Минск оправдывается перед Москвой, но не из чувства вины

Белорусские власти всеми силами стремятся занять по вопросу Южной Осетии своего рода полупозицию. Вроде бы и всей душой на стороне России...

Беларусь со временем рассмотрит вопрос о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Как заявил президент Беларуси Александр Лукашенко 8 сентября на пресс-конференции для российских СМИ, «замолчать» эту тему «мы не имеем права». Вероятнее всего, что к проблеме признания спорных кавказских территорий обратится новый состав белорусского парламента.

Александр Лукашенко

«Признать или не признать Абхазию для нас это не только позиция России. Не это главное. Придет время, и мы рассмотрим этот вопрос и в Беларуси. Рассмотрим так же, как это сделала Российская Федерация — в парламенте. Я думаю, что наши депутаты, которых мы через несколько дней избираем, городно называемой многовекторной внешней политикой. Не сумевшей утвердить Беларусь во внешнем мире как действительно независимое государство, проводящее разумную и прозрачную политику.

Амбивалентность внешней политики официального Минска сегодня проявляется во всей красе. Будь у нашей страны хоть десятая часть того запаса энергоносителей, который имеет Россия, Москву с ее имперскими амбициями и замашками собирателя земель давно бы уже послали подальше. А в силу этого и с Западом разговор был бы совсем иным.

«У россиян столько денег, столько денег, если бы мне дали такие, то вы бы Беларусь не узнали», — заметил Лукашенко.

Но белорусскому режиму приходится отчаянно лавировать: заигрывать с Европой и при этом по-прежнему объясняться в союзнической любви к России, обещая грудью стать на пути натовских танков.

«Мы будем налаживать отношения с Западом, у нас нет другого выхода, у нас с ними общая граница, но интересы наши, я имею в виду Беларусь и Россию, потому что мы в самом тесном союзе с Российской Федерацией, и экономическом, и политическом отношении, так вот свои обязательства мы здесь будем свято соблюдать», — сказал Лукашенко российским журналистам.

По словам президента, в диалоге с Западом Беларусь обозначила свою принципиальную позицию в отношении России. Западные партнеры не должны настаивать, чтобы Беларусь «испортила отношения со стратегическим союзником и лучшим другом — Россией», отметил он. «Я дружбой с русскими не торгую — это принципиальная позиция, это наши люди», — подчеркнул Лукашенко.

Кстати, касаясь нынешних отношений Беларуси и России, Александр Лукашенко отметил, что уровень, на котором они сегодня находятся, вполне мог быть достигнут и без союзного проекта. Более того, по словам белорусского президента, сотрудничество двух стран могло бы быть и более эффективным, если бы в строительстве Союзного государства «не было торможения».

А вот с корректировкой союзного договора, а этот вопрос обсуждался с Медведевым, Лукашенко советует не торопиться. При этом упрекая Россию в неисполнении договора о равных условиях для субъектов хозяйствования.

«Зачем вы загоняете нас неизвестно куда по этим энергоносителям. В то время как у нас есть межгосударственный договор, в соответствии с которым субъекты хозяйствования Беларуси и России должны иметь равные условия. Почему вы денонсировали этот договор?» — задался вопросом белорусский президент.

Ответ, думается, очевиден и для самого Лукашенко. Цена энергоносителей — это действенный фактор влияния. Как бы не хорохорились в Беларуси, какие бы цифры роста основных экономических показателей не доводил Минстат, цена на российских газ, наверняка, возглавляет список проблем белорусских властей. Иначе не ездили бы с таким постоянством в Москву разномастные делегации и не бились бы с таким упорством за каждый доллар.

Очевидно, что официальному Минску сегодня приходится оправдываться перед Кремлем за ту неторопливость, которую белорусские власти проявили во время российско-грузинского конфликта. Но объясняется это отнюдь не союзническим чувством вины, а, судя по всему, стремлением избежать применения со стороны России более действенных методов давления. Официальный Минск наверняка не хочет быть инициаторов выхода на новый конфликтный виток с Россией, а тем более быть втянутым в чужие и далекие проблемы, и готов пойти на незначительные в контексте ситуации жертвы. Вероятно, что Кремль, которому сегодня внешняя поддержка необходима в любой форме, пока удовлетвориться и этим.