Другие материалы рубрики «Происшествия»

  1. Каких бед натворил шторм в стране в пятницу (фото, видео)
    В пятницу вечером, 17 июня, по юго-западным регионам Беларуси прошелся шторм — стихия бушевала в Брестской и Гродненской областях в течение нескольких часов.
  2. Три смерти из-за ревности. Как произошло страшное убийство в Сморгонском районе
    Живописная и спокойная деревня меньше всего ассоциируется с криминалом. Но именно здесь в ночь с 11 на 12 июня местный житель зарезал троих односельчан.


Происшествия

Бывшая жена дважды приговоренного к расстрелу: «В суде Генка геройствовал и брал вину на себя»


5 января житель Вилейки Геннадий Яковицкий судом Минской области был приговорен к смертной казни — мужчина признан виновным в жестоком убийстве сожительницы. Это дело особенное не только тем, что суд избрал наивысшую меру наказания. В 1989 году Яковицкий уже был приговорен к смертной казни, но тогда Верховный суд заменил расстрел на 15 лет лишения свободы.

Бывшая жена обвиняемого Наталья Буланова рассказала Naviny.by, за что именно был осужден Геннадий, как он вел себя в суде, когда огласили смертный приговор, и почему она собирается снова выйти за него замуж.

Наталья Буланова

Геннадий Яковицкий родился в 1967 году в Грузии. Там служил его отец, военный летчик-испытатель. Мать работала медсестрой. Потом семья переехала в Беларусь, на родину отца.

Первый раз Геннадий был осужден в 17 лет — вместе с приятелем забрал бутылку вина у подвыпившего прохожего. Милиция нашла злоумышленников очень быстро. Яковицкий тогда был осужден на три года лишения свободы.

С Натальей он встретился через год после освобождения. Ей было всего 16, ему — 21.

«Генка — человек сложный, но интересный, — говорит его бывшая жена. — Я забеременела, мы расписались. Дочке было всего два месяца, когда его приговорили к смертной казни».

Это было в 1989 году. Геннадий работал электриком в вилейском Доме культуры. «Был конфликт. Генка ударил коллегу, Славика, а друг его, который весил килограмм 120, упал сверху, задавил просто. Вот такое убийство», — вспоминает Наталья.

Через несколько дней после этого Геннадий оказался причастным к еще одному страшному преступлению. В Минске была изнасилована и жестоко убита девушка. Ее тело нашли в лесу.

«Генка мой сидел на балконе, играл на гитаре. Компания гуляла, выпивала… Он слышал, конечно, что в квартире происходит, но не влазил. Потом вместе со всеми поехал в лес, тоже бросал ветки, когда тело прятали. Он не убивал, но был соучастником, — рассказывает бывшая супруга Яковицкого. — Его быстро взяли, буквально через несколько дней уже по радио передали. В суде он геройствовал. Всё брал на себя. Вот ему и дали смертную казнь».

В Верховном суде приговор пересмотрели, расстрел заменили на 15 лет лишения свободы. В те времена это был максимальный срок заключения. Сейчас в Беларуси за убийство при отягчающих обстоятельствах предусмотрено наказание до 25 лет лишения свободы, пожизненное заключение или смертная казнь.

В 1990 году Наталья и Геннадий развелись: «Понимаете, мне было всего 17 лет, а у него срок — 15 лет. Нужно было устраивать свою жизнь».

Несмотря на развод, Наталья вместе с дочерью регулярно приезжала в колонию к Яковицкому, отправляла ему передачи. Отношения между бывшими супругами оставались дружескими. Они даже сходились на некоторое время после того, как Геннадий вышел на свободу. Именно Наталья познакомила его с будущей гражданской женой, от которой у него родился сын.

По иронии судьбы бывшая жена живет на первом этаже, убитый Яковицким Славик жил на третьем этаже, а вторая жена Геннадия — на пятом. Все — в одном подъезде.

Последние два года Геннадий Яковицкий встречался с жительницей Вилейки Татьяной.

«Он приводил ее ко мне знакомиться, — вспоминает Наталья Буланова. — Молодая женщина, привлекательная, но она сильно выпивала. В тот день вообще еле держалась на ногах. Генка человек строгий, сюсюкаться не будет. А она дерзила ему, могла на людях оскорбить. Я еще спрашивала, почему он это терпит. А он отвечал, что Таня сильно изменила его. Думаю, он ее все-таки любил».

Несмотря на это, конфликты между Татьяной и Геннадием случались довольно часто. Алкоголь только подогревал ссоры. Два раза женщина лежала в больнице от побоев, однако писать заявление на возлюбленного отказывалась.

«Он, конечно, мог дать так, что затрещит в голове, — вспоминает бывшая супруга. — Но я ведь тоже не промах, могла и ответить… Что касается спиртного, то раньше он не был алкоголиком. Мог выпить в компании, он гостеприимный человек. Но зона его сильно сломала. На работу, как освободился, устроиться не мог. Последнее время был строителем в Бресте, но там ему практически не платили. По квартире была задолженность и за воду, и за свет, и за газ. Поэтому он жил у своего приятеля, у которого день начинается и заканчивается с бутылкой. Вот и Генка пристрастился к водке».

