Маргинализация силовых вузов. Женщинам и высоким баллам здесь не место

В силовики идут не по призванию, а потому что хотят хоть как-то устроиться в жизни.

Набор в силовые вузы показал, что берут туда абитуриентов с очень низкими баллами, а поступление женщин ограничивают. Происходит люмпенизация силовых структур, считает эксперт.

Фото «Минск-Новости»

 

Набери 150 балов из 400 и стань прокурорским работником

В Академию МВД на дневную форму обучения набрали 310 человек на факультет милиции, 112 — на следственно-экспертный факультет, 90 на уголовно-исполнительный факультет и 120 человек на факультет заочного обучения. На факультет милиции женщин не принимали, для них выделили 10 мест на специальность «правоведение» (уголовно-исполнительный факультет) и пять «судебно-криминалистические экспертизы» (следственно-экспертный факультет).

Документы в Академию МВД подают только после тщательной проверки благонадежности на уровне местных отделов внутренних дел и прохождения медицинской комиссии, включающей психологическое тестирование.

Студентом дневной формы обучения академии можно стать, набрав 200 баллов, у женщин проходные баллы выше, чем у мужчин.

На заочное обучение на факультет права на специальности «административно-правовая деятельность» и «судебно-прокурорско-следственная деятельность» проходной балл сформировался между 141-150. Других данных в открытом доступе нет.

С самого первого дня учебы поступившие в академию МВД становятся сотрудниками правоохранительных органов, а после окончания учебы имеют четырехлетний стаж службы.

Почему же из года в год в Академию приходят достаточно слабые абитуриенты?

Руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников считает, что низкие проходные баллы при поступлении в силовые вузы, в том числе академию МВД, свидетельствуют о маргинализации: «люди идут в силовики не за идею, не по призванию, а потому что хотят хоть как-то устроиться в жизни».

«Они понимают, что нет другого шанса выбиться в люди. В связи со сказанным есть высокая вероятность, что их поведение в будущем будет руководствоваться не профессиональными интересами и долгом, а стремлением любой ценой удержаться в системе».

По мнению Поротникова, такой уровень знаний — показатель того, что основная часть общества воспринимает своих защитников негативно: «Выходит, как в китайской пословице: из хорошего железа не делают гвоздей, хороший парень не идет в солдаты. В вузы системы МВД, Министерства обороны идут те, у кого не сложилось в других сферах».

 

В военной академии проходные баллы у женщин в два раза выше, чем у мужчин

В Военную академию в этом году набрали 558 человек. Еще более 200 человек за счет госбюджета отправились учиться российские вузы. Например, набрали курсантов в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище на специальность «применение подразделений воздушно-десантных войск», в Череповецкое высшее военное инженерное училище радиоэлектроники на специальность «специальные радиотехнические системы». Даже военных дирижеров для белорусской армии готовят за рубежом — в Военного университете Министерства обороны России.

Военный эксперт Александр Алесин считает, что это вынужденная мера: «Россия имеет разветвленную систему высшего военного образования. Там мощный профессорско-преподавательский состав и военная наука. Вот мы и вынуждены отправлять молодых людей учиться в Российскую Федерацию. В будущем даже при том, что в Военной академии появляются новые специальности, полностью ликвидировать обучение в России мы не сможем. Мы получаем российское вооружение, работе с которым можно обучиться только в Российской Федерации».

Проходные баллы в Академию в этом году остались такими же, как в прошлом. Самый высокий результат — 322 балла — был у абитуриента авиационного факультета, который зачислен на специальность «управление воздушным движением, боевое управление авиацией». Минимальный проходной балл был на специальность «управление танковыми подразделениями» — 112 (108 в 2016 году).

О количестве набранных девушек в пресс-службе сообщить затруднились.

Судя по данным мониторинга вступительной кампании Академии, на «практическую психологию в военном деле» приняли двух женщин (всех вне конкурса) и 13 мужчин (из них трое вне конкурса). Самые высокие баллы у мужчин — в пределах 221-230, а самые низкие —161-170. Именно в этом диапазоне и сформировался проходной балл для мужчин.

Еще пример — на специальность «телекоммуникационные системы, эксплуатация автоматизированных систем обработки информации» приняли 5 женщин и 100 мужчин. Только одна женщина шла по конкурсу — с баллами более 300. На эту же специальность проходной балл у мужчин гораздо ниже — 121-130.

На период обучения курсанты обеспечиваются всеми видами довольствия, им выплачивается стипендия. Старшекурсники (3-5-й курсы) проживают в благоустроенном общежитии. Два раза в год (зимой и летом) курсантам предоставляется отпуск продолжительностью 14 и 30 дней соответственно.

 

Институт погранслужбы: из 90 первокурсников 25 будущих идеологов

В Институт погранслужбы набрали 90 курсантов. В их числе 25 на специальность «идеологическая работа в органах пограничной службы». Еще пять человек за счет бюджета поедут учиться в Калининградский пограничный институт Федеральной службы безопасности.

В пресс-службе института сообщили, что на специальность «управление подразделениями пограничного контроля» набрали пять девушек (в прошлом году 20) и 20 юношей. Уменьшение количества мест для обучения женщин объяснили тем, что таков в этом году кадровый запрос.

