Майкл Скэнлан: наша политика санкций — простое математическое уравнение

Если в Беларуси будет улучшение ситуации с правами человека,то будет послабление санкций. Если будет ухудшение, санкции усилятся...

В эксклюзивном интервью информационной компании БелаПАН временный поверенный в делах США в Беларуси Майкл Скэнлан рассказал об изменениях в отношениях двух стран после событий 19 декабря.

Майкл Скэнлан. Фото svaboda.org
Майкл Скэнлан. 49 лет. Родился в Вашингтоне. Карьерный дипломат. Занимал посты в дипмиссиях США в Украине, Казахстане, Кыргызстане, России и на Балканах. До назначения в Беларусь работал в Киеве (Украина). В нашу страну прибыл 30 июня 2009 г. Владеет русским языком.

— Как вы оцениваете ситуацию в Беларуси после событий 19 декабря?

— Политика США по отношению к Беларуси всегда была и будет оставаться последовательной. Мы будем взаимодействовать в областях, в которых Беларусь демонстрирует приверженность применению международных и европейских стандартов. Например, применение стандартов ОБСЕ при проведении выборов, стандартов Совета Европы в том, что касается верховенства закона, стандартов в рамках Болонского процесса в сфере образования или стандартов МАГАТЭ по замене высокообогащенного урана на низкообогащенный. Мы будем поддерживать такие изменения, потому что они идут на благо белорусов и приближают Беларусь к Европе и международному сообществу.

Я хочу обратить внимание на аспект, который не очень широко освещался как в государственных, так и в независимых СМИ. В совместном заявлении Беларуси и США, сделанном 1 декабря 2010 года в Астане, Беларусь признала, что уважение демократии и прав человека остается центральной темой в вопросе улучшения двусторонних отношений и что соблюдение демократии и прав человека является жизненно важным условием для развития Беларуси и ее граждан. Однако события 19 декабря и последующие за ними так называемые юридические процессы, которые сейчас проходят, демонстрируют, что Беларусь движется в противоположном направлении, к самоизоляции.

— После декабрьских событий и реакции Соединенных Штатов на них останутся ли в силе договоренности по поводу помощи США в ликвидации запасов высокообогащенного урана в Беларуси? Какой будет это помощь?

— Как я уже сказал, если будет желание развиваться в сторону европейских и международных стандартов, США окажут Беларуси поддержку. Использование низкообогащенного урана вместо высокообогащенного более безопасно и дешево. Высокообогащенный уран дорог в использовании и хранении. Обязательство США заключается в предоставлении финансовой и технической помощи для перемещения высокообогащенного урана в Россию и замены его низкообогащенным, потому что этот процесс пойдет на благо Беларуси, Европы и всего мира в деле укрепления ядерной безопасности.

— А о каких суммах хотя бы приблизительно может идти речь?

— Мы берем на себя обязательства по оказании технической и финансовой поддержки для того, чтобы этот процесс замены высокообогащенного урана низкообогащенным был завершен как можно скорее. Хочу подчеркнуть: это не передача денег в бюджет или еще куда-то, это оказание поддержки, чтобы этот процесс был завершен.

— Будут ли присутствовать какие-то эксперты из США, которые будут оценивать происходящее?

— Конечно, эксперты будут принимать в этом участие и тщательно следить за всем процессом. Наша поддержка заключается в том, что люди, которые занимаются техническими аспектами и работают над технической стороной вопроса, приедут сюда и будут оказывать необходимое содействие, чтобы эта работа была сделана. Мы делали такое здесь раньше, в других странах и можем снова сделать это для Беларуси.

Даты приезда специалистов будут определяться по мере необходимости. Это очень сложный процесс — идут дискуссии, консультации, обсуждения, что занимает время.

— Ранее сообщалось, что в 2011 году правительство США планирует выделить Беларуси около 14 млн. долларов помощи на развитие в области демократии, здравоохранения, образования, экологии и других сфер. В связи с последними событиями будет ли корректироваться эта сумма?

— Наша поддержка фокусировалась и будет фокусироваться на областях, которые приблизят Беларусь к европейским и международным нормам и стандартам. Таким образом, это поспособствует созданию открытой среды, которая позволит свободно выражать политические взгляды, развиваться гражданскому обществу, будет способствовать свободе СМИ и предпринимательской деятельности. Гарантия процветающей и независимой Беларуси — это система, которая способствует созданию среды, в которой белорусы могут максимально использовать свой талант, изобретательность и творческий подход, а не искусственная система, которая полагается на внешние субсидии, которые, как все знают, больше недоступны. К сожалению, нет публичного обсуждения этой важной темы, в котором были бы представлены все точки зрения.

— Помощь, о выделении которой говорилось на официальном сайте foreignassistance.gov, будет ли как-то пересекаться с той помощью, которую планируется оказывать в рамках Акта о демократии в Беларуси, находящемся сейчас на рассмотрении Конгресса США?

— Это две разные вещи. В США существует разделение властей. И все вопросы по Акту о демократии я бы рекомендовал задавать непосредственно членам Конгресса. Но могу заверить, что интерес в Конгрессе к ситуации в Беларуси как никогда высок. Это продемонстрировал недавний визит сенатора Дурбина, который встретился с семьями людей, которые находятся в заключении в связи с делом о массовых беспорядках. Комиссия по иностранным делам Сената, которая включает в себя высокопоставленных сенаторов (в том числе сенаторов Керри, Лугара, Дурбина), а также сенаторы Маккейн и Либерман следят за ситуацией в Беларуси.

