По закону и справедливости. Суд не дал выкинуть дочь инвалида на улицу

Суд Ленинского района отказал в иске органам соцзащиты о выселении 19-летней девушки из квартиры матери-инвалида.

19-летняя Виктория Кришталь вздохнула свободно и начала планировать, как будет сдавать экзамен по гражданскому праву, который пропустила из-за того, что экзамен по времени совпал с судебным заседанием.

Татьяна и Виктория Кришталь у здания суда

6 июня судья суда Ленинского района Минска Зинаида Красовская отказала в иске органам соцзащиты о выселении Виктории из специального дома для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1 на проспекте Рокоссовского в Минске, где она живет с самого рождения со своей матерью Татьяной Крышталь.

Свое решение судья мотивировала тем, что Виктория является членом семьи Татьяны Кришталь, договор о найме помещения с которой заключен бессрочно.

Исковое заявление в суд на выселение Вики подала администрация специального дома. Третье лицо — Комитет по труду и социальной защите Мингорисполкома. Первое судебное заседание состоялось 22 мая.

19-летняя Виктория Кришталь

Позиция истца — у Виктории Кришталь, которая не является ни ветераном, ни инвалидом, по достижении совершеннолетия прекратились основания проживать в госучреждении. Логика такая — девушка совершеннолетняя, должна жить самостоятельно и содержать мать-инвалида.

Заместитель директора специального дома Наталья Шорникова, выступая в суде 6 июня, настаивала на том, что Виктория Кришталь не относится к категории лиц, которые имеют право проживать в доме, где, к слову, сейчас пустуют 15 квартир: «Иных претензий к Кришталь у меня нет. Задолженности за квартплату нет. Мы должны соблюсти нормы законодательства».

Отвечая на вопрос судьи, на каких основаниях Виктория была заселена в квартиру матери, Наталья Шарникова сказала что была «как несовершеннолетняя внесена в карточку». Срок договора бессрочный, добавила она.

Викторию планировали выселить в никуда. Причем (на это обратила внимание и судья) выселить планировали согласно нормам положения о специальных домах для инвалидов и ветеранах, а вселяли на основании Жилищного кодекcа и Кодекса о семье.

 

«Никто не мешает ухаживать за матерью. Для этого жить вместе не обязательно»

Представитель Комитета по труду и социальной защите Мингорисполкома Наталья Ясинская пошла дальше. Она заявила суду, что не только Виктория утратила основания для того, чтобы проживать в специальном доме, но также и ее мать Татьяна Кришталь — колясочница, инвалид первой группы.

Представители истца Наталья Ясинская (слева) и Наталья Шорникова

«Мать тоже утратила право проживания, так как есть совершеннолетняя дочь — лицо, обязанное содержать мать. Иск матери не предъявлялся, так как ей нужны условия, например, безбарьерная среда. Поскольку Виктория Кришталь совершеннолетняя, не инвалид, ее проживание там противоречит целям и задачам дома. Она была заселена как несовершеннолетняя, теперь утратила право проживания и подлежит выселению. 15 свободных жилых помещений мы заселим гражданами, которым нужно сопровождаемое проживание», — настаивала Ясинская.

По уставу учреждение имеет право заселить другую семью в квартиру Кришталь, а ее переселить в однокомнатную. Может рассматриваться и вариант подселения к ней другого жильца.

19-летнюю Вику Комитет по труду планировал выгнать на улицу, но при этом Ясинская отметила: «Говорить, что мы выступаем за выселение без предоставления другого помещения, не совсем верно».

Чиновник считает, что девушка могла бы получить временную прописку в общежитии университета «МИТСО», где учится. Но, как сказали пришедшие на суд ее однокурсницы, с местами для иногородних в университетском общежитии напряженка.

Чиновники «ищут вариант постоянной прописки в другом общежитии», отметила Яснинская. Тем более что «невозможно стать на очередь на улучшение жилищных условий и продолжать жить в специальном доме».

Отметим, что семья на такой очереди стояла, но их оттуда вычеркнули, когда Вике исполнилось 18 лет.

