Лукашенко во многом становится заложником своего триумфа

Итак, Александр Лукашенко победил с результатом, который не сулили даже самые грубые льстецы.
В ближайшие дни, конечно, будут бушевать страсти вокруг нарушений. Эмоции проигравшей стороны понятны, однако малопродуктивны.

Да, режим вел себя не по-джентельменски. Ошибки же его противников налицо. Не надо было, например, так увлекаться в прежние годы всяческими бойкотами, ожидая неких стерильных условий. В итоге так и не накачали организационные мускулы. С трудом и большими потерями прошли даже этап сбора подписей за выдвижение альтернативных кандидатов.

И вторая, даже первая по непростительности, ошибка: слишком долго и мучительно "рожали" единого кандидата. Что раздробило силы, почти не оставило времени на раскрутку, ослабило поддержку из-за пределов страны. Определенные силы на Западе и в России просто не знали, на кого ставить.

В итоге даже члены политсовета штаба Гончарика (в частности философ и публицист Вячеслав Оргиш) на пресс-конференции 4 сентября посыпали голову пеплом. Да, мол, Москва не помогла так, как ожидалось, но и мы, оппозиционеры, хороши - тянули резину до невозможности…

Сам Владимир Гончарик 9 сентября, беседуя с прессой на избирательном участке, признал, что Кремль фактически поддержал Лукашенко. В сердцах оппозиционный кандидат добавил: "Это огромная ошибка. Россия всегда отличалась неуклюжестью своей политики".

Понимая чувства кандидата, стоит, однако, заметить, что Москва руководствовалась прагматичным расчетом, а не платонической любовью к росткам демократии в соседней стране.

Конечно, российский фактор тоже сыграл свою роль в поражении противников Лукашенко. В решающий период перед выборами московские телеканалы заметно поубавили внимания к белорусской оппозиции. Зато официальный минский лидер стал фигурировать чаще и в более благоприятном свете. С одной стороны, была команда придержать убийственный (в прямом смысле) компромат на белорусскую властную верхушку (о чем заявил, в частности, 30 августа руководитель отдела специальных информационных проектов ОРТ, выходец из Беларуси Павел Шеремет). С другой стороны, злые языки говорят, что официальный Минск вбухал сумасшедшие деньги в организацию пиара через российские масс-медиа.

Ну, а уж что касается своих рупоров, тут и говорить нечего. Даже Центральная комиссия по выборам не смогла закрыть глаза на факт бесплатного вброса в ящики избирателей отпечатанного колоссальным тиражом номера "Советской Белоруссии" за 5 сентября. Там, как вы знаете, повторили программу Лукашенко и вдобавок целый разворот посвятили разоблачению оппозиции, которая-де под руководством западных спецслужб тщится провернуть коварный план свержения нынешней власти - операцию "Белый аист". Но факт "опыления" страны этим номером Центризбирком пообещал рассмотреть только после выборов… Победителей же не судят.

Вообще же власть, можно сказать, подавила противников массой пиара. Отнюдь не изысканная, но всепроникающая, как чернобыльская радиация, официальная пропаганда сделала свое дело.

Если брать тот скандальный номер "Советской Белоруссии" - вряд ли у массового избирателя было время и желание проштудировать две полосы "разоблачительного" текста (отнюдь не сильного, если анализировать со знанием дела). Но хлесткая шапка насчет тайной операции вражеских сил отпечаталась в мозгу. Несомненно, оставило свой след и творчество одиозных публицистов в других государственных газетах, и постоянное кликушество ведущих белорусского телевидения.

Возможности оппозиции агитировать за своего кандидата и опровергать клевету были несоизмеримо скромнее. Другое дело, что режим так и не смог представить сильную конструктивную идею, если не считать воспевания убогой стабильности в полунищете. Сказка про "Белого аиста", этот апофеоз предвыборного пиара властей - не что иное, как банальное создание образа врага.

Лукашенко, кстати, если брать соотношение рейтингов, вполне мог выиграть и без явных безобразий. Но такова уж созданная им система, что может работать только топорно, по-колхозному. Споры о масштабах избирательных нарушений еще будут бушевать, как это было и после парламентских выборов прошлой осенью. И так же стороны останутся при своих мнениях. Абсолютную истину установить, пожалуй, невозможно. Многое покрыто мраком, в частности потому, что власти удалось-таки серьезно повредить систему независимого наблюдения. В том числе - придушить, скомкать параллельный подсчет голосов.

