Конфликт Кремля и Белого дома может затронуть и Минск

Обострение российско-американских отношений может привести к еще большему давлению России на Беларусь.

Усиление конфронтации между Москвой и Вашингтоном после новых санкций ничего хорошего Беларуси не сулит. Причем политические последствия могут оказаться еще серьезнее, чем экономические.

Фото GETTY IMAGES

Введение Соединенными Штатами нового пакета санкций против Москвы показывает, что из трех принципиально возможных вариантов развития событий в двусторонних отношениях после избрания Дональда Трампа — улучшение, сохранение на прежнем уровне и ухудшение — начинает реализовываться именно последний вариант.

Вследствие чрезвычайно глубокой белорусско-российской интеграции практически во всех сферах этот кризис непременно скажется на положении нашей страны. Конечно, наиболее кошмарный сценарий — ядерного столкновения — выглядит на сегодня не слишком вероятным. К тому же для анализа с белорусской стороны он является неинтересным, так как абсолютно никакого значения в подобном случае позиция официального Минска иметь не будет.

Скорее всего, в силу преобладания в нынешнем белорусском обществе откровенно меркантильных настроений самым важным для него, по крайней мере на первых порах, станет экономический аспект ухудшения российско-американских отношений в проекции на нашу страну.

Понятно, что одна из главных целей установленных Вашингтоном ограничений заключается в нанесении Москве материального ущерба, что в условиях огромной зависимости Беларуси от российских дотаций неизбежно скажется и на нашей экономике.

Пока, впрочем, трудно сказать, насколько значительным окажется эффект. Ведь само по себе принятие санкций еще не означает мгновенного введения их в действие.

Далее, как обычно, наряду с совокупностью отрицательных последствий могут иметь место и отдельные положительные. В частности, власти США продекларировали намерение противостоять строительству газопровода «Северный поток — 2», что вполне соответствует стратегическим интересам Беларуси. Правда, при условии продолжения поставок российского газа в Европу, но они могут быть остановлены лишь в весьма отдаленной перспективе.

Понятно, что прекращение доступа России к глобальным рынкам капитала и новым технологиям будет для нее очень болезненным, однако это аукнется Москве не сразу, а в более или менее отдаленном будущем.

Наконец, не видно, каким образом сможет напрямую затронуть Беларусь отслеживание американскими структурами различных аспектов жизни и деятельности многочисленных представителей российской элиты.

Тем не менее, ожидать, что Минску удастся отделаться сравнительно небольшими потерями, не стоит. В частности, белорусский политолог Арсений Сивицкий подчеркивает, что «напряжение в отношениях между Москвой и Минском будет нарастать на фоне несовпадения стратегий взаимодействия с Вашингтоном, что уже наблюдалось неоднократно в последние годы».

Можно, например, предположить, что вызванное действиями США, мягко говоря, неудовольствие российской властной элиты подтолкнет ее к ответу на вызов приготовлениями в военной области. В том числе — посредством развертывания на территории нашей страны одной или нескольких авиабаз, размещения «Искандеров» и даже тактического ядерного оружия.

Таким образом, политическая сторона вопроса, судя по всему, несет для Беларуси гораздо большие угрозы.

Очевидно, что несмотря на постоянное декларирование белорусским руководством верности идеалам единения с восточным союзником, нынешняя политика Александра Лукашенко в отношении Украины и Запада не очень нравится Кремлю. Например, наше внешнеполитическое ведомство, похоже, до сих пор публично не осудило новые американские санкции против России.

Между тем ей в создавшейся ситуации как никогда необходима настоящая, а не вербальная лояльность белорусского союзника.

Надо полагать, официальный Минск не горит желанием становиться по стойке «смирно». Вот только возможности для сопротивления у него не слишком велики, особенно если Москва начнет давить по-настоящему.

В общем, трудно не согласиться с мнением Сивицкого, что «новый американский санкционный пакет против России — это вызов для самоопределения Беларуси». Каким же может быть выбор Минска?

Аналитик Валерий Карбалевич предлагает «ни в коем случае не солидаризироваться с Россией, не подключаться к ее самоубийственной конфронтации с Западом», а продолжать дистанцирование от Москвы и медленный дрейф в сторону, проводя политику нейтралитета. В частности, предложить Вашингтону вернуть американского посла.

В принципе рекомендации совершенно правильны, но пойдут ли на это белорусские власти, и даже если так, то не поздно ли? К сожалению, оснований для оптимизма немного.

Во-первых, есть очень большие сомнения в готовности Лукашенко к столь твердому курсу. Во-вторых, что еще важнее, такая игра может стать еще более рискованной.

Да, социологические исследования показывают постепенное ослабление посткрымской эйфории в российском обществе, и некоторые эксперты полагают, что в преддверии президентских выборов Владимир Путин приостановит игру на имперских амбициях, попытается хотя бы немного повысить благосостояние населения.

Однако этот сценарий — вовсе не единственно возможный, поскольку нет ни малейшей уверенности, что в Кремле адекватно воспринимают реальность. Напротив, отнюдь не исключено, что для восстановления частично утраченного уровня поддержки Путина будет принято решение использовать новые территориальные приобретения. А ряд комментаторов уверены, что лучшим объектом в этом плане является, как ни печально, именно Беларусь.

И не является ли первым шагом в этом направлении свежее требование Владимира Путина увязать поставки нефти на белорусские НПЗ с транспортировкой нефтепродуктов через Россию?




Оставьте комментарий (0)