Когда подешевеют билеты «Белавиа»?

Заместитель гендиректора авиакомпании рассказал, из чего складывается стоимость билетов.

Национальная авиакомпания «Белавиа» не стоит на месте — проведен ребрендинг, закупаются самолеты, открываются новые маршруты. Но основной вопрос, который волнует большинство пассажиров, пользующихся услугами авиакомпании, — когда же цены на билеты «Белавиа» станут доступнее?

В том числе и об этом корреспондент Naviny.by поговорила с заместителем генерального директора «Белавиа» Игорем Чергинцом.

«Белавиа» — крупнейший авиаперевозчик Беларуси. Базируется в Национальном аэропорту Минск, осуществляет регулярные рейсы в 49 аэропортов 28 стран. Флот авиакомпании насчитывает 26 самолетов — пять Boeing 737-800, шесть Boeing 737-500, семь Boeing 737-300, два Embraer-175, два Embraer-195, четыре CRJ-100/-200.

 

— «Белавиа» объявляла, что планирует купить новые самолеты. Планы в силе?

— Уже подписаны контракты. В мае-июне состоится получение самолетов Embraer — E175 и E195. Это абсолютно новые машины.

— Вы удовлетворены парком самолетов «Белавиа»?

— Нет пределов совершенству, хотя, безусловно, сегодняшний парк существенно в лучшую сторону отличается от существовавшего пять лет назад. Два самолета, о которых я сказал, — это не предел даже для следующего года. До 2021 года будет существенно обновлен парк самолетов «Боинг». Самому старому из тех, что есть у нас, чуть больше 20 лет. Я надеюсь, что в восточной части Европы наш флот станет одним из самых молодых.

— Многие белорусы, вылетая на отдых в Турцию или Египет, предпочитают чартеры из Киева, потому что авиаперелет из Минска чартерным рейсом «Белавиа» получается существенно дороже.

— В этом году в Киеве были случаи, когда отменялись чартерные рейсы, пострадали и белорусские туроператоры, и туристы. Масштаб был не такой, как в России, но случаи были. Авиакомпании, которые имеют по одному-два достаточно старых самолета в парке, не могли выполнить свои обязательства.

В ряде украинских авиакомпаний парк самолетов находится не на том уровне, как наш парк самолетов. Мы же не можем пойти на то, чтобы сделать тур дешевле, но использовать при этом старые самолеты.

Кроме того, есть объективные причины, которые влияют на ценообразование. Есть фактор опта — если покупаешь десять автомобилей, каждый обойдется дешевле, чем если купишь один. В Беларуси в разы меньше количество населения, наши туроператоры покупают меньше номеров в отелях того же Египта и Турции, чем украинские компании. Соответственно, для украинцев цена номера дешевле.

— И все-таки, есть потенциал для снижения цен на билеты «Белавиа»?

— Наши цены снижаются на 10-20% в год. Понятно, что любому человеку хочется, чтобы цены были дешевле — и на самолет, и на автомобиль, и на джинсы. Мы работаем, улучшаем эффективность — берем более современные самолеты, которые более экономичны в обслуживании.

— Есть мнение, что нужно зарабатывать на объемах продаж услуг, а не на большой марже. Это означает, что в авиации надо больше летать, меньше простаивать...

— Могу поспорить. Мы в 2016 году заняли первое место в мире по налету часов на один самолет Embraer. Оценивалось, сколько часов в течение суток самолет находится в воздухе. В мире этих самолетов более тысячи. Это великолепный результат. В этом году, думаю, если не окажемся на первом месте, в тройку лучших войдем.

Есть разные рейсы, и по-разному аэропорты могут их обслужить. Это во многом зависит от возможностей аэропорта и обслуживающей компании. Мы работаем над снижением времени обслуживания самолетов в аэропортах — и в Минске, и за рубежом. Где-то ставим рекорды: минимальное время обслуживания в аэропорту Брюсселя — 35 минут.

Отмечу, согласно стандарту, если самолет стоит в аэропорту не более двух часов, в большинстве аэропортов это обходится бесплатно. Оплата идет за различные сборы.

Посмотрите наше расписание — иногда время простоя больше на ночных рейсах. Ночные рейсы важны для эффективности налета самолета. Если выполнять рейсы только днем, а ночью не летать, эффективность низкая, тогда стоимость эксплуатационных расходов на один самолет больше. Это всё составляющие эффективности авиакомпании и стоимости билетов для пассажиров.

