Санкции, выборы, кредиты. Минск обновил повестку дня отношений с Западом

Налицо сдвиг к смягчению напряженности в отношениях Минска с Брюсселем и Вашингтоном. Однако считать такой тренд предвестником глобальных перемен преждевременно.

Несмотря на «гуманность», проявленную Александром Лукашенко в конце минувшей недели, когда он освободил группу политзаключенных во главе с Николаем Статкевичем, вопрос о кардинальном улучшении отношений с Западом остается открытым.


Александр Лукашенко и глава представительства Евросоюза в Минске Майра Мора во время встречи 24 августа отметили улучшающиеся отношения между ЕС и Беларусью.  Фото: president.gov.by

Между тем официальный Минск таким жестом явно рассчитывает добиться существенных сдвигов на западном направлении как минимум в следующих аспектах: отмена санкций; признание президентских выборов, назначенных на 11 октября; получение кредитов.

Санкции: на грани отмены

Положительная реакция Запада и в самом деле последовала незамедлительно. Так, свое удовлетворение выказали верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, председатель Европарламента Мартин Шульц, еврокомиссар по политике соседства Йоханнес Хан, государственный департамент США и генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд.

Более того, согласно утечке информации из институтов ЕС, на неформальной встрече глав внешнеполитических ведомств стран Евросоюза 4-5 сентября в Люксембурге, возможно, будет рассмотрен вопрос о приостановке санкций против белорусских чиновников.

Согласно тому же источнику, речь будет идти лишь о заморозке режима ограничений предположительно на год, а не о полной их отмене. Но, как показывает пример главы белорусской дипломатии Владимира Макея, в отношении которого санкции заморозили раньше, и такой компромиссный вариант способен дать нужную свободу маневра.

В то же время само по себе снятие санкций еще не означает, что лидеры западных стран тут же засыплют Александра Лукашенко приглашениями посетить их в удобное для него время. В частности, во время «оттепели» 2008-2010 годов визиты на высшем уровне состоялись только в Литву и Ватикан.

Тем не менее, даже приостановка санкций наверняка будет воспринята в Минске, пусть и с оговорками, позитивно.

На признание выборов может повлиять геополитика

А вот в плане признания итогов выборов положение столь благоприятным не выглядит. Конечно, при откровенной апатии оппозиции и ее электората, а также в отсутствие массовых репрессий у западных наблюдателей будет меньше поводов для предъявления властям претензий о разного рода нарушениях.

Вместе с тем, фактов, свидетельствующих об очевидном неравноправии кандидатов, по-прежнему остается немало. Вообще в плане отношения ЕС и США к белорусским выборам 2015 года многое, судя по всему, будет зависеть от международной обстановки в целом, в том числе даже от ситуации в российско-украинском противостоянии.

Проще говоря, Запад в какой-то степени может пойти на поддержку Минска исходя из соображений противостояния агрессивной политике России.

Что, кстати, опять же не означает непременных приглашений в гости. Точно так же, впрочем, как негативное заключение по итогам выборов вовсе не ведет к разрыву дипломатических отношений.

Денег автоматом не дадут

По логике, в условиях обостряющегося кризиса и заметно слабеющей экономики России, которая всегда была для Минска главным спонсором, возрастает нужда получить от Запада помощь в виде, скажем, очередного кредита Международного валютного фонда.

Тем временем некоторые представители оппозиции осуждают Запад за якобы продемонстрированную им готовность «выкупать» политических узников. Дескать, тем самым он фактически подталкивает режим к тому, чтобы снова и снова разыгрывать карту заложников.

Что касается морального аспекта, то стоит, вероятно, напомнить, что во времена холодной войны с 1964 по 1989 год ФРГ выкупила из восточногерманских тюрем 34 тысячи политзаключенных.

К тому же подтверждений версии о предоставлении некоего займа именно за выпуск политзаключенных пока не появилось. Напротив, более убедительными выглядят рассуждения тех экспертов, которые полагают, что для оказания такого содействия освобождение политзаключенных является необходимым, но не достаточным условием.

МВФ и другие финансовые институты настаивают на проведении реальных структурных реформ в экономике, к чему белорусские власти до сих пор большой склонности, мягко говоря, не проявляли.

К тому же есть негативный для Запада опыт: в преддверии предыдущих выборов МВФ выделил Беларуси кредит почти в 3,5 млрд долларов под обещанные преобразования, которые по большому счету так и не были осуществлены. И есть довольно серьезные сомнения, что международные финансовые институты рискнут наступить на те же грабли только из политических соображений.

***

Итак, налицо сдвиг к смягчению напряженности в отношениях Минска с Брюсселем и Вашингтоном. Однако, как показывает практика, считать такой тренд предвестником глобальных перемен в сотрудничестве с объединенной Европой и Соединенными Штатами преждевременно.

Для более или менее реальной нормализации необходимы коренные преобразования в белорусской внешней и внутренней политике. Признаков же готовности властей идти на них пока не просматривается.