«Лишение свободы эту личность уже не исправит». Смертный приговор жителю Вилейки оставлен в силе

Геннадий Яковицкий признан виновным в жестоком убийстве сожительницы. В начале 90-х он уже был осужден на смертную казнь, однако потом расстрел заменили на 15 лет заключения.

8 апреля коллегия по уголовным делам Верховного суда оставила в силе смертный приговор 48-летнему жителю Вилейки. Геннадий Яковицкий признан виновным в жестоком убийстве сожительницы. В начале 90-х мужчина уже был осужден на смертную казнь, однако потом расстрел заменили на 15 лет заключения. «Но он этим шансом не воспользовался», — заявила в суде прокурор Елена Демко.

Геннадий Яковицкий

Первый раз Яковицкого осудили, когда он еще был подростком

Геннадий Яковицкий родился в Грузии, где на тот момент проходил службу его отец. Интеллигентная семья, хорошее будущее — так говорят про Яковицкого те, кто знаком с его биографией. Однако в 17 лет парень получает первую судимость — вместе с приятелем забрал бутылку вина у прохожего. Итог — три года колонии.

Геннадий выходит на свободу, создает семью, но через два месяца после рождения дочери снова попадает в поле зрения правоохранителей. На этот раз — за убийство человека, с которым он работал в Вилейском доме культуры.

Позже Яковицкий оказался причастным к еще одному страшному преступлению. В Минске была изнасилована и жестоко убита девушка. Ее тело нашли в лесу.

Суд приговорил его к смертной казни, но позже исключительную меру заменили на 15 лет лишения свободы. В то время это была единственная альтернатива расстрелу. Сейчас — до 25 лет лишения свободы, а также пожизненное заключение.

Позже Яковицкий был также судим за нанесение тяжких и легких телесных повреждений, неуплату алиментов. Последний раз он вышел на свободу в 2011-м. Через четыре года его обвинят в убийстве женщины, которую он, по его же словам, любил.

Накануне убийства Яковицкий с сожительницей выпили несколько бутылок водки

Трагедия произошла 28 июля 2015 года. По версии следствия, Геннадий Яковицкий нанес 46 ударов руками по телу своей сожительницы, отчего она скончалась на месте преступления. Конфликт случился на почве ревности.

И Яковицкий, и погибшая были в состоянии сильного алкогольного опьянения. По словам обвиняемого, накануне они выпили несколько бутылок водки. Вместе с ними «отдыхали» и ключевые свидетели по делу.

«Не было у меня никакой резко вспыхнувшей ревности к Татьяне, — заявил обвиняемый в Верховном суде. — Я уже привык к ее выкидонам. Она ведь была беременная от другого, делала аборт. И что? Нормально всё было. У меня и раньше было достаточно причин для ревности, но я же не убивал ее».

Мужчина признает, что нанес сожительнице не более пяти ударов. По его мнению, погибнуть от этого она не могла. Геннадий и раньше избивал Татьяну. Однажды она даже попала в больницу, но потом забрала заявление и всячески выгораживала сожителя.

Поражает, с каким спокойствием и даже равнодушием Яковицкий говорит об этом. «Она не только меня простила. Она сама просила, чтобы я вернулся», — заявил обвиняемый в суде.

Свидетели заявили, что в день убийства видели примерно 10-12 ударов, который Яковицкий нанес женщине.

«Очень много вопросов осталось без ответов, — считает Яковицкий. — А именно: куда пропала одежда Татьяны, как простынь с ее кровью оказалась в мангале на улице, а выбитый зуб — в пепельнице… Я не мог и не хотел ее убивать. Я проснулся, сходил в туалет, пошел ее будить и как только увидел, что она мертва, сам позвонил в милицию».

Адвокат Яковицкого обращает внимание еще на одно обстоятельство: согласно экспертизе, под ногтями убитой были обнаружены следы крови самой Татьяны, Геннадия, а также неустановленного лица мужского пола. Кем был этот человек, так и осталось загадкой.

Кроме того, свидетели все время путались в показаниях. Сказалось количество выпитого в тот день.

Геннадий Яковицкий

По итогу обвиняемый считает, что он виноват в смерти сожительницы, но настаивает, что сам он ее не убивал.

«Конечно, я не должен был пить. Надо было вызвать такси и завезти ее домой, когда она говорила, что плохо себя чувствует. Но у меня не было цели ее убивать», — подчеркнул он в суде.

Обвинение: свидетели убитую не трогали, посторонние люди в дом не заходили

Прокурор Елена Демко подчеркнула в суде, что со слов сразу нескольких свидетелей следует, что Татьяна пришла в дом, где распивали спиртные напитки, без видимых повреждений. С другими участниками застолья у нее конфликтов не было. Повреждения на теле свидетелей обнаружены не были.

Что касается биологических следов «иного лица мужского пола», которые были обнаружены под ногтями жертвы, пояснений по этому вопросу от гособвинителя в суде не последовало.

При вынесении приговора, конечно, учитывалось криминальное прошлое подсудимого.

«Он ведь из очень порядочной семьи, — заметила прокурор. — Отец был военным, у него было блестящее будущее, но он не воспользовался этим шансом».

Гособвинитель напомнила, что Яковицкий был признан виновным в убийстве двух человек в конце 80-х — начале 90-х годов:

«У него был очередной шанс после отмены (смертного. — ред.) приговора, но он продолжил совершать преступления, связанные с посягательством на жизнь. Наказание в виде лишения свободы эту личность уже не исправит. Он представляет повышенную опасность для нашего общества. Как бы прискробно это не было, но в данном случае смертная казнь является справедливым наказанием».



По мнению адвоката, при наличии невыясненных обстоятельств по делу исключительная мера наказания не может быть применена к обвиняемому.

Однако Верховный суд счел аргументы обвинения более убидительными, приговор об исключительной мере наказания оставлен в силе. Обвиняемый довольно спокойно это воспринял. «Понятно», — коротко ответил он в конце процесса.

Сейчас у Геннадия Яковицкого есть право обратиться с просьбой о помиловании на имя президента, а также в Комитет по правам человека ООН.

 

Беларусь остается единственной в Европе страной, где до сих пор применяется смертная казнь. С момента независимости страны к расстрелу было приговорено более 400 человек, президент помиловал из их числа только одного осужденного. После вынесения каждого смертного приговора Совет Европы, Евросоюз и правозащитные организации призывают белорусские власти отказаться от применения смертной казни и объявить мораторий на этот вид наказания.

 

Фото Ольги Клещук