ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 3. Воевать за свой дом в буквальном смысле

Кайтселийт построен по швейцарскому принципу: автомат и обмундирование хранятся у бойца дома…

 

В ноябре 2013 года в Таллинне встретились два бывших курсанта Харьковского танкового училища, два генерала — Валерий Фролов и Антс Лаанеотс. Они не виделись сорок лет.

Фролов командовал дивизией в Вильнюсе, когда распадался Советский Союз, и в итоге стал большим другом литовцев, потому что не пролил ни капли крови. Затем стал оппозиционером в Беларуси эпохи Лукашенко. Бывший же однокашник Фролова сделал блестящую карьеру в независимой Эстонии и до прошлого года возглавлял ее Силы обороны. Сейчас — советник премьера по вопросам безопасности и обороны.


Советский офицер тоже не лыком шит

 

Генерал Антс Лаанеотс.

Фото автора

 

Случались, правда, и периоды, когда Лаанеотс, человек с характером и собственным мнением, попадал в опалу. Но в целом опыт и талант этого закаленного военного — бывшего советского полковника, начштаба дивизии, военного советника в Эфиопии — очень и очень пригодились вырвавшейся из Советского Союза молодой стране Балтии.

В строительстве ее армии активно участвовали и другие бывшие советские офицеры. Генерал Лаанеотс отдает должное советской военной школе. По его словам, на Западе офицерам дают более энциклопедическое образование, «у них кругозор широчайший». В советских же училищах хорошо «натаскивали именно как командиров». И если отнять у тех же американцев технологии, «им, пожалуй, труднее будет вручную командовать».

При этом, впитав опыт советских кадров, эстонская армия, если отбросить политкорректные заявления командования, что у нее-де нет врагов, заточена под угрозу с востока.

Белорусской армии при распаде Советского Союза повезло, отмечает Лаанеотс: досталось в наследство много достаточно современного на то время оружия. «Мы от Советской армии ничего не получили. По нулям было».

Конечно, с тех пор эстонцы тоже разжились неплохими образцами, причем западного производства. Но по тяжелым вооружениям и сегодня «мы вам в подметки не годимся», признает генерал.

Другое дело, добавляет он, что в Эстонии выбрали концепцию тотальной обороны. Теперь ее более политкорректно называют концепцией всеобъемлющей обороны. Собственно военная оборона при таком подходе — лишь одно из слагаемых. Иначе говоря, на вооружение взят принцип «вставай, страна огромная», только с поправкой на масштабы страны.


Старую советскую технику эстонцы собираются поставить в музей. Фото автора

 

Полковник бегает, сержант стоит с секундомером

Кадровые военные составляют 30-40% эстонской армии. Офицеры заключают бессрочный контракт, но это не кабала, при желании можно уйти на гражданку, и частные фирмы перекупают хороших специалистов. Чтобы противостоять уходу офицеров, им повысили оклады. Теперь младший лейтенант получает около 1 200 евро в месяц при средней по стране зарплате около 980 евро. Плюс социальный пакет: общежитие, бесплатное медобслуживание и т.д.

 

Полковник Айвар Яэски.

Фото автора

 

В Эстонии, с гордостью подчеркивали мои собеседники, готовят всесторонне образованных офицеров европейского типа. К слову, тест на знание английского они сдают ежегодно. Как и экзамен по физподготовке. Сухощавый, плечистый 48-летний полковник Айвар Яэски рассказал, что тоже отжимается, делает контрольное упражнение для пресса и пробегает два километра, сдавая норматив сержанту с секундомером.

По словам полковника, в армии практически нет дедовщины. Офицеры же стараются создать такую атмосферу, чтобы молодым хотелось служить. Хотя, конечно, загружают в будни так, «чтобы не было времени думать обо всяких глупостях».


Не чистить картошку, а стрелять

«Фокус делается на военную подготовку солдат», — подчеркивает полковник Яэски. Боец должен, конечно, поддерживать порядок в казарме, солдату-повару надо уметь сварить кашу на учениях, но в принципе для хозяйственных работ в армию привлекается гражданский персонал, и даже охраной воинских частей занимается ополчение — Кайтселийт, пояснил полковник.

