«Диалог о модернизации»: капля камень точит

Выданные Беларуси авансы не оправдались. С самого начала официальный Минск сделал очевидный упор на чисто экономические аспекты...

 
7 мая программа Евросоюза «Восточное партнерство» (ВП) отмечала день рождения. Адресованная шести постсоветским государствам — Азербайджану, Армении, Беларуси, Грузии, Молдове и Украине, — она была запущена четыре года назад на саммите в Праге. Что же получилось из этого замысла? Насколько, в частности, попал в точку «Европейский диалог о модернизации с Беларусью»?
 
 
«Восточное партнерство»: структуры созданы, с результатами негусто
 
Организационный этап практически завершен. Почти со всеми партнерами ЕС открыл переговоры на двустороннем уровне по соглашениям об ассоциации, которые, как предполагается, заменят действующие соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) и будут включать в себя соглашения о создании зон свободной торговли (ЗСТ).
 
Cоздано четыре платформы по наиболее актуальным направлениям многостороннего сотрудничества: демократия, управление и стабильность; экономическая интеграция и сближение законодательств; энергетическая безопасность; контакты между людьми.
 
Состоялось два саммита — помимо упомянутого пражского, в 2011 году прошел еще и варшавский, а следующий ожидается в ноябре текущего года в Вильнюсе. Ежегодно проводятся встречи министров иностранных дел.
 
Не без сложностей, но начала свою работу парламентская ассамблея ВП «Евронест». Наконец, достаточно активно действует Форум гражданского общества.
 
А вот о конкретных достижениях говорить пока трудно. Прежде всего, увязла во внутренних проблемах объединенная Европа. Не вполне готовыми к серьезной работе в новом формате оказались и ее партнеры.
 
Так, несмотря на то, что соглашение об ассоциации с Украиной полностью согласовано, его подписание остается под вопросом из-за «дела Юлии Тимошенко». У вырвавшихся было в лидеры Молдовы и Грузии возникли свои сложности, в том числе из-за возрастающей и там опасности отката к авторитаризму. По ряду причин особой активности не проявляет Армения. Еще меньше заинтересован в тесной интеграции с ЕС Азербайджан.
 
 
Авансы Минску не оправдались
 
Но даже на таком не самом благоприятном фоне откровенным аутсайдером остается Беларусь. Из-за несоблюдения в стране демократических норм с ней не действует СПС, не обсуждается выработка нового соглашения и создание ЗСТ. Из-за вопросов к белорусскому парламенту задержалось начало работы «Евронеста». И по сей день в деятельности ассамблеи власти не участвуют. А декабрьские события 2010 года — разгон Площади, аресты оппозиционеров — вообще поставили под угрозу дальнейшее членство Беларуси в ВП.
 
Напомним, что хотя ВП стартовало в период оттепели в отношениях между Беларусью и ЕС, тогдашние еврокомиссар по внешней политике Бенита Ферреро-Вальднер и высокий представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана незадолго до пражского саммита высказывали определенный скептицизм по поводу безусловного включения Беларуси в программу.
 
Действительно, выданные стране авансы не оправдались. С самого начала официальный Минск сделал очевидный упор на чисто экономические аспекты сотрудничества, и та же позиция сохраняется по сей день. На недавней встрече министров иностранных дел Вышеградской группы и ВП в Кракове это в очередной раз подчеркнула заместитель главы белорусского МИД Елена Купчина.
 
Что же касается отношения властей к теме демократии и прав человека, то, пожалуй, наиболее откровенно его продемонстрировал в 2010 году тогдашний глава внешнеполитического ведомства Сергей Мартынов в интервью польскому радио: «В сотрудничестве Беларуси и Европейского союза заинтересованы обе стороны, а потому Беларусь не намерена выполнять какие-либо предварительные условия ЕС в развитии такого сотрудничества, в том числе по повышению уровня демократии в стране».
 
 
Прогресс откладывается до лучших времен?
 
Одним из последствий негативной реакции ЕС на брутальные действия властей после президентских выборов стало фактическое замораживание взаимодействия с Беларусью в рамках ВП. С белорусской же стороны готовности сдвинуть ситуацию с мертвой точки и вовсе не проявлялось.
 
Тем не менее, Брюссель не оставил попыток направить страну на европейский путь развития. Год назад, в надежде на постепенную нормализацию как отношений с ней, так и внутриполитического положения, ЕС выдвинул идею «Европейского диалога о модернизации с Беларусью» (ЕДМ).
 
Суть идеи состояла в расширении консультаций с широкими слоями белорусского общества, чтобы при помощи экспертов из ЕС разрабатывать пути реформ.
 
Ожидалось, что к процессу с белорусской стороны подключатся и государственные специалисты, но власть поначалу отвергла всю инициативу. Позже, впрочем, Минск свой подход пересмотрел. Теперь он хочет, по словам аналитика Белорусского института стратегических исследований Дениса Мельянцова, «чтобы Европа разговаривала исключительно с белорусским правительством и помогала в модернизации тех отраслей, которые определит государство. Гражданскому обществу в этом варианте отводится маргинальная роль, а оппозиции вообще места нет».
 
ЕС, конечно, мог бы осуществлять взаимодействие с властями и независимым сообществом параллельно, однако и это не даст ни малейшей уверенности в успехе. Прошедшие четыре года совершенно ясно показали: нынешний режим ни при каких обстоятельствах реальное движение в Европу не начнет.
 
В таких условиях единственный смысл любых начинаний, подобных ЕДМ, может заключаться лишь в удержании страны от окончательного сползания в Евразию.