Электронный регистр избирателей проблему непрозрачных выборов не решит

Что может дать новация и как скоро ее ожидать?

Председатель Центризбиркома Беларуси Лидия Ермошина сообщила, что может быть введен национальный электронный регистр избирателей. Сегодняшняя практика заключается в создании списков избирателей на уровне участковых избирательных комиссий.

Что может дать новация и как скоро ее ожидать?

Иллюстрация pixabay.com

 

Оценит ли новацию Запад?

Пока решение не принято, но Ермошина в интервью радио «Свобода» отметила плюсы этой возможной новации: «Во-первых, мы будем иметь точные и правильные списки избирателей. Во-вторых, предотвратим возможность одному и тому же лицу проголосовать дважды. Для нас тут самое главное — правильные списки: исключение «мертвых душ» и включение всех, кто на время выборов достиг 18 лет».

Перефразируя шекспировское What's Hecuba to him, or he to Hecuba…, спросим, что Центризбиркому электронный регистр избирателей? Ермошина участвовала в международной конференции организаторов выборов, на которой обсуждалась тема электронного голосования. Глава Центризбиркома считает эту тему не особо актуальной для Беларуси, но в достаточной мере заинтересовалась созданием электронного регистра.

Введение такого регистра можно предъявить Западу как безусловный шаг в направлении улучшения избирательного законодательства.

Впрочем, не факт, что этот шаг западные партнеры оценят так, как хотелось бы Минску. В ходе президентских выборов 2015 года, например, Центризбирком усиленно рекламировал доступность избирательных процедур для людей с ограниченными возможностями: избирательные участки по возможности перенесли на первый этаж, объявили о наличии волонтеров, которые должны помочь инвалидам-колясочникам преодолевать ступеньки (создать полностью безбарьерную среду не удалось), председатели избирательных комиссий демонстрировали журналистам специально разработанную технологию голосования для слепых и слабовидящих...

Однако миссия международных наблюдателей ОБСЕ выразила разочарование теми выборами и совсем не отметила улучшение доступа к голосованию для людей с ограниченными возможностями. Специальный координатор миссии Кент Харстед заявил, что недопустимо держать наблюдателей вдали от места подсчета бюллетеней или закрывать им обзор: «Когда стоишь там и не видишь подсчета, начинаешь задаваться вопросом: «Что я здесь делаю?»

 

Реестр — тоже шаг к прозрачности

Таким образом, без предоставления наблюдателям возможности четко видеть подсчет голосов нельзя получить подтверждение честности этого подсчета. Остается еще «мелочь» — создать равные возможности и реальную конкуренцию политических сил на выборах, но начать можно и с приобретения доверия к процедуре подсчета.

Создание единого электронного реестра отчасти также работает на приобретение доверия к организаторам выборов, так как сегодня их могут подозревать в манипуляциях со списками избирателей. При этом ни кандидаты на выборную должность, ни наблюдатели фактически не могут проверить правильность списков из-за их разрозненности и краткого периода существования — чуть более месяца.

Сегодня Избирательный кодекс прямо указывает (статья 19), что списки граждан, имеющих право участвовать в выборах, референдуме, голосовании об отзыве депутата, «составляются по каждому участку для голосования и подписываются председателем и секретарем участковой комиссии».

Также сказано, что в списки попадают граждане, зарегистрированные на территории соответствующих участков, военнослужащие и члены их семей, а также граждане, находящиеся там в санаториях, профилакториях, домах отдыха, больницах и других медицинских стационарах. Отдельно речь идет о белорусских гражданах, проживающих за границей.

Следует иметь в виду, что сами участки для голосования образуются не позднее чем за два месяца до выборов, а участковые комиссии — за 45 дней до выборов или за 20 дней до референдума, отзыва депутата. После выборов комиссии прекращают свое действие.

Списки граждан, имеющих право участвовать в электоральной кампании, Избирательный кодекс требует представлять для ознакомления этим самым гражданам за 15 дней до выборов, а тем, кто приписан к закрытым участкам в больницах и санаториях, — за два дня.

Таким образом, списки избирателей в Беларуси появляются фактически за неделю до начала досрочного голосования, они не централизованы и все время уточняются из-за перемещения граждан, а потом прекращают существование и создаются заново для следующей электоральной кампании.

Правда местные выборы, на которых в Беларуси разрешено голосовать 30 тысячам постоянно проживающих здесь граждан России, постоянно опровергают версию «потери списка», так как россияне часто по инерции получают ошибочные приглашения на президентские и парламентские выборы, на которых не имеют права голоса.

То есть исполнительная власть на местах на самом деле не «теряет» эти списки, а сохраняет до следующей электоральной кампании. При этом участковые избирательные комиссии уже фактически не практикуют поквартирный обход и корректировку списков, которые им представляет вертикаль.

Оппоненты правящего режима подозревают его в исключении из списков избирателей тех, кто обычно игнорирует выборы. Мол, тем самым власти накручивают явку (фактор особенно важный для президентских и парламентских выборов). Еще местные наблюдатели из кампании «Право выбора» на последних выборах (парламентских 2016 года) заявляли об использовании технологии «карусели» (когда специальная группа людей объезжает избирательные участки и голосует на каждом из них на основании каких-то дополнительных списков).

Если действительно будет создан единый электронный реестр избирателей, то у заинтересованных лиц появится больше возможностей проконтролировать адекватность списков избирателей.

В отличие от «умирающих» сразу после выборов участковых комиссий, Центризбирком является постоянно действующим органом и способен стать депозитарием для такого списка-реестра, а также предоставить к нему доступ избирателей. Как минимум это даст возможность проверить вычеркивание из списка «живых душ» под видом «мертвых».

 

Властям нет резона торопиться

При этом не известно, как именно Ермошина представляет себе работу электронного реестра избирателей.

Поскольку речь не идет об электронном голосовании, то вполне возможно, что видимым воплощением реестра станут точно такие же бумажные распечатки, как и те, что и сейчас используют участковые комиссии.

Также не понятно, как скоро размышления главы Центризбиркома о плюсах единого электронного регистра избирателей могут воплотиться в поправки в Избирательный кодекс.

Еще в феврале было объявлено, что межведомственная рабочая группа разработала поправки в избирательное законодательство с учетом рекомендаций ОБСЕ и мнения белорусской общественности. Центризбирком направил предложения на рассмотрение президенту, и с тех пор о них ничего не слышно.

С учетом того, что выборы депутатов местных советов должны пройти до 20 февраля 2018 года, легко вычислить, что кампания стартует не позже грядущего декабря. Предложения рабочей группы, поданные президенту, еще имеют шансы стать законопроектом и попасть в повестку дня осенней сессии Палаты представителей.

А вот с законопроектом о регистре нужно еще работать и работать. Властям в этом вопросе нет особого резона гнать лошадей. Если идея регистра будет идти к воплощению с обычной для белорусского законотворчества скоростью, то эдак к местным выборам 2023 года документ будет вполне готов к внесению в Овальный зал.

Мечтания же Либерально-демократической партии и организации «Говори правду» о переходе на выборы по партийным спискам выглядят пока еще более зыбкими.

 




Оставьте комментарий (0)