Естественно, оппозиция сочтет выборы полностью сфальсифицированными (что уже звучит в заявлениях ее лидеров начиная с единого кандидата). Власти же, возможно, соизволят великодушно признать отдельные мелкие фолы, никак, мол, не повлиявшие на счет игры.

Впрочем, вопрос еще и в критериях. Лукашенко не раз откровенно заявлял, что рассчитывает на административный ресурс, поддержку "вертикали". Это вполне укладывается в рамки его политического менталитета.

На сегодняшний день очевидно, что вождь нации цинично использовал первобытное право сильного. И еще - такие же патриархальные, архаичные пласты в массовом сознании. Его электорат голосовал за убогую, но гарантированную кормушку. За власть, которая избавляет от мучений выбора, от риска самостоятельного созидания, от той ответственности, которой всегда чревата свобода.

Борьба с химерами массового сознания - пожалуй, наитруднейшая задача прогрессивных сил Беларуси. Режим будет сломан, когда достигнет критической массы число тех, кто по капле выдавил из себя раба.

Ну а пока всех волнуют ближайшие перспективы.

Один из популярных прогнозов - сейчас Он всем задаст по первое число.

Действительно, перед выборами этот кандидат щедро расточал угрозы - то глухие, а то и неприкрытые - всем категориям своих врагов. Погодите, мол, вот только завоюю второй срок, тогда уж со всеми разберусь. В частности, обещал почистить ряды российских телевизионных собкоров, пошерстить местную оппозиционную прессу. Апофеозом же стало предвыборное обещание выдворить главу миссии ОБСЕ посла Вика.

Рискнем, однако, предположить, что суровых репрессий не будет. Ни против своей оппозиции, ни против иностранцев. Зачем теперь, когда дело в шляпе, сжигать последние мосты в отношениях с Западом и раздражать Кремль, не желающий краснеть за неотесанного партнера перед тем же Западом?

Лукашенко косвенно дал понять, что "подобрел", когда общался с журналистами 9 сентября на избирательном участке в Минске. По его словам, после президентских выборов отношения Беларуси с ОБСЕ и Западом "будут нормализоваться семимильными шагами". А его советник Сергей Посохов в ночь на 10-е рыцарски заявил, что охоты на ведьм не предвидится (хотя при этой власти всегда можно угодить под раздачу…).

В целом же, скорее всего, режим попытается функционировать в форме "вялотекущей автократии" (термин белорусского социолога Олега Манаева). То есть, не рискуя идти на тотальную зачистку политического поля, верхи будут всячески сковывать проявления оппозиционности и развитие гражданского общества. Вместе с тем в экономике следует ожидать некоторой либерализации, но под строгим присмотром государственных структур. Для международного сообщества белорусский вопрос может еще довольно надолго зависнуть, как несовершенная компьютерная программа.

А вообще Лукашенко, подчеркнем еще раз, во многом становится заложником своего триумфа. Теперь он отвечает за все. Придется идти на ряд болезненных, непопулярных экономических мер. Труднее будет списывать неудачи на происки врагов. Волей-неволей надо выстраивать диалог с международным сообществом. Наконец, Россия тоже будет держать в узде: мы, мол, не "сдали" в трудную минуту, так уж давай теперь без выкрутасов…

А что же оппозиция? Да, она получила моральный удар, но в принципе - нет худа без добра. В статье, напечатанной 4 сентября московской "Независимой газетой", посол Вик - человек, чуждый эйфории - констатировал: эта избирательная кампания вдохнула новые силы в умиравшую белорусскую оппозицию.

Это не комплимент. Президентская кампания создала новую конфигурацию в среде политических противников нынешнего руководства. И эта конструкция представляется более прочной и действенной. В частности, на ключевые позиции вышли опытные организаторы и морально авторитетные фигуры из числа бывшей номенклатуры - Василий Леонов, Михаил Маринич, Александр Ярошук и иже с ними.

Одновременно отсеялась, ушла на задворки толика авантюристов и политических маргиналов. Тех, кто пытался просто "засветиться" Или реанимировать покрытую эмигрантской пылью репутацию. Или просто урвать куш под маркой святой борьбы с режимом.

А борьба - настоящая - конечно, продолжится.

Для оппозиции - впрочем, как и для всей здравомыслящей, активной, либеральной части белорусского общества - жизнь отнюдь не кончается после вердикта госпожи Ермошиной. Напротив, нас ждут еще весьма интересные сюжеты.