Судья спросила, какова целесообразность в создавшейся ситуации добиваться выселения Виктории. Ясинская объяснила: «Мы хотим выселить, потому что происходит нецелевое использование жилищного фонда».

Татьяне Кришталь действительно нужна постоянная помощь, и Вика всю свою жизнь маме помогала. Что касается содержания, то дочь-студентка пока не в состоянии обеспечивать себя сама. Татьяна и на заседании суда, и до него недоумевала, как можно так поступать с ней и ее дочерью. Девочка учится, является для матери самой большой радостью в жизни и опорой.

«Я ничего не могу достать выше уровня рук, — сказала она судье и заплакала. — Я не могу без Вики».

Наталья Ясинская на этот счет спокойна: «Никто не мешает ухаживать за матерью, приходить, гостить. Для этого жить вместе не обязательно».

 

Вселяли по одним законам, хотели выселить по другим

Адвокат Кришталь Ольга Невмержицкая указала в прениях на явное противоречие — Виктория была заселена как член семьи и не утратила этот статус. Теперь же ее хотели выселить, потому что она не инвалид и достигла возраста 18 лет.

Кроме того, адвокат обратила внимание на то, что в законодательстве нет нормы, которая бы прямо указывала, что по достижению совершеннолетия дети подлежат выселению из специальных домов для инвалидов и ветеранов.

Адвокат настаивала, что правила, на которые ссылаются представители органов соцзащиты, касаются заселения новых лиц, а речь идет о давно проживающем человеке в специальном доме. При этом Жилищный кодекс не предусматривает выселения лиц на основании того, что они достигли совершеннолетия.

«Решение об отказе по иску будет справедливым»

Прокурор Алексей Кисляк подчеркнул, выступая в прениях, что в ходе судебного заседания было доказано, что квартира «была предоставлена на основании того, что Виктория Кришталь являлась членом семьи, а не на основании положения о спецдомах», на которое ссылается истец. Таким образом, прокурор полагает, что ссылка на нормы этого документа, как и на ст. 94 Жилищного кодекса, не является обоснованной.

«Данное помещение предоставлялось Виктории Кришталь как члену семьи. Статус члена семьи она не утратила. Полагаю, что основания для удовлетворения иска отсутствуют. При этом некое нецелевое использование помещения есть, но реальной необходимости в его освобождении нет. У Виктории Кришталь нет жилья в собственности, идти ей некуда. Она не предполагает жить на протяжении всей жизни в специальном доме, планирует улучшать жилищные условия. Полагаю, выселение не является целесообразным, решение об отказе по иску будет справедливым и отвечать закону», — заключил Алексей Кисляк.

 

Кого защищают органы соцзащиты?

Что ж, суд принял сторону Виктории и Татьяны. Однако осталось горькое послевкусие. Люди, которые за деньги налогоплательщиков должны профессионально заниматься защитой прав инвалидов, создают им проблемы.

Татьяна Кришталь

«Ко мне органы соцзащиты никогда не приходили, чтобы спросить, как я выживаю. Всю свою жизнь я старалась и работала, чтобы содержать свою семью. Кроме основной работы у меня было много разных подработок — днем одна работа, вечером вторая. И еще нужно было исполнять обязанности матери, готовить, помогать делать уроки», — отметила Татьяна Кришталь.

Когда она после развода осталась одна с ребенком, никто не спросил, как она живет, нуждаются ли они, есть ли у них что-нибудь в холодильнике, какую ребенок носит одежду.

«У меня минимальная пенсия, на сегодняшний день это 120 долларов. Никто никогда не протянул руку помощи, не проявил заботу. Я никогда в жизни не просила никакой помощи. Почему проблема проживания моей дочери соцзащиту не волновала? Только теперь о нас вспомнили, чтобы разрушить крепкую, дружную и благополучную семью, где вырос прекрасный человек, которым я горжусь. Так кого защищает Комитет защиты?» — задается вопросом Татьяна Кришталь. 

 




Оставьте комментарий (0)