Ночные рейсы очень хороши для создания стыковочной базы в Минске. Например, откуда такое количество ночных вылетов в Тбилиси? На них больше 50% пассажиров путешествуют из Грузии и далее в Европу. Это нам помогает эффективно работать, просто сохранять рейсы. Если бы не транзитные пассажиры, маршрутная сеть «Белавиа» сократилась бы минимум в два раза, много рейсов не имело бы права на жизнь.

— Например?

— Тот же Брюссель. Откуда столько белорусов, чтобы заполнить три рейса в неделю в Брюссель? Такого спроса нет. Мы пытаемся сохранять эти рейсы за счет транзитных пассажиров. Это очень хорошо для Беларуси, потому что белорусы имеют возможность получить такие рейсы, которых здесь не было бы, если бы не транзитные пассажиры.

— Тем не менее, говорят, что многие рейсы национального перевозчика не пользуются спросом, самолеты летят полупустые.

— Если в авиакомпании все рейсы полностью загружены, значит, авиакомпания работает плохо, не работает на развитие. 100% загрузки на регулярных рейсах не может быть, даже на чартерных не бывает 100%, пустые места будут всегда. В самолетах других авиакомпаний, которые летают в Беларусь, тоже есть свободные места. Сегодня может быть полный самолет, а завтра по-другому.

— Что является препятствием для удешевления услуг «Белавиа»?

— Вот пример. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас были свободные деньги пойти купить самолет, но для этой цели мы пользуемся кредитными ресурсами. Банки заинтересованы в том, чтобы мы стали их клиентом, ведь объем кредитов большой — самолет стоит 50-80 млн долларов. Мы берем кредиты под процент, начиная с 8%. На самолете Embraer-195 летает и «Белавиа», и Lufthansa. Эта компания в Германии берет кредит максимум под 2%, а в ОАЭ можно взять кредит под 1%.

— Вы можете сказать белорусскому банку, что не будете с ним сотрудничать, а возьмете дешевые деньги в ОАЭ?

— Нет. Мы берем кредиты в белорусских банках. К тому же, если производим оплату за границу из Беларуси, платим за перевод в пять раз больше, чем если делаем это со счета нашего европейского представительства. В конечном счете это всё сказывается на цене билета, не может быть по-другому. Если из 8% сделать 7%, этот один процент скажется на цене в меньшую сторону.

У нас есть конкуренты, хоть нас и обвиняют в том, что компания является монополистом. В Минск летают различные компании, есть аэропорты в Вильнюсе, Москве, Киеве. Если мы будем завышать стоимость билетов, от нас люди уйдут в иностранные компании, которые летают сюда, и в другие города.

Однако у нас в последние годы пассажиропоток только увеличивается. Я надеюсь, в этом году у авиакомпании будет порядка трех миллионов пассажиров, а национальный аэропорт примет более четырех миллионов.

— Какая доля белорусов среди ваших пассажиров?

— По паспортам мы не считаем, но половина пассажиров за прошлый год на регулярных рейсах были транзитными, это иностранцы. Плюс среди оставшейся части есть доля иностранцев.

— Наверное, именно увеличение числа белорусов среди ваших пассажиров показывало бы доступность цен компании?

— Я бы очень хотел, чтобы количество белорусов на наших рейсах увеличивалось. Однако жителей Беларуси не так много в сравнении с Россией, Украиной, Польшей. И на всей авиации очень сказывается средняя зарплата по стране, которая у нас недостаточно высокая для подвижности населения. Практически при любой цене билетов очень маленькая часть белорусов может себе позволить слетать на выходные в Париж попить кофе. Вы так не делаете, и я так не делаю. Для наполняемости самолетов богатых людей в нашей стране недостаточно. Мы рады, что в Беларуси идет речь об увеличении средней зарплаты. Однако мы на это никак не можем воздействовать, мы отвечаем только за свои зарплаты.

— И какая средняя зарплата в «Белавиа», по 500 есть?

— Конечно. Наши летчики получают зарплату от четырех тысяч долларов, а бортпроводники — от 600 долларов. У нас очередь из желающих у нас работать, в том числе среди летчиков. В ближайшее время у нас состоится конкурс на должность бортпроводника.

— Наш разговор показывает, что в целом вы как топ-менеджер компании «Белавиа» в будущее смотрите с оптимизмом. На чем он держится?

— У нас хватает проблем, но, несмотря ни на что, мы являемся прибыльной компанией, у нас увеличивается пассажиропоток, увеличивается парк самолетов, расширяется сеть маршрутов и частота рейсов. Мы уже этой зимой добавим несколько рейсов в Москву (Жуковский), Варшаву и Стамбул.

 

 




Оставьте комментарий (0)