Проходные баллы у женщин они составили 281-290, а у мужчин — 241-250.

На бюджетное отделение университета гражданской защиты приняли 95 юношей на специальность «предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций». Проходной балл составил 175, сообщила секретарь приемной комиссии университета Светлана Машина. На специальность «пожарная и промышленная безопасность» приняли 25 мужчин (проходной балл 238) и 15 женщин (341). Проходные баллы увеличились в сравнении с прошлым годом более чем на 20 пункутов почти по всем специальностям.

 

Почему женщин не пускают в силовые структуры?

Квоты по признаку пола являются явной дискриминацией женщин, считает координатор проекта «Гендерный маршрут» Ирина Соломатина. Она рассказала, что равные права женщин и мужчин в силовых структурах заботят европейских политиков, и даже в Украине разрабатывается законодательный акт на этот счет.

Ирина Соломатина обратила внимание, что военные чиновники не объясняют, почему открываются или закрываются те или иные специальности для женщин: «Это открытая дискриминация, это поле деятельности для правозащитных организаций. Проблема даже шире военных специальностей, ведь в Беларуси до сих пор существует список запрещенных для женщин специальностей. И когда говорят, что нет спроса на ту или иную профессию среди женщин, хочется сказать, что этот спрос не изучался. Другое дело, что не приспособлена инфраструктура в ряде предприятий для того, чтобы там работали женщины. Надо условия работы менять, а не создавать препоны для женщин».

Эксперт обращает внимание, что конкурс в силовые вузы демонстрирует, что спрос на такие специальности среди женщин есть. Получается, что женщин ограничивают в получении специальностей, которые позволяют неплохо по белорусским меркам зарабатывать и в будущем иметь хорошую пенсию.

В результате для приобретения военной специальности женщинам приходится приложить гораздо больше усилий, чем мужчинам.

Однако Александр Алесин считает иначе: «Я бы не назвал это дискриминацией. Скорее это результат опасений, что затраты на обучение в силовых вузах себя не оправдают, так как будет большой процент их отсева. Вся инфраструктура заточена под мужчин, а ее изменения требуют каких-то материальных затрат».

 

«Низкий уровень абитуриентов в силовых вузах — мина, заложенная под нашу обороноспособность»

Александр Алесин полагает, что гражданская карьера в современном мире может принести человеку гораздо больше денег и дать общественное положение.

«Денежное содержание военнослужащих хуже и в отношении других категорий граждан и в отношении советских времен. Именно льготы и преференции для силовиков стимулировали многих молодых людей на выбор военной карьеры. Теперь таким путем идет Россия — увеличивает оклады военнослужащих. В Беларуси в силу слабости экономики мало тратится на оборонные нужды, около 1% от ВВП. Таким образом, лучшие абитуриенты военную карьеру не выбирают. В силовые вузы идут те, которые не проявили каких-то выдающихся способностей или их талант не раскрыт».

И то, что в армию идут те, кто не нашел себя в других сферах, попросту не потянул другие вузы, существует опасность, считает Алесин.

«Техника ведь становится сложнее и сложнее, — пояснил он. — И образовательный уровень офицеров играет важную роль, ведь в армии трудно обучить человека, который не имеет серьезной образовательной базы. Если абитуриент поступает со 120 баллами из 400 возможных, ему сложно освоить военную специальность. И существуют очень большие риски, что при управлении сложной техникой он или ее испортит, или допустит происшествие. Также низкий уровень подготовки абитуриентов и студентов не способствует и развитию военной науки. Это мина, заложенная под нашу обороноспособность».

Если в Беларуси невозможно увеличить довольствие военнослужащих, то как вариант — сократить численность армии. Однако в силу политических причин руководство Беларуси, считает Алесин, желает, «чтобы мы по численности военнослужащих выглядели устрашающе»: «Если у нас 65 тысяч военнослужащих, мы смотримся прилично на уровне соседей — Украины и Польши. Если не найдется источников финансирования, придется выбирать, чему отдать предпочтение — численности или качественному составу армии».

Андрей Поротников отметил, что дело не только в оплате труда, но в престижности, в принятии общества специальностей, по которым учат в силовых вузах. Если силовикам просто увеличить зарплату, «мы получим тех же люмпенов, только высокооплачиваемых».

Андрей Поротников обратил внимание, что во многом такое отношение в обществе к силовикам спровоцировано их закрытостью: «Обратите внимание, какое недовольство в обществе вызвало проведение парада и его репетиций. Это вина самих силовиков, которые не рассказывают обществу о значимости своей деятельности, не отчитываются за деньги из общественного кармана, которые тратят. Их комментарии заставляют нас думать, что мы дураки, а они нет, потому что носят фуражку. В современном мире это не работает, это системный кризис. Можно говорить, что это целенаправленный накат, но фактуру для этого дают силовики».

Чтобы было иначе, надо начать с формирования прозрачности силовых структур, в том числе их расходов, считает Андрей Поротников.




Оставьте комментарий (0)
  • Опыт жизни показывает, что более успешными становятся те кто учился в школе средне. Многие руководители сперва заканчивали техникумы, а потом подымались выше и в учёбе и в жизни. А дебилы и идиоты становятся не от того, что он получил медаль в школе и красный диплом университете. ЖИЗНЬ - лучшее учебное заведение.