1&name=press_dep&op=4 Россия. О работе районного суда, наш корреспондент провел день в суде Промышленного района г. Самары. На 20 судей Промышленного суда – 18 помощников. В США минимальное количество помощников судьи – 5. За день в промышленном суде рассматривается, в среднем, около 25 уголовных дел и около 100 – гражданских. За день судья рассматривает от одного до трех уголовных дел, в зависимости от сложности и объема дела. Нагрузка по гражданским делам порой доходит до 10-12 дел в день. А в США, говорят, нагрузка значительно больше. В США в каждом суде работают от одного до 30 и более судей. В одном штате имеется от одного до четырех окружных судов. Всего таких судов 94, Дела присяжных. В уголовных делах присяжные участвуют в двух процессуальных формах: осуществляют предание суду (поправка V) и выносят вердикт о виновности (поправка VI). Дела права и справедливости. Правила гражданского судопроизводства в окружных судах по первой инстанции во многом определяются тем, какие нормы следует применять: общего права или права справедливости. В США Процедурные нормы общего права и права справедливости различаются тем, что разбирательство дел по общему праву является устным, а по праву справедливости — письменным (судья работает в основном с документами). Поэтому только в рамках общего права стороны имеют право на суд присяжных.