Первые три месяца, пока срочники проходят курс молодого бойца, их, по словам Яэски, из казармы не выпускают. Но потом дают возможность поехать на уикэнд домой, «чтобы не было ощущения изоляции от гражданской жизни». К слову, единственным местом, где я в минувшее воскресенье увидел нескольких эстонских солдат, был таллиннский автовокзал.

В принципе, как мне объяснили, любой, кто захочет, может здесь от армии откосить. При этом желающих послужить даже больше, чем надо. Из-за бюджетных ограничений ежегодный призыв удерживается на уровне около 3 200 человек (это примерно половина тех, кому подошел срок). «Не можем взять всех призывников по финансовым мотивам», — пояснил генерал Лаанеотс.

Он отмечает: «Лучше готовить резерв по подразделениям. Это нам подсказали финны». Система такая: бойцы одного призыва вместе проходят срочную службу, потом раз в четыре-пять лет той же компанией призываются на сборы. «Это уже сколоченное подразделение», — подчеркивает генерал. Ну и на самих сборах водку не пьют, а реально тренируются.


Смешанная система комплектования себя оправдывает

Один из идефиксов белорусской оппозиции — переход на профессиональную армию. В Эстонии тоже спорят на эту тему. Но пока сохраняется смешанная система комплектования. И там она себя, похоже, оправдывает.

Во-первых, это экономия денег. Во-вторых, если солдаты не посвящают себя строительству генеральских дач, подметанию плаца и чистке картошки, а по полной занимаются боевой подготовкой, то и 8-11 месяцев хватает, чтобы овладеть воинской специальностью.


Эти новобранцы будут служить в батальоне логистики. Фото Сил обороны Эстонии

В-третьих, призывная армия содействует сплочению эстонского общества. По словам полковника Яэски, «русские парни хотят служить в армии» и там «интеграция работает на все сто». В итоге «лучшая пропаганда армии — это рассказы тех, кто прошел службу».

И, наконец, в-четвертых, важным элементом эстонских вооруженных сил является Кайтселийт (Союз обороны) — добровольческое формирование, построенное по швейцарскому принципу, когда стрелковое оружие и военная форма хранятся у ополченца дома.


Самая грозная для недругов сила

Собеседники признавались: в лихие 90-е и в Эстонии были случаи, когда выданное на руки оружие использовалось в преступных целях. Случались перестрелки по пьяной лавочке. Но потом удалось навести порядок.

В каждом уезде и в столице есть по одной дружине Кайтселийта. Члены организации занимаются военной подготовкой в выходные дни. В строй, таким образом, становятся земляки. Эти люди в буквальном смысле учатся защищать свой дом. «Местные ребята. Они будут стоять», — уверен генерал Лаанеотс.

Кайтселийт насчитывает около 13 тысяч активных членов. Плюс еще восемь тысяч «в сопутствующих организациях». Среди эстонцев ходит шутка: это, мол, самая грозная для недругов сила, так как никто не знает, сколько в Кайтселийте на самом деле «штыков».

По данным социологической фирмы «Саар полл», 79% граждан Эстонии готовы оказать сопротивление при вооруженной агрессии.

В Беларуси нет базовых условий для создания подобной системы обороны. Для этого нужны иная политическая система, слой собственников, развитое гражданское общество с высоким уровнем патриотизма.

«Нужно, чтобы была национальная идея, чтобы человек чувствовал себя хозяином», — так прокомментировал возможности переноса этого эстонского опыта на белорусскую почву Рыгор Костусёв, заместитель председателя Партии БНФ, занимающийся, в частности, вопросами оборонной политики.

Да уж, для нынешней белорусской «народной власти» вооруженная организация населения — это ужас, летящий на крыльях ночи.

О том, как и при каких условиях можно реформировать оборонную сферу в Беларуси, мы поговорим в последней публикации цикла.

Окончание. ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 4. Кто спасет Беларусь в час «Ч»?

 

Таллинн — Минск.

 

Предыдущие публикации цикла:

ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 1. Продержаться десять дней до подхода НАТО
ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 2. Соседство с Россией поднимает боевой дух