Лукашенко хочет навести в БГУ порядок. Такой, как в Гродно?

Да, не Король начал разгром Гродненского университета, но он был последним звеном в этой цепи.

На прошлой неделе Александр Лукашенко поменял двух министров — культуры и информации, а также ректора ведущего вуза — Белорусского государственного университета. Эксперты полагают, что серьезных изменений, либерализации не стоит ожидать ни в области СМИ, ни в других сферах, которых коснулись кадровые перестановки.

Фото bsu.by

«Если бы в Беларуси была публичная критика, а люди, которые перемещаются по должностям в чиновнической иерархии, озвучивали свои взгляды, программы и пожелания, то можно было бы по назначениям судить о том, что они будут делать, что у них может или не может получиться. Но единственное, по чему мы можем судить об этих людях, это только по тем делам, которые за ними числятся на их предыдущих должностях», — отметил в комментарии для БелаПАН политолог и философ Владимир Мацкевич.

Он подчеркивает, что отсутствие публичной политики не дает возможности оценивать назначенных чиновников как самостоятельные фигуры.

«Уже после этих назначений многие комментаторы сказали: «Чего ожидать от этих новых назначений, если эти люди все равно винтики, они инструменты, не являются самостоятельными деятелями, политиками?» В этом смысле, думаю, это исчерпывающая характеристика данных назначений», — сказал Мацкевич.

Однако если присмотреться внимательно к назначенным кандидатурам, говорит Мацкевич, то можно представить, ради чего одних поменяли на других.

 

Отношение к Болонскому процессу — прохладное

В нескольких вузах, в том числе Белорусском государственном университете, появились новые ректоры. Руководителем БГУ назначен Андрей Король, который до этого возглавлял Гродненский государственный университет. При нем как раз завершилась чистка ГрГУ от неугодных преподавателей, в том числе тех, кто читал лекции на белорусском языке.

«Давайте присмотримся к бывшему ректору Гродненского университета Королю. Да, не он начал разгром университета. Один из нормальных вузов Беларуси в течение нескольких лет был разгромлен, и Король был последним звеном в этой цепи разгрома, — сказал Мацкевич. — Теперь его назначают ректором БГУ. И тот, кто его назначает, приговаривает: «В БГУ нужно навести порядок». Давайте посмотрим, какой порядок наводил Король в Гродненском университете и тем самым можем увидеть, какой порядок будет в ближайшее время в БГУ».

Назначение новых ректоров вряд ли повлияет и на участие Беларуси в Болонском процессе, считает Мацкевич.

«Первоначально Беларусь вообще не рассматривала его как перспективу для белорусских вузов, — отметил он. — Когда же Болонский проект укрепился и стал заметным явлением в высшем образовании Европы и постсоветских стран, Беларусь стала испытывать трудности с набором иностранных студентов, потому что кому нужно учиться здесь, если стандарты белорусского высшего образования не соответствуют международным, которые задаются Болонским процессом».

Тогда Беларусь решила включиться в Болонский процесс, но при этом отказалась выполнять требования Болонской декларации, которые касались университетской автономии и академических свобод.

«Поэтому Беларусь по-прежнему пытается включиться в Болонский процесс для того, чтобы получить сертификацию для дипломов о высшем образовании, чтобы можно было привлекать иностранных студентов, — подчеркнул Мацкевич. — Но не собирается, по большому счету, выполнять требования Болонского процесса. С точки зрения режима, тему Болонского процесса не стоит ни педалировать, ни поднимать вслух, решать ее надо кулуарно, тихо, без участия академического сообщества, гражданского общества, политиков, студентов».

 

Нелояльных министрами не ставят

Такого же мнения придерживается директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич, отметивший, что Болонский процесс никогда не рассматривался белорусскими властями как нечто важное.

«Формально Беларуси нужно было туда вступить, чтобы белорусские университеты включались в региональный рынок образовательных услуг, — сказал он. — Но основные проблемы современной системы образования Беларуси рассматриваются белорусскими властями немножко в другой плоскости».

Основной задачей для новых ректоров, полагает Казакевич, будет улучшение финансового состояния системы образования, привлечение новых студентов, особенно иностранных.

«Если для этого нужно проводить какие-то сопутствующие меры, связанные с административной реформой или увеличением влияния студентов на сам процесс, то это будет делаться, но, в общем-то, это не является приоритетом. Болонский процесс не рассматривается как некая панацея в плане решения внутренних проблем белорусского образования», — подчеркнул Казакевич.

Говоря в целом о последних кадровых решениях, политолог отмечает, что они «имеют отраслевой характер и не имеют какого-то серьезного политического значения».

«Да, мы можем видеть, что часть этих людей относительно молоды. Видно, что задачей им будут поставлены, в том числе, какие-то изменения внутри университетов и своих ведомств. Но я не вижу тут ничего такого революционного или того, что можно было рассматривать как выбивающееся из общей кадровой политики последних лет», — сказал Казакевич.