Убийство Татьяны, которой на тот момент было 35 лет, произошло 29 июля 2015 года в доме того самого приятеля. Компания подобралась из шести человек. Пили два дня. Периодически выходили из дома, чтобы докупить спиртное. Возвращались, выпивали, засыпали и снова по кругу. Свидетелями по делу были участники застолья.

«Они даже на суд пришли подвыпившие, — вспоминает Наталья. — Показания несколько раз меняли. Толком ничего пояснить не могли. «Не помню», «не знаю» — вот такие ответы были. И понятой такой же. Второй понятой в суд так и не явился, служит в армии. Генкины дружки говорили, что был конфликт на почве ревности. Заявили, что когда они уходили, пара спала. Милицию вызвал Геннадий, кстати. Получается, сам на себя».

Сам обвиняемый, по словам бывшей жены, не помнит отчетливо, что произошло в тот день.

«Он мне прислал письмо, где написал: «Признать вину у меня были причины». Какие причины, я не знаю. На суде он опять вроде как геройствовал. Сказал, что многое из слов свидетелей — вранье. А потом заявил, мол, если вы решили, что я виновен, то я это признаю».


Официально

Приговором Минского областного суда от 5 января 2016 года Геннадий Яковицкий, неоднократно судимый, признан виновным в убийстве, совершенном с особой жестокостью лицом. Ранее судим за убийство, уклонение от выплаты алиментов.

На основании п.п. 6 и 16 ч. 2 ст. 139 УК Республики Беларусь назначена исключительная мера наказания — смертная казнь; на основании ч. 3 ст. 174 УК, с применением ч. 2 ст. 65 УК, — наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 10 месяцев.

По совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначено наказание — смертная казнь (расстрел).



У Татьяны осталось двое детей от первого брака. Старшему сыну около 18 лет, младшему — около 13. Опекун просила вынести пожизненное заключение Яковицкому, чтобы он перечислял деньги на счет потерпевших.

Адвокат просил оправдать подзащитного, поскольку в материалах дела нет прямых доказательств вины Геннадия Яковицкого.

«Экспертиза показала, что на теле убитой было более 46 ударов кулаком. Но свидетели в один голос говорят, что они слышали 10-15 ударов. Проблема в том, что они там два дня пили-гудели, никто толком не помнит, кто входил в дом, кто выходил, — рассказывает Буланова. — Один из самых странных фактов, на который не обратило внимание следствие — зеленый свитер в крови Татьяны, который висел на заборе. Ни на одном заседании суда не было ответа, чей этот свитер, откуда он там взялся и почему он там висел. И еще один важный момент, о котором я говорила следователю. Таня встречалась не только с Геной. Он даже дрался за нее с одним человеком. Это был не единичный, а продолжительный конфликт, именно на почве ревности. Почему этого человека не допросили, непонятно».

Смертный приговор Геннадий Яковицкий воспринял спокойно, говорят его родные.

«Он и тогда, и сейчас геройствовал на суде, — отмечает его бывшая супруга. — Вот так связался в 17 лет не пойми с кем — и вся жизнь под откос. Не был он никаким криминальным авторитетом. Это его таким сделали. По Вилейке ходила молва, мол, Яковицкий — важный человек, с ним надо считаться. Но сам он ничего для этого статуса не делал. Он неплохой человек, хотя и очень сложный».

В ближайшее время дочь Геннадия встретится с ним в следственном изоляторе. Яковицкий уже доставлен в минское СИЗО № 1, где сидят все приговоренные к смертной казни.

Приговор пока не вступил в законную силу и может быть обжалован в Верховном суде. Наталья Буланова считает, что ее бывший муж должен быть приговорен к пожизненному заключению. И то ли в шутку, то ли всерьез говорит, что может снова с ним расписаться — статус родственника дает право на встречу.

Андрей Полуда«Дело Яковицкого очень сложное даже для категории «смертных», — говорит координатор кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» Андрей Полуда. — Оно показывает целый ряд проблем в обществе. Прежде всего, домашнего насилия. Мне непонятно, почему правоохранительные органы ничего не предприняли, когда Татьяна была в больнице после побоев, почему уже тогда Геннадий не был привлечен к ответственности. Кроме того, есть проблема с пьянством. В Беларуси большинство убийств совершается в состоянии алкогольного опьянения. Но государство недостаточно работает на профилактику в этом направлении».

Также, отметил Андрей Полуда, дело Яковицкого показывает, что наличие смертной казни в уголовном законодательстве не является сдерживающим фактором. «Человек был в одном шаге от расстрела, он уж точно знал, что грозит за убийство, но это, к сожалению, его не остановило», — подчеркнул правозащитник.

 

Оценить материал:
Средний балл - 3.22 (всего оценок: 9)

Ваш комментарий

Регистрация

В настоящее время комментариев к этому материалу нет.
Вы можете стать первым, разместив свой комментарий в форме слева