— Давайте перейдем к теме санкций США в отношении Беларуси. 31 января Соединенные Штаты возобновили санкции в отношении предприятий «Лакокраска» и «Полоцк-Стекловолокно». Есть ли у вас данные о том, насколько активно американские компании сотрудничали с этими предприятиями и суммы потерь, которые концерн «Белнефтехим» в целом несет от введенных санкций?

— Мне кажется, что лучший вариант ответа на этот вопрос — это просмотр статистики торговых взаимоотношений между двумя странами за этот период. По данным американского правительства, со времени введения санкций в 2008 году белорусский экспорт на американский рынок упал с почти 1 млрд. 100 млн. долларов до 175 млн. долларов в 2010 году.

— 31 января, объявляя о возобновлении санкций, официальный представитель Госдепартамента США Филип Кроули сообщил, что «США также работают над финансовыми санкциями в отношении ряда лиц и предприятий в Беларуси. Критерием попадания в этот список станет причастность к политическим репрессиям». На каком этапе работа по этому списку? Против каких еще предприятий могут быть применены санкции?

— Я думаю, что очень важно обращать внимание не на то, что будем делать мы, а на то, что происходит здесь, в Беларуси. Потому что наши действия будут реакцией на происходящее здесь. В настоящий момент США призывают к немедленному освобождению всех задержанных и снятию всех обвинений против них. Кроме того, мы также призываем остановить вопиющее преследование представителей гражданского общества, независимых СМИ, юристов, политической оппозиции и членов семей задержанных. Мы также призываем создать возможности для свободного выражения политических взглядов, развития гражданского общества, свободы СМИ — все то, что является обязательствами, взятыми на себя Беларусью в рамках ОБСЕ. И эти стандарты должны соблюдаться, если Беларусь хочет быть ближе к Европе.

— Но если предположить, что ситуация будет развиваться по наихудшему сценарию и фигуранты уголовного дела получать максимальные сроки наказания, какой может быть реакция США?

— Как я уже не раз говорил, наши санкции тесно связаны с ситуацией с демократией и правами человека в Беларуси. 31 января мы ужесточили санкции в ответ на волну репрессий, которая имела место после выборов 19 декабря. Наша политика санкций представляет собой простое математическое уравнение: если в Беларуси будет улучшение ситуации с правами человека, на что мы надеемся, то будет послабление санкций. Если будет ухудшение, санкции усилятся, как мы уже продемонстрировали.

Список лиц, которым запрещен въезд в США, не является открытым документом, потому что по нашему законодательству мы не можем его обнародовать. Но после 19 декабря этот список пополнялся именами людей, которые причастны к репрессиям. И он продолжит пополняться именами тех, кто имеет отношение к так называемым «процессуальным действиям», которые сейчас осуществляются. И мы будем продолжать призывать к немедленному освобождению всех людей, которые были задержаны в связи с событиями 19 декабря и последующими событиями, и снятию с них всех обвинений, будь то белорусы или россияне.

— А этот визовый список насколько идентичен тому списку, который принял Европейский союз 31 января?

— Причина, по которой имена вносятся в наш список и в список ЕС, одна и та же. Но количество имен в нашем списке больше, чем у ЕС. И, как я уже сказал, он будет пополняться именами тех, кто принимает участие в преследованиях.

— А можно уточнить, не называя имен, именно количество тех людей, которые внесены в список?

— Я думаю, что люди, которые причастны к репрессиям, могут сами определить, есть ли их имена в этом списке или нет.

— Накануне 31 января высказывались мнения, что ЕС последует примеру США и введет экономические санкции в отношении концерна «Белнефтехим». Разочарованы ли США тем, что этого не произошло?

— Я хочу подчеркнуть, что США и ЕС всегда тесно сотрудничали, а после событий 19 декабря мы стали еще более тесно координировать свои действия, что можно увидеть в наших совместных заявлениях.

Суть вопроса — в происходящем в Беларуси. И США, и ЕС отреагировали на это. Но США — отдельная страна, а ЕС — это союз многих стран, и процессы принятия решения у нас отличаются. Нужно смотреть в первую очередь на причины, которые вызывают к жизни те или иные решения со стороны мирового сообщества.

Все наши заявления были предельно ясными и четко говорят о том, чего мы ожидаем — это немедленное освобождение всех задержанных и снятие с них обвинений. Я бы хотел подчеркнуть, что в совместном заявлении, сделанном министром иностранных дел Мартыновым и госсекретарем Клинтон, белорусское правительство признало, что Беларуси необходим прогресс в сфере демократии и прав человека. И именно правительство Беларуси приняло решение двигаться в обратном направлении, несмотря на взятые на себя обязательства.

— Ведутся ли какие-то переговоры по восстановлению численности штата посольств — американского здесь и белорусского в Вашингтоне?

— Важно подчеркнуть, что это было одностороннее действие, которое предприняла Беларусь в 2008 году, когда потребовала сократить количество американских дипломатов в Минске с 35 до 5 сотрудников. Мы не считаем, что должны быть какие-то ограничения по количеству дипломатов ни в нашем посольстве в Минске, ни в белорусском — в Вашингтоне. Изменится ли эта ситуация, лучше спросить у белорусского правительства.

Но я хотел бы подчеркнуть, что мы не будем торговать принципами, которые касаются права белорусов жить в демократическом обществе, где соблюдаются права человека, взамен на увеличение американских сотрудников в нашем посольстве. Я думаю, что мы более чем ясно говорили про это все последние три года. Никаких секретных переговоров мы не ведем. Обе стороны не выиграли от сокращения дипломатов, но мы в любом случае не пойдем на какие-то сделки ради увеличения штата посольства.