Статкевич из-за решетки задает Некляеву неудобные вопросы

Единственный остающийся в тюрьме экс-кандидат в президенты просит другого экс-кандидата объяснить, что за «подстава» случилась 19 декабря...

Новый скандал разгорается в белорусской оппозиции. Экс-кандидат в президенты Николай Статкевич достаточно прозрачно намекает на причастность другого экс-кандиадат Владимира Некляева в «подставе», из-за которой события на Площади после президентских выборов 2010 года пошли совсем по другому сценарию.

Версий того, кто из кандидатов и что планировал на вечер 19 декабря, было озвучено уже немало. Но в единую картинку они никак не складываются. Николай Статкевич — пожалуй, единственный из экс-кандидатов, кто по этой теме предметно не высказывался. И на то у него есть основания. Статкевич по-прежнему сидит, тогда как остальных своих конкурентов, взятых за Площадь, Лукашенко уже отпустил.

Но вот спустя два года после тех трагических событий решил высказаться и политзаключенный Статкевич — в письме своей супруге. Но фактически Статкевич обращается к Некляеву и буквально прямым текстом просит того объяснить, что за «подстава» случилась 19 декабря.

При этом Статкевич «никого не обвиняет и не строит конспиралогических версий».

Копия оригинала письма опубликована на сайте statkevich.org. Если коротко, то суть его следующая.

За день до президентских выборов Статкевич и Некляев договорились встретиться. При этом Статкевич от офиса кампании «Говори правду» в качестве места встречи отказался, так как опасался, что за офисом следят и его могут превентивно задержать. Однако 19 декабря в другом условленном месте Некляев не появился, а прислал лишь своего водителя, который, ничего не объясняя Статкевичу, отвез того в офис на Немигу. Статкевичу ничего не оставалось, как выдвигаться на Октябрьскую площадь в одной колонне с некляевцами. Что случилось с колонной на ул. Коллекторной — всем хорошо известно.

При этом Статкевич не думает, что нападение «делалось конкретно на меня или на какого-то еще». «Солдаты, которые нападают в темноте, с фотографией не сверяют. Больше всех от них достается тому, кто оказался в «зоне конфликта» — в месте соприкосновения с кордоном. А я шел с Прокопьевичем впереди», — написал Статкевич.

Однако политик считает, что «все это могло привести или привело к существенным негативным последствиям во время мероприятия». В частности, Статкевич описывает свои мытарства на Октябрьской площади, когда из-за плохого самочувствия после нападения и проблем со звукоусиливающей аппаратурой его выступление и его призывы были неправильно восприняты.

Кроме того, в своем письме Статкевич утверждает, ссылаясь на материалы собственного уголовного дела, что некоторые из оппозиционных кандидатов в президенты за несколько дней до планируемого митинга обращались к представителям милиции с требованием его превентивного ареста. Однако имен этих кандидатов Статкевич не называет.

В комментарии БелаПАН Владимир Некляев заявил, что все объяснения с Николаем Статкевичем о событиях 19 декабря 2010 года возможны только после его освобождения.

По объективным причинам коммуникация между ним и Статкевичем в настоящее время затруднена, отметил Некляев.

«Как следует из письма Статкевича жене, из полутора десятков писем, которые я ему написал, он получил только одно, — сказал Некляев. — При такой «коммуникации» всерьез говорить о том, что произошло на улице Коллекторной, что случилось на площади, как и что обнаружилось во время следствия с называнием конкретных фактов и конкретных людей, было бы несерьезно. Это был бы разговор не столько со Статкевичем, сколько с тюремным цензором и спецслужбами. Говорить об этом я смогу с ним только тогда, когда мы сможем встретиться лично. Надеюсь, что это произойдет в скором будущем».

По поводу изменений планов прихода на площадь Некляев отметил, что первоначальный план был изменен.

«Первоначально мы со Статкевичем должны были прийти на площадь вдвоем. Туда же должна была тайно приехать радиоаппаратура, которая находилась не в микроавтобусе, припаркованном возле нашего офиса, а в другом — который барражировал по городу, — сказал Некляев. — Но этот второй микроавтобус был выслежен, и около 13.00 19 декабря аппаратура была изъята. Поэтому остался только микроавтобус возле офиса «Говори правду!», только на нем можно было доставить радиоаппаратуру».

По словам Некляева, в два часа дня, находясь на избирательном участке, он призвал всех журналистов, наблюдателей, активистов оппозиции прийти к 19.00 к офису «Говори правду!» для того, чтобы сопровождать этот микроавтобус на площадь. «Вот по этой причине был изменен план, и по этой причине мы со Статкевичем шли от офиса», — подчеркнул он.